Опубликовано: 1048

История не всегда движется по спирали

История не всегда движется по спирали

Окончание, начало см.здесь

Часть экспертного сообщества считает, что восточные традиции государственного строительства Туркменистана и Узбекистана, в конце концов окажутся гораздо жизнеспособней киргизских и казахстанских. Осмелюсь утверждать, что "тюльпановая опасность" для Казахстана не актуальна. Во-первых, под боком - Китай с его огромной экономикой, выходящей в настоящее время, как сегодня выясняется, с небольшими потерями из кризиса. В частности, можно развивать казахстанский транзитный потенциал. Во-вторых, благожелательные отношения с Западом, Москвой и Пекином позволяют стране иметь больше пространства для маневра. Это очень важно в условиях негативного экономического тренда в мире. В-третьих, казахи учтут ошибки киргизов. Богатый нефтью и газом Казахстан не станет мировым отстойником по банальной причине: уже имеющиеся в стране западные инвестиции в нефтянку необходимо защищать, и потому Запад не заинтересован в том, чтобы рыночный эксперимент в Казахстане провалился. На первый взгляд, Казахстан идет той же дорогой, что и Киргизия. Правда, график движения другой и темпы реформ были выше. На тот момент, когда Аскар Акаев провозгласил ориентацию на западные ценности, в Казахстане государственная власть находилась в руках бывшей партийной номенклатуры. Первые шаги к государственной независимости были настолько осторожными, что в свое время средства массовой информации России ставили казахстанский путь развития в пример Борису Ельцину. Это свидетельствует о том, что в Казахстане на самом деле не очень-то и спешили с рывком к западной модели. Одно дело реальные шаги к западной демократии, другое дело - видимость демократии. В последнем Казахстан явно преуспел. Но, как ни парадоксально, сегодня Казахстан по всем признакам - более демократическая страна, чем Россия. Особенности развития Доказательством, что Киргизия попала в жесткую финансовую зависимость от внешней помощи, могут служить резкие колебания в темпах роста ВВП. При благоприятной внешней составляющей и большом притоке внешних вливаний киргизская экономика показывала рост на уровне 8-9 процентов в год. Как только Запад понял, что построить небольшой рай в отдельно взятой Киргизии не получится, характер финансовой подпитки кардинально изменился. Ориентация Курманбека Бакиева на Китай и Россию, безусловно, раздражали Запад. Потоки заметно иссякли, и отныне любые вливания носят довольно жесткий возвратный характер. Темпы роста упали, ситуация в обществе сначала накалилась, а потом плавно перетекла в форму, напоминающую тлеющий фитиль. Правда, на другом конце фитиля пороха остается все меньше. Надо отметить, что внешнеполитическая доктрина Астаны качественно отличается от доктрины Бишкека. Нурсултан Назарбаев не собирался и не собирается плотно примыкать к одному центру силы, позиционируя Казахстан как страну, способную стать мостом между Востоком и Западом. Разумеется, получая неплохие дивиденды от сотрудничества как с Западом, так и с Китаем и Россией. Казахстан добился довольно приличных результатов в плане развития банковской системы и инвестиционной привлекательности экономики. Внешние вливания - довольно сильный фактор высоких темпов ВВП, но далеко не единственный. Нефтянка стала основной быстрого роста экономики. Что примечательно, ныне заявленные антикризисные меры дотируются от доходов, полученных как раз от нефти. Такой возможностью ни Узбекистан, ни Туркменистан, ни тем более Киргизия с Таджикистаном не обладают. Признаки стран третьего мира Анализ показывает, что нефтяные фонды, созданные в странах Ближнего Востока, России, Казахстане, с одной стороны, играют стабилизирующую роль, позволяя поддерживать приемлемое соотношение национальных валют к доллару или евро, тем самым, способствуя макроэкономической стабильности, с другой стороны, показывают, что степень развития экономик довольно низкий, а его диверсификация оставляет желать лучшего. Повсеместно подобные фонды играют роль спасательного жилета, способного в случае резкого падения цен на нефть, удержать экономику на плаву. Однако чрезмерное увлечение накоплением средств в нефтяных фондах - обоюдоострая проблема. Зависимость сегодняшней казахстанской экономики от поступлений средств от нефтянки может стать причиной зарождения известной в мире "голландской болезни". Киргизский вариант развития событий вполне возможен, если степень диверсификации казахстанской экономики будет оставаться в течение продолжительного времени низким. Программа инновационного развития, стремление Казахстана войти в 50-ку самых конкурентоспособных стран мира, слегка подзабытая "Программа-2030" и есть инструменты, с помощью которых официальная Астана стремится уйти от болезненной, но очень полезной в нынешних условиях, нефтяной зависимости. Сейчас идет много споров по поводу того, насколько эффективны вышеназванные программы и столь ли мобильно государственное управление, которое эти задачи пытается решить. Очевидно, что сегодня нет серьезного повода говорить о казахстанской экономике, как об экономике инновационной. Обилие всевозможных программ и неэффективный государственный аппарат - это тоже признаки стран третьего мира. Страны третьего мира всегда стремятся догнать развитые. Но мало у кого это получается. Сделать такой рывок лишь однажды удалось Китаю. Но нужно четко понимать, что россияне и казахи - не китайцы, потому не способны молча, но упорно работать во благо будущих поколений. В этом плане они в большей мере эгоисты, чем коллективисты. Суть различий Можно сказать, что Казахстан не пойдет до конца по тому пути, по которому пошла Киргизия. Даже при общности истории, обычаев, языка, традиций и этапов экономического развития, есть различия, не гарантирующие, но нивелирующие вышеуказанные общие черты. Во-первых, европейский фактор в истории Казахстана играет более существенную роль, чем в Киргизии. Здесь дело даже не в величине русскоязычной прослойки в структуре населения (хотя и это играет большую роль), сколько в гибкости мировоззрения казахов. Несмотря на кризис, уровень жизни жителей Алматы, Астаны, Актау, Атырау и некоторых других крупных городов Казахстана вполне приемлемый. Конечно, в глубинке уровень жизни и потребления значительно отстают, но это проблема решаемая при правильно выстроенной региональной политике. Люди, получившие первые блага рыночной экономики в виде квартир, домов, автомобилей и более широкого ассортимента товаров, в конечном счете, образовали некий средний класс казахстанского общества. Он еще не до конца сформирован, но уже четко проглядывается. А средний класс и есть гарантия того, что общество не скатится за волнорез политической стабильности. Во-вторых, нефтяной сектор казахстанской экономики может играть роль как "наркотика", несущую опасность наркоману, так и гарантии того, что стабильность в стране будет сохранена в краткосрочной и среднесрочной перспективе. Западные нефтяные компании крупно вложились в казахстанскую нефтянку, и теперь наряду с государственными мужами заинтересованы в том, чтобы капиталы вернуть и получить прибыль. Обилие водных ресурсов в Киргизии так и не стало стабилизирующим фактором в силу того, что соседние по региону страны не хотят, и не будут воспринимать воду как ресурс, за который нужно платить. Нефть, и любые другие энергетические ресурсы еще долго будут являться ресурсом, без которых мировая экономика не может дышать. В-третьих, есть довольно мощный хребет казахстанской экономики в виде слегка пошатнувшейся, но функционирующей финансовой системы. Преимущество Казахстана в том и заключается, что поначалу была выстроена система, способная переваривать через себя зарубежные инвестиции, выстраивать стратегию денежных потоков, и в более-менее удобоваримой форме наладить финансовый учет и контроль. Через банковскую систему Казахстана сейчас идет большая часть платежей населения и, что самое важное, иностранные инвестиции и кредиты. В Киргизии такой сильной финансовой системы выстроено не было. В-четвертых, Киргизия - страна, находящаяся рядом с Китаем, но не занимающая по отношению к нему стратегическое положение. Другое дело Казахстан, через который уже сейчас идут большие потоки китайских товаров и услуг в страны региона, Россию и Европу. Ни США, ни Европейский Союз, ни Россия, ни Китай не заинтересованы в том, чтобы Казахстан стал нестабильным и непредсказуемым. Мне могут возразить, мол, в нестабильной Киргизии тоже никто не заинтересован. Однако смею предположить, что теоретический вариант с разделом Киргизии на части и переподчинение их двум крупным центрально-азиатским странам еще можно рассматривать в той или иной прикладной плоскости. Вариант же разделения одной из стран, претендующих на поглощение части Киргизии и являющейся мощным заслоном для Москвы от неспокойной Азии, вряд ли можно рассматривать всерьез. Фото с сайта http://bakiev.blogs.akipress.org
Загрузка...

X Закрыть