Опубликовано: 11649

Современная русская литература в казахских переводах

Современная русская литература в казахских переводах

Из Москвы Казахстан виден как на ладони, казахстанский литературный процесс понимаешь уже иначе - не ощущая, где внутри болит или не болит, а наблюдая извне, внимательно слушая поэтические голоса…

Так картина яснее, понятнее. И ответ на вопрос: "Переводятся ли современные русские авторы на казахский язык?" - тоже. Как фотоснимок из космоса - два явления, уровень взаимовлияния которых относительно невысок: это казахская и русская литературы в Казахстане. Пересекающихся линий между ними немного. Но и совсем не пересекаться они не могут, ведь у них общие источники - мировая литературная классика, мировая современная литература. Казахская и русская литературы могли бы соседствовать намного теснее. Почему ситуация иная? Изоляцию казахской и русской (пришедшей из России и другого русскоязычного мира и той, что рождается в Казахстане) литератур создает ряд причин, разговор о которых может быть отдельным, но, не в последнюю очередь, это малое количество профессиональных переводчиков, в совершенстве владеющих литературными казахским и русским языками. Энтузиасты-одиночки есть, и среди них личности незаурядные. К примеру, алматинец Герольд Бельгер. Родившийся в 1934 году в г. Энгельсе Саратовской области, но ребенком депортированный из Поволжья в казахский аул, Г. Бельгер освоил 3 языка творчества - казахский, русский и немецкий. Трехъязычный автор - плодовитый прозаик, литературный критик, оценивающий сотни новых книг на казахском, русском и немецком языках. И один из самых известных казахстанских переводчиков, причем не только практик, переведший на русский язык, например, романы А. Нурпеисова, но и теоретик перевода, выпустивший в 2005 году книгу "Ода переводу. Литературно-критические статьи, исследования, эссе о проблемах художественного перевода". Другой профессиональный переводчик - Ауэзхан Кодар, отметивший в прошлом году 50-летний юбилей. Литературная периодика называет Кодара "медиумом между мирами" (У. Бахтикиреева). Он глубоко владеет казахским (как родным) и русским (как приобретенным) языками творчества, осмысляя их как системы. Поэт и переводчик, Кодар выплавляет в тигле спаянных в подкорке языков новые смыслы. Как бы "исчерпывая" средства одного языка, Кодар переходит на другой, омолаживая, обновляя себя как поэта. Высочайшего уровня билингвизм позволил Кодару перевести на русский язык многие произведения казахской классики, а также обратиться к переводу на казахский язык русских поэтов, в том числе современных - Иосифа Бродского, Бахыта Кенжеева. Авторов, подобных Г. Бельгеру и А. Кодару, конечно, единицы. Оставим в стороне вопрос неординарного таланта и обозначим назревшую проблему: для перевода современных русских авторов на казахский язык необходим ряд переводчиков, литературно одаренных и в совершенстве владеющих русским и казахским языками. Таких людей в Казахстане сейчас немного. Литературные профессии здесь, как и в целом в СНГ, малопрестижны. Виртуозный труд стал бесплатным или не низко-, а унизительно оплачиваемым. Только подпитывая социальный уровень писателей, критиков, переводчиков, государству можно рассчитывать на подъем культурного потенциала читателей. В Казахстане это начали понимать, и потверждение тому - государственные программы. Важнейшая из них, "Культурное наследие", разработана в соответствии с Посланием Н. Назарбаева народу Казахстана "Основные направления внутренней и внешней политики на 2004 год" и успешно воплощается в жизнь. Роскошество и многообразие выпущенных в рамках программы "Культурное наследие" книг впечатляет. На казахский язык в своих лучших образцах переведены мировая философия (в том числе постмодернизм и новейшие философские веяния), психология, литература (большей частью зарубежная). Великолепие человеческой мысли бытует в литых, строгих томах с золотым тиснением "Культурное наследие". Книги распространяются по библиотекам, высшим и средним учебным заведениям. Электронные версии книг можно найти на портале http://www.kazneb.kz. Логотип с буквой "N", продольно украшенной лавром, обозначает серию книг с произведениями лауреатов Нобелевской премии (Астана, издательство "Аударма"), переведенными на казахский язык. В рамках "Культурного наследия" в томе "Русская поэзия. XX век" (Астана: Аударма, 2007, 665 с.) на казахском языке из близких нам по времени поэтов представлены А. Тарковский, И. Бродский, из ныне живущих - А. Вознесенский, Е. Евтушенко (в переводах А. Шаяхмета, А. Абилтая, Ж. Нажимеденова, Ф. Унгарсыновой, Т. Молдагалиева). Есть и другие издательские программы. В сериях "Мировая литература" (Алматы, "Жалын"), "Мировая детская литература" (Алматы, "Балауса") на казахском языке, в основном, выходит русская и зарубежная классика, а также зарубежная современная литература. В сериях "Библиотека журнала "AMANAT". Поэзия XXI века" и "Библиотека журнала "AMANAT". Проза XXI века" - пока небольшой процент книг в казахских переводах, и, в основном, это переводы зарубежных авторов. Казахскоязычный читатель легко найдет на родном языке произведения Гюго, Байрона, Бальзака, Ремарка, Кобо Абэ, Гамсуна, Петефи, Пушкина, Лермонтова, Л. Толстого, Куприна, Цветаеву, Есенина… Взяв в руки тома "Культурного наследия" "Философия XX века" и "Постмодернистская философия", читатель-казах ознакомится с конструктивными системами Бердяева, Ясперса, Тойнби, Ортега-и-Гассета, Кроче и с деконструкцией Дерриды, Фуко, Лиотара, Барта, Эко, Делеза. В Казахстане появилась также тенденция издания книг, где один текст, чаще учебный, дан на 3 языках - казахском, русском, английском. Современные русскоязычные произведения в казахских переводах встречаются крайне редко. К примеру, в серии "Библиотека подростка" (Алматы, "Арда") на казахском языке представлен роман Ч. Айтматова "Тавро Кассандры". Отдельные переводы русскоязычных авторов конца XX - начала XXI вв. на казахский язык выходят вне серий - к примеру, "Пегий пес, бегущий краем моря" того же Ч. Айтматова (Алматы, "Атамура", 2004). В 3-томном собрании произведений Ф. Унгарсыновой первые два тома занимают ее оригинальные произведения, а третий том - переводы, в том числе перевод повести В. Распутина "Уроки французского". В Астане выходит литературно-художественный и публицистический журнал на казахском языке "Мировая литература", который знакомит казахскоязычного читателя с переводами произведений классиков и современников. Этот журнал, как и казахстанский русскоязычный журнал Международного клуба Абая "AMANAT", - издание литературы народов мира: каждый из номеров представляет словесность того или иного народа. Уже увидели свет немецкий, французский, латиноамериканский, армянский, украинский номера "Мировой литературы". На обложке дается портрет писателя - национального литературного достояния, выполненный в свое время художником этой же национальности. В 3 номере за 2008 г. в журнале "Мировая литература" можно обнаружить переводы на казахский язык стихотворений А. Тарковского и И. Бродского в переводах А. Абилтая и А. Шаяхмета. Переводы отдельных современных русских произведений (стихи И. Бродского, Б. Кенжеева в переложении А. Кодара) можно прочитать в журнале "Тамыр". Однако в других казахско- и русско-казахскоязычных журналах в основном представлена зарубежная и русская классика: в журнале "Тан-шолпан" - в рубрике "Зарубежная литература", в "Жалын" - "Мировая классическая литература", "Лидеры века", "Жулдыз" - "Мировая литература". Судя по этой фактографии, на казахский язык переводятся в основном те произведения, которые устоялись в читательском сознании как "классика" или "живая классика". Но произведения современных русских авторов на казахском языке, безусловно, пока представлены скудно. Могут ли казахстанские читатели читать эти тексты на русском языке? На сегодняшний день, в большинстве своем, - да. В то же время нельзя отрицать две тенденции: 1. Казахстанские жители сельских областей, а также городские и сельские жители отдельных южных регионов вне зависимости от возраста всегда тяготели к использованию казахского языка и мышлению на нем. 2. В независимом Казахстане правомерно формируется тип казахскоязычного читателя, который можно наблюдать на примере молодежи 17-20 лет, воспитанной уже в годы суверенитета республики. Я была живым свидетелем этих отчетливых тенденций, до тридцати пяти лет проживая в Казахстане и в течение тринадцати лет работая в Карагандинском государственном университете им. Е.А. Букетова (в том числе, читая на русском языке лекции по истории русской литературы в казахских группах). Процесс обретения родного языка титульной нацией, безусловно, вызывает только приветствие и должен поощряться правительством. Важно изменить ситуацию в области перевода, иначе одним из последствий этого процесса может стать трансформация круга чтения. Живой русский литературный процесс (по терминологии С. Чупринина, литература включает в себя "качественную литературу", мидл-литературу и масс-культ) в своей полноте ускользает от казахскоязычного читателя. Вопрос о необходимости освоения читательской публикой всего диапазона литературы оставим спорным. Наиболее острая проблема - перевод новой "качественной литературы". Казахскоязычный читатель имеет право читать на родном языке Ф. Искандера, В. Аксенова, О. Чухонцева, Т. Кибирова, А. Парщикова и других писателей первого ряда. Это первоочередная задача переводчиков. Встает и другой вопрос: в отличие от Европы и Америки, в Казахстане не переводят на язык титульной нации русскую мидл-литературу. Значит, русская словесность в своих отдельных жанрах и стилевых моделях (а это наиболее читаемая в количественном отношении часть русской литературы) просто не существует для казахскоязычной читательской публики. Казахскоязычный читатель, не владеющий русским языком, не знает произведений В. Пелевина, Т. Толстой, Д. Быкова, Л. Улицкой, О. Славниковой, Б. Акунина... И эту задачу также важно решить, чтобы удовлетворить широким потребностям современного читателя. Перевод на казахский язык произведений масс-культа (яркий образец - Д. Донцова), на мой взгляд, в Казахстане с его ориентацией на классику не предпринимается сознательно, и эта тенденция правильная. (Важно найти четкое разграничение между мидл-литературой и масс-культом. Есть вероятность, что эти явления могут ошибочно смешиваться между собой и восприниматься как единое целое и - как следствие - не переводиться на казахский язык - прим.авт.) Подведем общие итоги. Русская современная литература, как видим, в казахских переводах представлена пока скупо. На это, конечно, есть особые причины, и не все из них отрицательные: казахстанцы на сегодняшний день в большинстве своем свободно владеют русским языком и читают русскоязычные произведения в оригинале; в государстве приветствуется возможность восприятия произведений на языке оригинала; отсутствует социальный заказ в области перевода, обязательный в советское время; намеренно не уделяется внимание переводу произведений масс-культа; контингент высококвалифицированных литературных переводчиков пока крайне недостаточен. Главная проблема - мал процент переведенных на казахский язык произведений современных русских авторов первого ряда, и ее нужно решать. Прогнозируя будущее казахстанского перевода, можно отметить отрадный факт. Активизация переводческой деятельности в Казахстане последних лет говорит о наметившейся и уже укрепившейся здесь тенденции перевода художественной литературы, которая, очевидно, охватит все новые и новые пласты, в том числе русской словесности. Дело за профессионалами, которых нужно сформировать и поддерживать. Фото с сайта http://img0.liveinternet.ru
Загрузка...

X Закрыть