Опубликовано: 1000

Кризис Великого карантина: коронавирус как спусковой крючок

Кризис Великого карантина: коронавирус как спусковой крючок

В 2020 году после 12-летнего цикла ожидался спад, а коронавирусная пандемия послужила лишь спусковым крючком

Мир ждет сильнейший в современной истории человечества экономический кризис. Однако у Казахстана имеется достаточный запас прочности для выхода из этого периода с минимальными потерями, уверены эксперты.

Круговорот событий в мире

На этой неделе AERC (Центр исследований прикладной экономики) представил макроэкономический обзор Казахстана – комплексный разбор статус-кво экономики страны в условиях COVID-19 и детализированный прогноз до конца года. Мы попросили управляющего директора AERC Олжаса ТУЛЕУОВА рассказать, что скрывается за сложными терминами и многочисленными цифрами, и объяснить, что ждет казахстанцев.

– Советник Трампа предсказал повторение в США Великой депрессии 30-х годов. По ощущениям депрессия ждет весь мир…

– В этом году однозначно будет вторая Великая депрессия, но она не дойдет до того уровня спада, который был в 30-х годах. Тем не менее это будет сильнейший в современной истории человечества кризис.

В отчете Международного валютного фонда (МВФ), вышедшем в середине апреля, прогнозируется спад мировой экономики в текущем году на 3%. Эта цифра является максимальной с периода Великой депрессии. Экономисты фонда называют текущий кризис кризисом Великого карантина.

Но на самом деле в 2020 году и без учета коронавирусной пандемии и последовавшего карантина ожидался циклический спад. Предыдущий суперцикл длился более 10 лет – с конца мирового финансового кризиса 2008–2009 годов, когда рост экономики на планете был беспрерывным. Оснований, чтобы она продолжала расти дальше, уже не оставалось: нет новых технологий, новых решений, новых источников фундаментального роста. А коронавирусная пандемия в этой ситуации послужила лишь спусковым крючком.

Взлёты и падения

– В этой ситуации первыми ожидаемо пострадают развитые страны? А насколько сильно ощутят кризис развивающиеся государства, в том числе Казахстан?

– Если опираться на цифры МВФ, то в ЕС спад экономики ожидается на уровне 7,5%, США – 5,9%, России – 5,5%, а в Индии и Китае, например, ожидают положительный рост – 1,9% и 1,2% соответственно. Но для них это сильное замедление экономики, учитывая, что в прошлые периоды они росли по 4% и 6% в год.

В целом предполагается, что падение на развивающихся рынках должно быть меньше, чем в развитых странах, но больше всего от кризиса, усугубленного пандемией, пострадают страны Африки, особенно регион суб-Сахары, сконцентрированный на экспорте сырья.

Падение цен в текущих условиях на нефть и сырьевые товары, уголь, золото и другие металлы крайне негативно повлияет на этот регион, где и без того высокий уровень бедности и смертности от инфекции. И, скорее всего, эти показатели возрастут, тем более эксперты называют ЮАР следующим крупнейшим очагом развития пандемии после КНР, США и Италии.

Если говорить о Казахстане, то, являясь малооткрытой экономикой и абсорбируя внешние шоки, наша страна тоже испытывает все эти трудности. Падение экономики в республике мы прогнозируем на уровне 4,9%.

Но у нас, во-первых, был хороший задел до прихода COVID-19, рост экономики по итогам 2019 года – 4,3–4,5%, неплохие макроэкономические показатели – уровень инфляции, не превышающий таргет Нацбанка, низкий уровень госдолга и другие. И, самое главное, у нас есть накопленные запасы от сверхдоходов нефтяного сектора в виде Нацфонда, объем которого по итогам марта составил 57,5 миллиарда долларов США. И при самом худшем стечении обстоятельств этот задел позволит нашей экономике выстоять на плаву и не испытать глубочайшего кризиса.

Меньше налогов – больше расходов

– В текущем году из-за прогнозируемого спада экономики заметно снизятся налоговые сборы в бюджет – по нашим оценкам, до 7,4 триллиона (9,2 триллиона тенге в 2019-м), – продолжает Олжас Тулеуов. – Надо отдать должное правительству – в период кризиса оно не только не будет сокращать расходы бюджета, а увеличит их в рамках антикризисных мер. Мы заложили рост расходов бюджета на 11% по сравнению с прошлым годом – до 15 триллионов тенге.

Также, по нашим оценкам, в этом году размер гарантированного трансферта из Нацфонда может быть увеличен с 8 до 12 миллиардов долларов, что позволит заместить выпавшие по налогам доходы. Считаем, что это будет правильно – данный контрциклический буфер в виде Нацфонда должен применяться именно в такие моменты на реализацию антикризисных мер.

Мы прогнозируем дефицит бюджета в 3,7% к ВВП – это небольшой показатель. В относительно бескризисные периоды он был примерно на том же уровне– 2–3%.

В ряде других стран мира дефицит бюджета вырастет колоссально – до 10%, и там будут вынуждены сокращать свои расходы, поскольку у них нет средств для восполнения доходной части бюджета. В России последние два года был профицит бюджета на уровне примерно 2%, теперь же у них резко формируется дефицит, который, по различным оценкам, может достигнуть 5%!

Так что в Казахстане с точки зрения бюджетной политики для населения всё пока складывается более-менее благоприятно.

Жизнь после короны

– Как кризис отразится на среднестатистическом казахстанце?

– Мы прогнозируем падение реальных денежных доходов населения на 4,9%, а стоимость потребительской корзины для среднестатистической казахстанской семьи вырастет в среднем за год на 8,1%.

Также, по нашим расчетам, ВВП на душу населения в этом году составит 8 800 долларов против 9 800 в 2019-м. Грубо говоря, один гражданин Казахстана недосчитается в своих доходах порядка 1 000 долларов (больше 400 тысяч тенге). В целом уровень потребления будет падать. И, как и при любом кризисе, больше всего пострадают граждане с низким уровнем дохода: бедные станут еще беднее. По официальным данным, в республике порядка 800 тысяч человек живут за чертой бедности и, возможно, в этом году их доля вырастет. “Макароны отдали детям. Сами попили воду из-под них…”: карантинные будни небольшого поселка

– А какие оценки по курсу национальной валюты к доллару?

– Когда у экспертов без каких-либо оговорок спрашивают, какой будет курс валюты на определенную дату в будущем, это изначально неправильная формулировка, поскольку любой прогноз исходит из предпосылок и условностей. И если мы говорим про курс тенге, про то, как он может формироваться, то мы должны говорить про конкретные условия. В частности, в наши прогнозы мы закладывали следующие параметры: падение мировой экономики на 3%, стабилизация среднегодовой цены на нефть на уровне около 37 долларов США за баррель, а также снижение объемов внутренней добычи нефти и газового конденсата до 76,2 миллиона тонн.

При таких условиях в течение года средний курс за доллар США, по нашим оценкам, будет складываться около 424 тенге. На конец периода показатель может быть выше.

Если цена за баррель нефти снизится, к примеру, до 25 долларов, то динамика курса будет выше 424. И, наоборот, при высоких ценах на черное золото и высоких объемах его добычи курс американской валюты будет падать, а тенге – расти.

Резюмируя, отмечу, что сейчас вся надежда на госполитику. По нашему экспертному мнению, государство сможет оказать поддержку казахстанцам и бизнесу, и если даже существенно не улучшит уровень благосостояния граждан в этом году из-за происходящего кризиса, то, по крайней мере, позволит ограничить спад этого уровня.

НУР-СУЛТАН

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи