Опубликовано: 2500

Кому выгодны очередной беспредел на границе и блокировка работы перегрузочного пункта на таможне

Кому выгодны очередной беспредел на границе и блокировка работы перегрузочного пункта на таможне Фото - Дилярам АРКИН

После серии публикаций в нашей газете 50-километровая очередь из фур, которая искусственно образовалась летом перед таможенным постом “Нур жолы” на казахстанско-китайской границе, была ликвидирована.

Однако дальнобойщики снова недовольны. На сей раз водители большегрузов хотят отменить свои же выдвинутые ранее требования – убрать электронную очередь – и вновь создать живую. В противном случае грозят бунтом. К чему это может привести? Кому выгодны очередной беспредел на границе и блокировка работы перегрузочного пункта на таможне – в репортаже нашего спецкорреспондента.

Заветный талон

По сравнению с тем, что творилось на автобане летом этого года, когда в многокилометровой очереди дальнобойщики месяцами томились без воды и туалета перед таможенным постом “Нур жолы”, сегодня можно наблюдать полную идиллию. К моменту приезда нашей группы на автобане мы не заметили ни одной фуры. Как позже выяснилось, всех дальнобойщиков загнали в сухой порт, что в 40 километрах от Хоргоса. Даже выделили им для стоянки небольшой “пятачок”, размером в несколько гектаров. Такое решение, по словам самих водителей, принял местный аким. Дабы своим лихим видом дальнобойщики не мозолили глаза высоким комиссиям из министерств, которых в последнее время здесь развелось больше, чем самих фур. Только к моменту нашего приезда мы насчитали 3 ревизионные комиссии. Правда, ни с кем из их членов увидеться не удалось. Узнав о визите журналистов, “ревизоры” куда-то спешно ретировались по своим чиновничьим делам.

– Всё ездят и ездят тут всякие агашки, а толку? – возмущается один из дальнобойщиков. – Разогнали вместе с “канарейками” (патрулями дорожной полиции) всю очередь на автобане, спрятали нас в сухом порту. А как был беспорядок на Хоргосе, так он и остался. Только теперь, считай, сидим в засаде, в кустах, ждем своей электронной очереди. Никто из чиновников к нам даже не соизволил приехать на встречу. Только один депутат Азат ПЕРУАШЕВ выслушал наши жалобы.

По словам водителей большегрузов, электронная очередь, которую они сами же просили власти создать, оказалась для них “неудобной”.
“Электронная очередь – одно лишь название. Программа показывает лишь номер конкретного транспорта. Кто и за кем – непонятно. В самой таможенной информационной системе постоянно наблюдаются какие-то технические сбои. Не пропускают даже те машины, которые дождались своей электронной очереди, – жалуются дальнобойщики. – Есть наглые фуры, которые так же, как и раньше, могут беспрепятственно заезжать на таможню. Даже с листом ожидания “толкачи” выдумали хитрость. За заветный талон просят деньги! На сегодняшний день в списке числится около 6 тысяч фур. Мы требуем вернуть живую очередь вдоль трассы, чтобы самостоятельно контролировать движение и не пускать “толкачей”. У многих машины загружены скоропортящимися продуктами. Уже есть случаи отказа китайской стороны от грузов из-за срыва контрактов”.

“Осталось последнее – это интеграция со шлагбаумом...”

По словам дальнобойщиков, на территории сухого порта, куда перемещены около 600 фур, отсутствуют элементарные условия для пребывания (туалет и вода).

“Фактически ничего не изменилось. Руководство сухого порта с каждого из нас берет по 30 тысяч тенге непонятно за что, туалета нет, воды нет, кушаем всухомятку”, – жалуются водители.

Между тем на самой таможне утверждают обратное. По словам исполняющего обязанности руководителя таможенного поста “Нур жолы” Жумабека АКМУРЗИНА, все дело во фрахте, который дальнобойщики завысили из-за искусственно созданных ими же очередей.

– Когда дальнобойщики слышат, что фрахт размером в 12 000 долларов, то готовы ждать и 3 месяца, блокируя работу таможни, – поясняет Акмурзин. – 12 000 долларов – такой зарплаты нигде нет. Вы согласны со мной? До пандемии фрахт составлял 2–3 тысячи долларов. Летом из-за очередей они подняли стоимость в 6 раз. Допустим, если медицинская маска стоила раньше 20 тенге, то из-за того, что дальнобойщики подняли цены за свои грузоперевозки, цена этой маски увеличилась до 200 тенге. Немыслимо просто! Конечно, это никому не выгодно. Когда ситуация на автобане стабилизировалась, фрахты упали. А те, кто против этого, сидят недовольные. Каждое утро с китайской стороны дается разнарядка: сколько машин они могут запустить на свою территорию, столько же фур заезжают по электронной очереди. На сегодняшний день электронная очередь работает. Левый ряд исчез полностью. Никто без очереди не может заехать, как это было летом, за исключением грузов, которые идут с госназначением. Они предоставляют весь необходимый пакет документов в областной таможенный орган, с подтверждением, что это госзаказ. Если госорган считает необходимым эти машины запустить вне очереди, дается письменное подтверждение, и, соответственно, эти машины проходят.

– Водители утверждают, что помимо этой очереди есть другая – подпольная. Кроме того, они жалуются на постоянные сбои в компьютере с электронными очередями. Так ли это?

– Полностью согласен. Электронная очередь создавалась в спешке. Мы совместно с госорганами быстро отработали техзадание. Мы его разрабатываем сейчас, оно все еще находится в разработке. Данная электронная очередь на сегодняшний день даже не интегрирована с системой МВД и таможни. Осталось последнее – интеграция со шлагбаумом и камерами. Что касается дополнительного списка очередников, это уже уловки “толкачей”. Фрахт упал сейчас. И водители большегрузов ждут его повышения. Соответственно, очередь накапливается, а машины не хотят заезжать. Если не будет дорогого фрахта, они так и будут стоять. Китайские стоянки накапливаются, негде машины ставить. Естественно, они не запускают новый поток машин.

Водители сами себе здесь препятствуют. Засоряют пункт пропуска. Мы сейчас тоже параллельно начали администрировать, то есть выдаем требование водителям о том, чтобы они с момента заезда на китайскую сторону в течение 3 дней выехали из границы, независимо от того, погрузились или нет. Потому что другие водители тоже должны заехать. С момента усиления карантинных мер со стороны Китая в день начало заезжать около 50–60 машин. Перевозчики переориентировались на экспорт. Но есть дутый экспорт и есть фиктивный. В настоящее время все списки по электронной очереди мы передали перегрузочному пункту “Евротранзит”. Но не все водители хотят перегружаться на нашей стороне. И причина, опять-таки, в деньгах.

“Я вот стою там, скажем, 84 дня, и что – я просто так стоял, что ли?”

Между тем депутат мажилиса Азат Перуашев в среду в адрес премьер-министра направил запрос о ситуации на Хоргосе.

– Претензии у водителей по поводу размещения автомобилей в сухом порту, на мой взгляд, обоснованные, – комментирует Перуашев.– Условий для размещения людей нет, а это порядка 500–600 автомобилей. На каждую фуру в среднем приходится пара водителей, они живут в кабинах практически безвылазно. А туалетов, получается, нет.

Владельцы этих автомобилей жалуются, что с них руководство сухого порта требует порядка 30 тысяч тенге за то, чтобы прокормить своих сотрудников. Мы с этим будем разбираться. К сожалению, движение к заветной таможне не ускорилось. Нам приводили конкретные примеры со списками машин, которые стоят уже более 80 дней. Причем интересно, что простаивают автомобили с экспортным грузом, которые ждут на той стороне. И у них уже истекают сроки поставки. Фактически будут сорваны контракт и внешнеэкономические отношения у наших казахстанских производителей. Все эти проблемы мы выслушали, довели их до руководства управления комитета госдоходов Алматинской области. Будем обращаться в правительство с тем, чтобы эти решения приняли.

Основная проблема состоит в ограничениях, которые ввела китайская сторона, резко снизив пропуск машин на свою территорию. Если раньше, в докарантинный период, в день запускалось 100 машин, то сегодня – 50–60, из которых около 20–30 машин умудряются проскочить вне очереди.

Когда начались эти очереди, резко подскочил фрахт, то есть стоимость за доставку груза с китайской стороны до Алматы. Если раньше он стоил порядка 2 000–3 000 долларов, то летом цена доходила до 12 000– 15 000 долларов. Понятно, что это стало очень привлекательным. Многие дальнобойщики, решив заработать на этом ажиотаже, в итоге попали в ловушку. Мне говорили: “Я вот стою там, скажем, 84 дня, и что – я просто так стоял, что ли?”. Через перегрузочный пункт налажена сейчас карусельная поставка. Там машинами забирается груз с китайской стороны, завозится на СВХ, и его перегружают на казахстанские фуры.

Было очень много жалоб со стороны водителей по поводу того, что, даже не доезжая до таможенного поста “Нурлы жол”, им приходится проходить 2–3 поста транспортной инспекции и комитета, которые замеряют соответствие грузовиков требованиям стандартов по длине кузова, например.

Это всё накладывается на то, что на Хоргосе царит не совсем здоровая, нервозная обстановка. Недалеко есть и другие переходы, которые тоже можно было бы задействовать. Поэтому здесь наш МИД, безусловно, должен активизировать работу с китайской стороной, разрешить открыть и второй таможенный переход Калжат в Алматинской области, чтобы увеличить число заездов с нашей стороны.

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи