Опубликовано: 8400

Сколько в Афганистане у власти продержится “Талибан” и как он будет себя вести в будущем - зависит от Казахстана

Сколько в Афганистане у власти продержится “Талибан” и как он будет себя вести в будущем - зависит от Казахстана Фото - Афганский потребитель привык к качественной казахстанской муке... Фото Тахира САСЫКОВА

У нашей страны появились рычаги влияния в регионе.

 

Всё дело в хлебе.

Хлеба без зрелищ

В 2020 году Казахстан поставил в Афганистан 1,8 миллиона тонн муки и 900 тысяч тонн зерна. Еще около миллиона тонн муки продал Узбекистан. В денежном выражении это примерно 1 миллиард долларов в год. С приходом к власти “Талибана” весь этот грузопоток остановился. Для страны, которая не может прокормить себя самостоятельно, поставки подобной продукции критически важны. По оценкам зерновых трейдеров и Союза зернопереработчиков и хлебопеков Казахстана, запасов хлеба в Афганистане от силы на месяц. Если к этому сроку талибы не смогут договориться об открытии границ и системе оплаты, то страна окажется перед угрозой голода.

Хлеб – основной продукт афганцев. По разным данным, рацион среднего жителя Кабула или Кандагара на 60 процентов состоит из выпекаемых лепешек.

При этом своего зерна катастрофически не хватает. Причин много. Прежде всего, в этом году засуха поразила все государства региона. Все получили небольшой урожай.

Афганистан – страна горная. Пахотные земли находятся в немногочисленных долинах или на склонах гор. Основные боевые действия ведутся в сельской местности. Города всегда были опорными базами. Сначала – для советских, затем − для американских войск. Поэтому страдали именно дехкане, их поля и сады. В общем, село.

Воевали тоже дехкане. Каждое село имело свой отряд самообороны. Отчасти поэтому быстро росло население городов. Туда бежали от войны. В Кабуле на конец 1986 года проживало более 1,2 миллиона человек. А в 2021 году, по разным оценкам, уже до 4,5−5 миллионов.

Кушать хочется при любой власти

Только 3 страны сейчас могут поставить хлеб в Афганистан: это Пакистан, Россия и Казахстан. Но Пакистан получил низкий урожай, “вышел в ноль” по зерну и не имеет запасов на продажу. Россия находится для Афганистана за Казахстаном. Тут уже проблема расстояния. Остаемся мы. Казахстанская мука становится силой, способной свергать и устанавливать власть в Кабуле.

– Люди в Афганистане живут откровенно бедно. Для большинства хлеб – это основной продукт питания. Импортозависимость по хлебопродуктам – порядка 3 миллионов тонн. И больших товарных запасов продовольствия там никогда не было. Запасать трудно, когда грузы идут с перебоями, – считает президент Союза зернопереработчиков и хлебопеков Казахстана Евгений ГАН. – Сорок миллионов афганцев надо кормить. А где взять продовольствие, если не в Казахстане? Новое руководство это понимает. Есть информация о том, что уже принимается решение по снижению таможенных платежей на основные продукты питания, ввозимые в Афганистан. Это масло, мука, зерно. Если всё это так, то у талибов будет 2 задачи: создание институтов власти и обеспечение страны продовольствием.

– Афганистан нуждается в продовольствии независимо от того, кто стоит у власти. Мы уже наладили контакты через Узбекистан и Туркменистан. Товар проходит без препятствий. Но это благодаря контактам с властями приграничных провинций, – рассказал “КАРАВАНУ” владелец ТОО “Казторгтранс” Халиулла ГРАН АКА. – В ближайшее время такие же переговоры должны начаться с Кабулом.

На пороге самой настоящей гуманитарной катастрофы

Правда, для Казахстана тоже критично, что единственный стабильный рынок сбыта для отечественного хлеба может закрыться. Афганистан покупает более 60 процентов казахстанской муки, идущей на экспорт. Традиционный рынок сбыта емкостью более 2,2 миллиона тонн в зерне вот-вот закроется. Непроданные объемы будут давить внутренний рынок. Цены могут упасть. Снижение цены ниже 100 тысяч тенге за тонну пшеницы обанкротит многих зернопроизводителей. Такое заявление сделал “Зерновой союз Казахстана”.

– Мы готовы работать с кем угодно: с талибами, с ООН, с США, – сказал в интервью “КАРАВАНУ” официальный представитель ОЮЛ “Зерновой союз Казахстана” Евгений КАРАБАНОВ. – Кто будет оплачивать поставки, тому мы и будем поставлять хлеб. Ситуация такова: США заблокировали активы Афганистана. Поставка наличных в страну прекращена. Афганские банки отключены от системы “SWIFT”: платежи не идут. Поэтому возникает вопрос, что Афганистан сейчас стоит на пороге самой настоящей гуманитарной катастрофы.

До голода остался месяц. Если люди начнут голодать, то “Талибану” мало не покажется. Его просто сметут.

Но переговоров не будет, пока войска США не будут эвакуированы. По плану это должно произойти до 31 августа. Американцы говорят, что до этого срока не уложатся.

Если даже не договорятся, то должны начаться гуманитарные поставки. Может быть, США пойдут на аналог программы “Нефть в обмен на продовольствие”, предположил представитель Зернового союза. Этого Афганистану хватит на год, чтобы прожить. А дальше?

– Мы в ситуации, когда и “Талибан” заинтересован в установлении нормальных торговых контактов с Казахстаном, и Казахстану надо куда-то продавать свои зерно и муку. А продавать некому, кроме Афганистана, – заключил представитель Зернового союза.

...и подсолнечному маслу

...и подсолнечному маслу

Миллиарды – в подарок

В принципе, на этом поле могут сыграть и наши южные соседи: Узбекистан и Таджикистан. Тем более они традиционно имеют свои интересы в Cеверном Афганистане. Здесь проживают этнические узбеки и таджики, которые имеют в виду, что за их спиной всегда стоят Ташкент и Душанбе. Но соседи сами покупают наши зерно и муку. Своего хлеба им не хватает, поэтому у них нет возможности превратить продовольствие в инструмент политики. Хотя они могут попробовать это сделать. В последние годы у них это здорово получается.

Тонна пшеницы стоит 90 тысяч тенге. Из нее можно получить от 700 до 900 кг муки разных сортов. Допустим, получаем 800 кг муки, которые будут стоить 120 тысяч. Перерабатывая тонну зерна, Казахстан получает прибавочный продукт в 30 тысяч тенге. Плюс отруби, которые идут на корма для животных. Или в магазины здорового питания.

Вот за эти 30 тысяч и идет борьба.

В 2020 году все мукомольные предприятия страны переработали 4,4 миллиона тонн зерна. Заработали они 132 миллиарда тенге. Половина дохода, в грубом подсчете, ушла на налоги в бюджет РК. Еще четверть – на зарплаты работникам. Гражданам Казахстана. Но пару лет назад мукомолы закупали и перерабатывали в районе 5,5 миллиона тонн. Разница в миллион тонн ушла в Узбекистан, Таджикистан и Кыргызстан. И она позволила их предприятиям заработать 33 миллиарда тенге. Половина этих денег ушла в их бюджеты. Еще четверть – 7 миллиардов – на заработную плату местным гражданам. С каких пор правительство Казахстана интересует занятость в других странах?

Министерство хороших манер

– Соседи системно подходят к развитию своей перерабатывающей промышленности. В отличие от нашего правительства, – считает Евгений Ган. – Мы торгуем зерном и мукой на условиях равного доступа. У нас кто угодно может спокойно закупать зерно или муку. В то же время все наши партнеры ограничивают ввоз муки. То есть доступ к их рынкам неравный. Загоняют в угол: в Казахстане в скором времени могут продавать хлеб только из узбекской муки

Пример – братский Таджикистан. Душанбе ввел налог на ввоз пшеницы 10 процентов, на муку – 18 процентов. Разница в 8 процентов стимулирует их бизнес развивать свою переработку. Что в результате? Сегодня мы поставляем туда более 1 миллиона тонн зерна. А уровень экспорта муки скатился до уровня 50–60 тысяч тонн в год. Хотя еще десятилетие назад он был в 10 раз больше.

Аналогично действует и Узбекистан. С 2011 года Ташкент применял акцизы на казахстанскую муку. В 2017 году после долгих переговоров они были сняты. Но была введена импортная таможенная пошлина. Сегодня Узбекистан применяет акцизную пошлину 10 процентов на все продукты переработки. На зерно пошлина нулевая.

Руководство этих стран защищает своего переработчика и применяет торговые ограничения. Мы могли бы делать точно так же, если бы воспользовались условиями неравного доступа.

Самый простой способ – установить экспортную пошлину в Таджикистан и Узбекистан в те же 18 процентов. Что уравновесит затраты на сырье и продукт и позволит казахстанским мукомолам хотя бы биться на равных.

– От станции Келес до станции Галаба – 830 км. За проезд этого узбекского участка мы платим 53 доллара за тонну. В то же время узбекский мукомол в Ташкенте от той же станции Келес до Галабы платит всего 22 доллара. Казахская мука автоматически становится дороже на 31 доллар, – возмущается генеральный директор мукомольного комбината “Мутлу” Дос-Мукасан ТАУКЕБАЕВ. – Понятно, что афганскому покупателю будет выгоднее брать муку узбекскую. Тем более его заверят, что она сделана из лучшей казахстанской пшеницы. Но самая большая несправедливость в чем? Узбекские экспортные грузы проходят по железным границам Казахстана. За транзит 2 300 км от Сарыагаша до Тобола они платят 17 долларов. Где справедливость? Пора навести порядок. Надо поставить экспортеров в равные условия по транзиту. Тогда узбеки быстро примут решение. К сожалению, у нас нет такого чиновника, который бы душой болел за отечественного производителя.

Спасибо, не надо

Мукомольная промышленность – это нелюбимый и никому не нужный ребенок казахстанской индустриализации. В 2007 году в республике было 2 300 крупных и мелких предприятий. На пике производства Казахстан вдруг занял первое место в мире по экспорту муки, потеснив Турцию. Но если турки работают на привозном зерне, то наши мукомолы закупали свое, отечественное зерно, и этим обеспечивали поток валюты в страну. Затем нашу муку начали активно вытеснять с рынков региона. Министерству сельского хозяйства стало легче работать с зерновыми трейдерами. Это проще и быстрее.

Сегодня в стране осталось всего 150 мукомольных предприятий. Больше 2 тысяч компаний разорились. Их имущество лежит мертвым грузом в залоге у банков.

Минсельхоз РК своим бездействием создал условия, при которых Афганистан остался единственным рынком, который хочет и покупает казахстанскую муку. Со всех остальных наших мукомолов давно погнали в угол поганой метлой.

Там рады непереработанному зерну. Почему? Все страны-покупатели решили развивать собственную мукомольную отрасль. Что выгодно.

Опыт говорит, что неожиданный подарок судьбы в виде роста экономического влияния в регионе мы профукаем. Тем более мы не пойдем против политики США. Правительство нашей страны передаст все хлопоты на откуп соседям, для которых это вопрос жизни и смерти: Узбекистану и Таджикистану. И соседи этот подарок в очередной раз примут. И спасибо не скажут. Мы же потеряем рынок ценой в 1 миллиард долларов в год.

Алматы

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи