Опубликовано: 19700

Вы удивитесь, какие смертные приговоры приводили в исполнение в Казахстане до их отмены

Вы удивитесь, какие смертные приговоры приводили в исполнение в Казахстане до их отмены Фото - theopenasia.net

Юрист и автор книги о самых громких преступлениях в Казахстане рассказали о смертной казни в нашей стране.

Медиа-портал Сaravan.kz разобрался в самых резонансных делах в истории смертной казни на территории Казахстана.

23 сентября постоянный представитель Казахстана при ООН подписал документ, который предусматривает отмену смертной казни. Таким образом, мораторий уступит место полноценной замене, и казахстанских преступников больше не смогут приговорить к расстрелу в гипотетическом будущем, когда мораторий могли бы снять. Последний приговор привели в исполнение в отношении 12 человек в 2003 году. С начала независимости Казахстана до 2004 года исполнили пятьсот тридцать шесть приговоров. 

Мы решили разобраться в том, какой след оставила смертная казнь в истории Казахстана, и обратились к юристу Ануару ЖУМАНОВУ, который также хорошо подкован в этой области.

- Смертная казнь в Казахстане была издревле. Но если брать традиционное казахское право или те же «Жеті Жарғы», то там предусмотрели замену выплатой штрафа. Человек мог откупиться, если это считалось справедливым. Наказание не носило характера возмездия, оно было прагматичным. Если считалось, что выгоднее будет, чтобы вред компенсировали скотом, то так и делали. Смертная казнь применялась либо в исключительных случаях, либо когда не было возможности выбрать альтернативный вариант. Но по мере того, как Казахстан стал встраиваться в систему российского права, это менялось. Когда Российская империя стала захватывать земли, то царская администрация не сильно стремилась к изменению обычаев казахского права, но с наступлением 1917 года начались ужесточения наказания. Есть годы красного террора: в 1918-1922 годах вообще не считали, кто сколько расстрелял, и белые, и красные применяли смертную казнь. Потом был второй период со сталинскими репрессиями. В 1937-1938 годах, которые считаются временем массового террора, в Казахстане осудили сто тысяч человек по пятьдесят восьмой статье, то есть политических преступников. Из них расстреляли двадцать пять тысяч, и это за два года.

С одной стороны, расстреляли тех людей, которые представляли партию «Алаш», то есть Алихана Бокейханова, Ахмета Байтурсынова, которые стояли у истоков прототипа казахской государственности. Но интересно, что одновременно с ними в годы сталинских репрессий погибли и те люди, которые в политическом поле были их формальными противниками. Если взять, например, Сакена Сейфуллина, то они с Байтурсыновым и Бокейхановым относились к разным идеологиям. У них была алашордынская, а Сейфуллин сначала пытался создать собственную партию социалистической направленности, а потом примкнул к большевикам. Вместе с ними расстреляли и цвет интеллигенции: там и Санжар Асфендияров, и Беимбет Майлин, и Магжан Жумабаев, то есть те люди, которые пытались каким-то образом продвигать национальную культуру в Казахстане, - пояснил Ануар.

После этого периода более известными становились смертные казни уже не политических преступников, а уголовных. Мы выбрали несколько наиболее примечательных дел, и два из них произошли уже в годы независимости.

Алматинский Чикатило

Валерий Девятьяров совершил тридцать три изнасилования, которые известны полиции. Однажды он даже сперва убил, а уже потом изнасиловал. Впрочем, ко многим своим жертвам он периодически проявлял некоторую мягкость: стелил на землю пальто, чтобы было не холодно, избивал не сильно, мог проводить до дома, иногда отпускал из жалости или из-за дававшего о себе знать полового бессилия.

В издании Экспресс К писали: «Оперативники решили ловить маньяка «на живца». В роли «подсадных уток» выступили практически все женщины-милиционеры. Каждую из них страховал сотрудник уголовного розыска. Проходили месяцы, но насильник словно почувствовал, что на него организована охота. Позже выяснилось, что Девятьяров действительно знал об облаве: его дядя работал в УВД». В итоге затея не увенчалась успехом, но маньяка всё равно поймали во время весеннего обострения. Девятьярову не повезло: на крик жертвы прибежал сотрудник органов. Маньяк признался во всех преступлениях, об остальном рассказал его дневник. Насильник подробно описывал все случаи вплоть до места, времени, имён и адресов. Стражи порядка узнали оттуда много нового. Суд длился несколько недель, Девятьярова признали вменяемым. 29 августа 1968 года ему назначили высшую меру наказания – расстрел.

Маньяк в КазГУ

В 1992 году Иван Манджиков насиловал и убивал студенток на территории КазГУ. Он убил трёх, изнасиловал больше. Между вторым и третьим случаем с летальным исходом его задержали, но произошла следственная ошибка. Судебно-медицинский эксперт ошибся насчёт группы крови Манджикова, и его выпустили, а вскоре маньяк изнасиловал и убил третью девушку.

Насильник попался, когда почему-то не побоялся напасть не на одинокую девушку, а на пару влюблённых на речке Весновке. Он напал на парня и ударил его ножом, а после этого сказал девушке раздеваться, но помешали люди, которые оказались поблизости, – Манджиков сбежал. Удалось поймать его, потому что девушка запомнила лицо и дала показания. Смертную казнь привели в исполнение в 1993 году. 

Первое заказное убийство в истории современного Казахстана

В 1993 году произошло убийство алматинского бизнесмена Иосифа Мильграма. Его убил киллер, который был одним из лучших офицеров в Советском Союзе и прошёл все горячие точки. Его звали Закир Салахутдинов, он совершил убийство по заказу бывшего партнёра Мильграма, расстрелял в подъезде и скрылся.

У киллера была интересная и трагичная судьба. Молодой офицер, который дослужился до майора, был вынужден вернуться к мирной жизни после армии. Попытался заниматься бизнесом в начале девяностых, но нарвался на рэкетиров, которые вымогали у него деньги. Они избили на его глазах беременную жену, пожилую мать и брата. Салахутдинову пришлось защищаться, и он убил двух рэкетиров. Его посадили на одиннадцать лет, но мужчина сбежал, и дальше всё пошло по наклонной. Бывший военный инкогнито путешествовал по всему Союзу вместе с женой, в Алматы познакомился и сдружился с партнёром Мильграма. Тот уговорил его выполнить заказ, и после этого Салахутдинов стал влиятельным преступником, собрал банду и грабил квартиры и дома состоятельных алматинцев.

Спустя шесть лет полицейские случайно задержали его под чужим именем, и только потом поняли, что он исполнитель убийства Мильграма. Его приговорили к высшей мере в 1997 году и расстреляли. 

Одно из последних дел перед мораторием

Одним из последних дел, за которое казахстанцев отправили на смертную казнь, было дело братьев Акпаевых: они убили таможенника Шынтасова в Кордайском районе. Преступление совершили в конце девяностых, старшему брату Эрнесту Акпаеву вынесли приговор в 1998 году. Он был заказчиком преступления, а киллером – Юрий Шалкунов. Обоих приговорили к расстрелу. Младший брат Ербол Акпаев подался в бега, но в 1999 году его задержали в одном из ночных клубов Алматы. Пока братья сидели в тюрьме, они пытались защищаться рьяно и серьёзно, подключали связи, писали обращения: к зарубежным правозащитным организациям, к Президенту, но получили от него отказ в ходатайстве о помиловании. В 2000 году суд приговорил Ербола к расстрелу, его привели в исполнение в конце года.

Журналист и автор книги «Вне протокола. Тайны громких преступлений в Казахстане» Аскар ДЖАЛДИНОВ высказался по поводу смертной казни:

- Повезло знаменитым алматинским людоедам - «санитарам», которые работали в психиатрической лечебнице, а потом стали убивать проституток. Насколько я помню, Вершинин с Турчининовым до сих пор сидят в зоне «Чёрный беркут» на пожизненном. А так им грозила высшая мера.

- Что вы думаете о людях, которые приводили такие приговоры в исполнение?

- Есть отдельные офицеры в уголовно-исполнительной системе, которым поручается эта работа. Я лично не знаком с палачами, а даже если бы был, то вряд ли кто-то бы рассказывал подробности своей работы. Даже палачи, которые исполняют волю закона, наверное, не спят спокойно. Это ужасная работа, не дай бог стать таким человеком. Лишить жизни не так-то просто, даже не всякий отъявленный бандит на это способен. Я много общался с психологами, с полицейскими, даже с бандитами – всё не просто так. Конечно, в состоянии аффекта можно сделать всё что угодно: около тридцати процентов преступлений совершается именно так. А те, кто способен убивать хладнокровно, наверняка имеют какое-то психическое отклонение.

- На ваш взгляд, как повлияет полный отказ от смертной казни на Казахстан?

- Насчёт имиджа Казахстана в глазах мировой общественности небольшой плюсик, наверное, возникнет. Что же касается ситуации внутри страны, то в обществе всегда идёт всплеск преступлений, когда законодательство слишком гуманизируется, а также когда в стране серьёзные экономические проблемы. Люди теряют источник заработка, и это толкает их к незаконным действиям. В нынешней ситуации, когда из-за пандемии Казахстан и так сильно потерял в экономике и теряются рабочие места, на мой взгляд, не совсем верно полностью отменять смертную казнь. Мы не такая демократически и социально развитая страна, чтобы идти на подобные шаги. И я ожидаю чего-то очень плохого. Это может не проявиться прямо сейчас, но в ближайшие несколько лет мы это почувствуем, я в этом уверен.

Напомним, в 2016 году Руслан Кулекбаев получил первый за десять лет приговор о смертной казни.

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи