Опубликовано: 1500

Рабы не мы, мы… крепостные?

Рабы не мы, мы… крепостные?

13 отраслевых профсоюзов Карагандинской области, а это в совокупности около 165 тысяч человек, потребовали от Президента, Парламента и правительства республики отставки министра труда и социальной защиты населения Гульжан Карагусовой.

Такое решение было принято на внеочередной конференции. По мнению лидеров профсоюзов, министр труда "своими действиями и бездействиями ведет антинародную политику, в конечном счете, приводящую к дестабилизации ситуации в стране". Гульжан Карагусову обвиняют в нарушении прав наемных работников и лоббировании интересов работодателей. Примеру Карагандинской области последовали и другие. Конфликт между профсоюзами и министром возник из-за принятия законопроекта "О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Казахстан "О труде в Республике Казахстан", который должен стать основой будущего Трудового кодекса Республики Казахстан, и который, между прочим уже в ноябре этого года должен поступить на рассмотрение в правительство, а в декабре - в парламент республики. Последние четыре года в республике действует Закон "О труде в РК". Существовавший до 2000 года Кодекс законов о труде (КЗоТ) Казахской ССР, переживший не один десяток исправлений и дополнений, не отвечал тем экономическим реалиям и производственным отношениям, которые стали складываться с обретением государством независимости. Однако разочаровал казахстанцев и новый закон, который полностью встал на сторону работодателей и никак не защитил права наемных работников. Причем этот факт признали и в правительстве. Карагандинский мажилисмен Шаймерден Уразалинов подготовил свой проект дополнений, которые в отличие от действующего закона учитывают интересы не только работодателей, но и наемных сотрудников и профсоюзов. Кстати, в разработке изменений и дополнений участвовали и сами профсоюзы. Тем не менее был еще и вариант законопроекта от министерства труда. Рабочая группа, куда вошли представители этого ведомства, работодатели, независимые эксперты и депутаты парламента, подготовила ряд предложений по изменению закона. Из плюсов: поправки, во-первых, обязывали работодателя в случае расторжения договора с работником предпенсионного возраста выплатить ему компенсации до достижения пенсионного возраста или перевести на другую должность. Во-вторых, кормящие женщины смогли бы работать неполный рабочий день. В-третьих, была укреплена позиция работника по заключению индивидуальных трудовых договоров, который должен будет заключаться на срок не менее полугода. Вообще-то министерство предлагало заключать контракт на год, но против оказались представители Ассоциации работодателей. Депутаты Мажилиса попытались пойти на компромисс, взяв понемногу от каждого проекта, сделали третий вариант законопроекта. Именно он был принят нижней палатой Парламента и направлен в Сенат. Однако был в министерском проекте и значительный минус, да какой: под вопросом оказался сам факт существования профессиональных союзов, поскольку это ущемляет интересы тех, кто членами общественных трудовых объединений не является, а это по некоторым данным, 50-70% занятого населения. Сей факт и вынесла на обсуждение в Сенат Гульжан Карагусова. В итоге сенаторы убрали из законопроекта ряд изменений и дополнений, которые позволяли профсоюзным организациям эффективно защищать права своих членов от посягательств работодателей. Исчезла, например следующая поправка: "работник, состоящий в профсоюзе, не может быть уволен без согласования профсоюзного комитета". - Это была одна из самых важных поправок, - говорит председатель Федерации профсоюзов Карагандинской области Александра Мадиярова. - Все прекрасно знают, что на многих предприятиях часто происходят незаконные увольнения. Чтобы добиться справедливости, работники вынуждены обращаться с суды, которые под потолок завалены такими делами. Ежегодно суды Казахстана рассматривают около двух тысяч гражданских дел по восстановлению на работе, при этом только половина исков получает удовлетворение. Согласно данным Верховного суда республики, чаще других иски о восстановлении на работе - свыше 25 процентов - подают работники предприятий Актюбинской области, за ними идут шахтеры Караганды. На рассмотрение исков уходят месяцы, а то и годы. Принятие этой поправки значительно облегчило бы эту ситуацию, ведь профсоюзы смогли бы проводить свое расследование на месте и устанавливать, кто из сторон прав. А Сенат решил, что это изменение является дискриминацией в отношении работников, которые не состоят в профсоюзе. Но простите, для этого люди и вступают в профсоюзы, чтобы в случае чего они могли заступиться за них. Даже Верховный суд в декабре прошлого года постановлял, что "расторжение трудового договора по инициативе администрации с работником, являющегося членом профессионального союза, может быть произведено лишь с согласия соответствующего профсоюзного комитета". Это положение полностью соответствует требованиям Конвенции Международной Организации Труда, которую подписал Казахстан. А с принятием утвержденного Сенатом законопроекта в стране сплошь и рядом будет процветать рабский труд. И сейчас уже за примерами далеко ходить не надо. Взять хотя бы ряд предприятий в Караганде и области, где люди работают по 12 и более часов в день и получают за свой труд мизерные заработные платы. Тогда как руководство отгребает тысячи долларов. К примеру, на металлургическом комбинате "Испат-Кармет" женщины с утра до вечера работают в резиновых сапогах и ужасных условиях и получают за свой труд всего 15 тысяч тенге. А руководство предприятия по 2-3 тысячи долларов в месяц. Разве это справедливо? Недавно я ездила на предприятие "Казахмыс" в Сатпаев. Поступила жалоба, что шахтеров заставляют работать под землей по 18 часов в сутки. Меня даже не пустили туда! На заседании трехсторонней комиссии при областном акимате я чуть ли не на коленях стояла перед работодателями, уговаривая, чтобы они подписали соглашение не увольнять работника без согласия профсоюзного комитета, если он один кормилец в семье. Давно пора понять, что руководство предприятий никогда не пойдет навстречу работнику, если его не заставить. Сделать это можно благодаря профсоюзу. Исчезла и другая поправка, согласно которой работодатель обязан по заявлениям работников - членов профсоюза, удерживать из их зарплат членские взносы и перечислять их на счет профсоюзов. Кстати подобная практика стала нормой еще со времен Советского Союза. Теперь же Сенат посчитал, что это влечет определенные расходы для работодателя в ущерб его деятельности. - О каком ущербе может идти речь, если все расходы за эти финансовые операции берут на себя профсоюзные организации? - говорит Александра Мадиярова. - Мы даже из членских взносов бухгалтерам предприятий доплачиваем за их труд, чтобы не было претензий. Не принята поправка профсоюзов об увеличении минимального срока договора до одного года. Отклонил Сенат и подпункт, гласящий: "в случае невыплаты отпускных в установленные сроки организация обязана уплатить работнику его средний заработок за все время фактической задержки". - Сенаторы свое отклонение аргументировали так: "предложенная Мажилисом редакция потребует увеличения финансовых расходов, особенно в бюджетных организациях", - говорит Александра Мадиярова. - Профсоюзы же считали, что эта норма будет дисциплинировать и повышать ответственность всех работодателей. Интересно, что сенаторы, принимая решения, почему-то не руководствовались действующими законами о профсоюзах и коллективных договорах. Сенаторами так же не была принята во внимание конвенции МОТ, ратифицированная Парламентом Республики Казахстан в феврале 2002 года, согласно которой в течение пяти лет в Казахстане должно быть не только реформировано трудовое законодательство, но и увеличена роль профсоюзов. Так же сенаторы проигнорировали недавнее высказанное Президентом страны на 7 внеочередном съезде партии "Отан" мнение о том, что "следует повысить роль профессиональных союзов в деле защиты прав работников наемного труда". В большинстве демократических стран главную роль в регуляции взаимоотношений между работниками и работодателями выполняют профсоюзы. В США по так называемому "Акту о регулировании трудовых отношений" отдельный коллектив имеет свои строго оговоренные права. И советоваться с рабочими, с профсоюзом по закону обязаны не только предприниматели, но и правительственные ведомства, подотчетные и президенту, и конгрессу. Так же как и английские предприниматели не имеют права и на деле не могут игнорировать Британский конгресс тред-юнионов (общенациональный профсоюз). Во Франции ни одно правительство и ни одно объединение предпринимателей не решатся на открытое попрание интересов Всеобщей конфедерации труда или отдельных профсоюзов. Профсоюзы же Казахстана, с принятием нового законопроекта "О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Казахстан "О труде в Республике Казахстан", и на его основе Трудового кодекса, не смогут иметь ни былой мощи, ни каких-либо полномочий. Хотя по идее, в трудовом законодательстве должен быть заложен главный принцип - права работника защищает закон, за соблюдением которого обязаны следить независимая инспекция по труду и профсоюз.

[X]