Опубликовано: 848

История не всегда движется по спирали

История не всегда движется по спирали

Устойчивый оборот "глобальный экономический кризис, затронувший казахстанскую экономику", - продолжает тиражироваться в СМИ.

Причем, особенное раздражение вызывает именно частота использования термина "кризис". Ни для кого не секрет, что чем чаще произносится то или иное слово, тем выше вероятность зомбирования общественного сознания. Оно привыкает к новому состоянию, а через некоторое время может не выйти из состояния грогги. Единственный выход - попытаться спокойно и без излишней паники оценить состояние экономики и политики, попытаться найти правильные подходы и с нордическим темпераментом расставить необходимые акценты. Главное, точно понять, способны ли экономические проблемы трансформироваться в политические и, в конце концов, привести к деформации всей политической надстройки. Мы попытаемся сегодня на примере двух стран ЦА отследить те или иные, но самые ближайшие перспективы. Для Киргизии вопрос политической стабильности - далеко не праздный, даже с учетом того, что киргизское общество при Курманбеке Бакиеве свернуло с революционной стези. Сегодня оно дружно и в едином порыве идет к автаркии, причем с явной киргизской спецификой. Бакиев сумел более-менее сносно "зачистить" политическое, будем откровенны, оппозиционное поле, и выстроить более-менее сносную властную вертикаль. Лавинообразная политика Аскара Акаева, попытавшегося вывести Киргизию на путь европейского развития, не учла уровень развития общественного сознания. Последний оказался весьма далек от тех ценностей, которые стоят во главе угла на Западе. Но уроки киргизской революции не прошли бесследно и постоянно будоражат умы интеллектуалов в соседнем Казахстане. Со своей стороны, попытаюсь дать ответ на извечный вопрос - насколько казахстанское общество можно считать европеизированным, и насколько возможны политические пертурбации в стране, считающейся образцом порядка и общественного согласия в регионе. Родимые пятна на государственном теле За последние три года Киргизия пережила две завершившиеся и одну вялотекущую революции. Первая стоила президенту Аскару Акаеву его поста, а вторая лишила нынешнего президента Курманбека Бакиева части его полномочий. Существует гипотеза, что нынешняя революция, в конце концов, завершит трансформацию киргизской государственности и перепрофилирует ее с президентско-парламентской формы управления на парламентскую. Правда, чаяния радикальных демократов находят в реальной жизни все меньше подтверждения. Президентская власть в Киргизии укрепляется, а лозунги перехода к парламентской республике уже пропахли нафталином. Совсем недавно многие аналитики сходились во мнении, что Киргизия как государство не сложилась, и, вполне вероятно, распадется на мелкие куски. Причем, наиболее популярной среди экспертного сообщества идеей стало переподчинение частей страны Казахстану и Узбекистану в форме автономий. Эта идея основана на том, что киргизское общество не готово принять западные ценности, и в формате парламентской республики просуществует недолго. Ментальность не та, да и соответствующие этапы развития не пройдены. В данной связи интересно понять другое, а именно: насколько казахстанское общество продвинулось дальше киргизского? По сути, последние 500 лет оба народа находились в одних и тех же условиях. Нельзя игнорировать тот факт, что старший жуз казахов был очень близок с киргизами. Оба продолжительное время находились в составе Чагатаева улуса и государства Могулистан. Затем наступила пора власти джунгар. Еще в исторических документах 17 века говорилось о большой орде казахов и киргизов, находящихся под их пятой. После падения Джунгарской орды южные казахи и киргизы попали в зависимость от Кокандского ханства. Как упоминается в документах того времени, казахи и киргизы вели одинаковый образ жизни, а смешанные браки активно поощрялись. Поэтому не стоит удивляться тому, что у современных казахов есть много родственников в Кыргызстане, а у киргизов - в Казахстане. У двух народов на самом деле много общего - от схожести судьбы до сопоставимости потенциала трудовых ресурсов. В советское время уровень жизни людей в Казахстане и Киргизии был примерно одинаковым. По разным полюсам благосостояния их развела независимость. Сейчас по меркам региона Казахстан считается богатым, а Киргизия - бедной, если не самой бедной страной постсоветской зоны. Но такое различие сложилось не одномоментно, а стало последствием определенных политических действий. В начале 90-х годов прошлого века киргизский президент-ученый Аскар Акаев испытал на Киргизии западную модель политического и экономического развития. В стране, которая лишь на четверть состояла из европейцев, была предпринята попытка построить общество, базирующееся на чужих ценностях. Запад с распростертыми объятиями принял Акаева, стойкого приверженца демократических идеалов. Тогдашняя Киргизия - это верный союзник Запада и плацдарм для распространения демократии в Центральной Азии. Данный статус предполагал сильную поддержку Запада. С 1993 года, когда Россия уничтожила рублевую зону, и до начала 1997 года Киргизия получала кредитных вливаний на душу населения больше, чем любая другая страна СНГ. В 1996 году Международный валютный фонд предоставил стране режим наибольшего благоприятствования, что еще больше стимулировало процесс вливаний в Киргизию. Волюнтаристские устремления внедрить западную модель в стране в противовес уровню развития общественного сознания, обернулись провалом. Удивляет другое, как профессор по квантовой электронике Акаев мог серьезно предполагать, что патриархально-скотоводческая ментальность киргизов вдруг ни с того, ни с сего впитает западные нормы демократии? А потом случилась цветная революция, в ходе которой Акаев ушел со своего поста "без шума и пыли". Ошибки Акаева привели к тому, что в его уходом стабильность в киргизском обществе стала целью практически недостижимой. Свидетельство тому еще две революции - 2006-го и весны 2007 годов. С лета позапрошлого года Бакиев пытается выстроить государственность, отрезвив киргизское общество от революционного похмелья. Уроки истории Казахстан подобных потрясений не испытывал. Если не считать локальные конфликты, время от времени возникающие в обществе, то страну можно воспринимать как остров стабильности и предсказуемости в регионе. Здесь никто не устраивает юрточных городков у подножия президентской резиденции, не митингует с утра и до вечера, не требует пересмотра Конституции и одномоментного переформатирования общества в парламентскую республику. Иногда реальность напоминает тихую швейцарскую провинцию в отдельно взятой центрально-азиатской стране. В соседней Киргизии же не до конца еще утих конфликт между севером и югом (в период правления Акаева - между быстро разбогатевшими и большинством нищего населения). Единственное, что удалось Бакиеву, это утихомирить оппозицию и наладить внешнее благочестие. В Казахстане также имеется глубинный конфликт между жузами, севером страны и северян югом, между теми, кто сделал фантастические состояния и теми, кто такой возможности был лишен. Но данные противоречия - вялотекущи, не многочисленны, и, слава богу, не мощно, а слабыми струйками, периодически выходят наружу через оппозиционную прессу и местечковые разборки. В соседней Киргизии волюнтаристский эксперимент Акаева закончился полной зависимостью Киргизии от иностранных финансовых вливаний и гуманитарной помощи. В Казахстане ничего подобного не наблюдается. Зависимость казахстанской финансовой системы от западного фондирования стала постепенно отступать. Банки переключились на казахстанский рынок и активно развивают депозиты. Вероятно, Киргизия повторила бы путь, пройденный наиболее отсталыми государствами Африки и Латинской Америки, которым свойственны политическая нестабильность и экономическая несостоятельность. Но, несмотря на все видимые и скрытые проблемы президентства Бакиева, такая перспектива становится все менее очевидной. Некоторые аналитики полагали, что с опозданием по срокам Казахстан пойдет по тому же пути, что и Киргизия, превратившись со временем из регионального экономического лидера в одну из стран "третьего мира". Но по мере развития кризиса в Центральной Азии, становится понятно, что Казахстан так и остался здесь самым "крепким орешком". И старается, как любят повторять мудрецы, учиться на чужих ошибках, а не повторять их. Продолжение следует Фото с сайта http://news.ferghana.ru
Загрузка...

[X]