Опубликовано: 1500

Вся надежда на природу: рост цен на удобрения, ГСМ может спровоцировать рост цен на продукты питания в будущем году

Вся надежда на природу: рост цен на удобрения, ГСМ может спровоцировать рост цен на продукты питания в будущем году Фото - Тахир САСЫКОВ

Вся надежда остается на природу, считает официальный представитель Зернового союза Казахстана Евгений КАРАБАНОВ.

– Мы видим подорожание дизельного топлива. Если весной солярка стоила 179 тенге, то сейчас – 260 за литр. Уже сейчас производители средств защиты растений говорят, что группа препаратов гербицидов сплошного действия, та, которая у нас активно применяется в качестве предпосевной обработки для уничтожения сорной растительности и сокращения механической обработки почвы, чтобы не высушивать ее – это для нас крайне принципиально, – выросла в цене в 2 раза. Если раньше литр такого гербицида, как глифосат, был на уровне 2 100 тенге, то сейчас – 5 тысяч тенге. По группе протравителей повышение будет на 20–30 процентов. По группе защиты растений – на 30–50 процентов. По группе фунгицидов и инсектицидов – от 30 до 70 процентов, – рассказал в интервью “КАРАВАНУ” Евгений Карабанов.

Фактор дефицита

Основной производитель действующих веществ – это Китай. Он поставляет субстанции и мультинациональным компаниям, таким как “Bayer”, “Syngenta”, “BASF”. Здесь рост цен в среднем составит 50–60 процентов.

Выросли в 1,2–2 раза цены на удобрения. Всё это связано с подорожанием энергоресурсов. Часть европейских предприятий – производителей удобрений, попросту закрылась из-за резкого взлета цен на природный газ. Остановлена пятая часть мощностей. Даже с повышением цен на конечную продукцию производство оказывается невыгодным.

Здесь глобальный производитель – снова Китай. Эта страна могла бы перекрыть дефицит.

Но с октября в Поднебесной начался свой локальный энергокризис, и Пекин попросту ввел ограничения на экспорт удобрений, так как без них страна не сможет обеспечить собственный рынок продовольствием в наступающем году.

Более того, в Китае часть заводов вообще перестала производить удобрения. Особенно это касается карбамидной группы. Российские удобрения выросли в цене в 3 раза. В такой ситуации наши поставщики тоже будут подтягивать свои прайсы под спрос. Тем более он просто сумасшедший. Многие предприятия только начали переходить на интенсивные технологии. Есть и фактор дефицита. Притом что мы в Казахстане используем в разы меньше удобрений, чем это научно обосновано.

Тем временем

На цену удобрений может повлиять даже конфликт на белорусско-польской границе. Минск поставляет на мировой рынок 20 процентов калийных соединений. Причем в основном в Европу. Летом 2021 года, когда начались проблемы с удобрениями, ЕС исключил из секционного списка “Беларуськалий” – монополиста РБ по их производству. Инициатором выступили Бельгия и Германии – главные покупатели.

Если сейчас Польше и Литве удастся добиться санкций на главный экспортный товар Беларуси, то дефицит удобрений в Европе увеличится, а это поднимет цены еще выше.

– Дефицит будет глобальный. Для Китая, Европы и юга России использование удобрений критично. Без них получить там более или менее осязаемый урожай сложно. Под них заточена вся технология, используются высокоинтенсивные сорта, – подчеркивает Евгений Карабанов. – Нашим компаниям, которые применяют интенсивные технологии, также будут крайне необходимы удобрения. Это такие, как “Атамекен-Агро”, “Тукым”, “Олжа” и более мелкие участники рынка, где применяются карбамидно-аммиачные смеси. Все те, кто шагает в авангарде, работает на результат.

Применение средств защиты растений и удобрений позволяет сглаживать негативные факторы от погодно-климатических условий, объясняет Евгений Карабанов. Если те, кто работал по упрощенной технологии, получил в этом году 5–6 центнеров с гектара, то хозяйства, работавшие по научно обоснованной технологии, взяли 10–12 центнеров с гектара. То же ТОО “Тукым” в СКО, использующее самую современную технологию, – более 3 тонн на круг. Это очень большая разница, притом что погодно-климатические условия у всех казахстанских зерновиков примерно одинаковые.

Рост, рост, рост

Вырастут затраты по фонду оплаты труда, МРП, а с ними и все связанные налоги, стоимость запасных частей для сельхозтехники. Уже сегодня подорожал семенной материал. Тонна семян в прошлом году стоила 120 тысяч тенге. В этом году самые дешевые семена – уже 180 тысяч. А к весне, как обычно, они подорожают.

В итоге стоимость производства зерна на гектар вырастет на 80–100 процентов. В 2 раза. По оценке Зернового союза, средняя стоимость обработки земли в этом году составляла 70 тысяч тенге на 1 гектар. Это прямые производственные затраты. В будущем сезоне затраты на гектар составят 130–140 тысяч тенге.

– Сегодня тонна пшеницы стоит 120 тысяч тенге – во многом из-за слабого урожая. Если в будущем году сложатся благоприятные условия, которые позволят собрать 15 центнеров с гектара, то себестоимость зерна нивелирует себестоимость обработки гектара за счет урожая, – предполагает представитель Зернового союза. – Но пока предпосылки не очень хорошие. Осеннее накопление влаги минимально. Остается надеяться на хороший снежный покров, который не растает одномоментно. Мы говорим про зерновые и масличные культуры. Основные опасения вызывает именно зерновое производство, потому что в рационе казахстанца продукты, связанные с ним, составляют процентов 70. Это хлеб, крупы, макароны, молочка, мясо, яйцо. Подорожание этой группы больнее ударит по нашим гражданам, чем подорожание свеклы или моркови.

Однако и для производителей овощей год будет тяжелым. Высокие цены на удобрения, средства защиты растений, дизтопливо, запчасти для сельхозтехники ударят и по ним. Поэтому в этой сфере также следует ожидать роста цен.

Справка “Каравана”

В цене яйца корма занимают 70 процентов, в том числе 60 процентов – зерно. В стоимости мяса птицы – 65 процентов. Доля зерновых в цене молока может достигать 30 процентов зимой и 15 процентов летом. В цене говядины хлеб составляет до 40 процентов.

Земля – не завод!

Какой выход? Их несколько.

Ничего не делать и пустить всё на самотек. Это гарантированно приведет к росту цен на продукты питания. Можно опустить руки и не сеяться. Но тут проблем будет еще больше.

– Земля – не завод, который можно закрыть, поставить охрану и уйти. Земля требует постоянного ухода. Без обработки она зарастет, – напоминает Евгений Карабанов. – И, чтобы вернуть ее в оборот, потребуются большие средства: это год надо будет делать пары. А кто будет платить людям, которые работают на земле? Это миллионы казахстанцев. Поэтому не сеяться совсем – такой вариант абсолютно исключен.

Более реально изменить структуру площадей. Сеять больше масличных и меньше зерновых.

Так, например, активно делают в Восточном Казахстане. Дошло до того, что сегодня акимат ВКО не формирует стабфонд зерна, так как свои крестьяне недостаточно производят хлеба. Для структурного маневра надо иметь определенные ресурсы: технологию, технику и семена. Немногим фермерам это по карману.

Можно упростить технологию. Если вместо 10 килограммов удобрений я теперь могу купить только 5, то я не получу в 2 раза меньше урожая. К сожалению. Система так не работает. Это нарушение технологии. Упрощение технологии ведет к увеличению риска неурожая. Но многие, видимо, так и сделают.

И еще: усилить поддержку села со стороны государства.

– Мы провели с МСХ хорошую встречу. Обозначили проблему. Сказали, что необходимо увеличить в связи с подорожанием. Не 70 миллиардов, а до 140 миллиардов тенге кредитов на весенние посевные работы, – рассказал Евгений Карабанов. – Необходимо сохранить форвардный закуп со стороны “Продкорпорации”. Плюс механизм финансирования фермеров весной со стороны потребителей их продукции. Чтобы они имели гарантию возврата вложенных средств в случае неблагоприятных погодных факторов. Мы предложили отработать этот механизм, чтобы дать фермерам возможность максимально использовать заемные средства.

Алматы

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи