Опубликовано: 1247

Грабли для США

Грабли для США

Операция в Афганистане все больше напоминает сражение Дон Кихота с ветряными мельницами.

Окончание, начало см.здесь. В период мучительного раздумья может возникнуть очевидный выбор. Зачем объяснять в течение длительного периода времени простым афганцам преимущества демократии западного типа? Не проще ли сменить Хамида Карзая на диктатора? Жесткий человек способен объединить страну, получить контроль и, если после этого захочет, начать потихоньку внедрять в общество элементы демократии. Британский посол Коупер обращает внимание именно на такую перспективу для Афганистана. Однако сложно сказать, готов ли сегодня Запад предложить Афганистану человека, способного стать настоящим диктатором. Хамид Карзай для такой роли явно не годится, у него практически нет никакого политического ресурса, чтобы объединить страну. Конфигурация с правлением Карзая в Афганистане практически не допускала появления рядом с ним лиц, пользующихся поддержкой населения. Рядом с Карзаем только люди, которых в обществе считают если не предателями, то как минимум людьми, способными на предательство. С такой психологической установкой афганцев ничего не поделаешь. Любая другая фигура, представленная диктатором и одновременно лояльная Западу, автоматически станет очередной разменной монетой в большой политической игре. С точки зрения влияния, она не сможет контролировать зону большую, чем сейчас контролирует Карзай - несколько центральных улиц афганской столицы. Где искать диктатора Отчасти формальное противостояние между коалиционными силами и афганским правительством создает почву для большего недоверия афганцев ставленниками Вашингтона. В свою очередь, американское недовольство Хамидом Карзаем заставляет последнего отчаянно искать способы доказать свою эффективность как руководителя страны. Он даже попытался стать лидером, способным убедить талибов в необходимости прекращения боевых действий. Недавно он обратился к своим оппонентам с предложением начать переговоры и сформировать коалиционное правительство. Обращаясь к руководителям фундаменталистов, Карзай назвал их "братьями". Талибы не оценили президентского порыва, а их духовный лидер мулла Омар передал через своих помощников, что не желает сотрудничать с "марионетками внешних сил". В таких условиях необходимо включать логику. Если Карзай контролирует лишь часть Кабула, а коалиционные силы специальные зоны вокруг своих баз, значит, остальной Афганистан, хотят того американцы или нет, контролируется талибами. Чтобы организовывать крупные операции против правительственных сил и коалиции, они должны пользоваться не только добротным вооружением, но и реальной поддержкой населения. Диктатор должен появиться из лагеря талибов. Но у такого сценария не совсем понятный финал. Режим Наджибуллы после того, как из Афганистана вышли советские войска, продержался считанные дни. В нынешней ситуации вывод коалиционных войск может вызвать события намного более трагичные, чем во время вывода советских войск. Вместо Наджибуллы к власти пришел Северный альянс, руководители которого демонстрировали готовность сотрудничать с мировым сообществом. На место Карзая могут прийти представители талибов, которые не собираются считаться с мнением мирового сообщества. СССР не смог сохранить паритет сил в Афганистане и обеспечить Северному альянсу безопасность. После его разгрома в стране осталась только одна сила - талибы. Это сила совершенно иного типа: она деструктивна, фанатична и не склонна ни к каким компромиссам. Если мулла Омар и его последователи получат власть в стране, Афганистан превратится в экспортера самых радикальных исламистских идей, не говоря уже о том, что поток наркотиков возрастет в разы, и противостоять этому будет гораздо труднее, чем сейчас. Военные и политики гребут в разные стороны Несмотря на все имеющиеся противоречия, Москва, государства Центральной Азии и Запад поневоле находятся по одну сторону баррикад. Между тем американцы вынуждены признать, что промежуточные результаты операции особого оптимизма не внушают: передать власть в Афганистане некому, а остаться в этой стране на неопределенное время, значит, попытаться законсервировать ситуацию. К вопросу консервации политики и военные Запада в разное время относились по-разному. В начале 2000-х годов им казалось, что советская военная машина неэффективна, и поэтому не смогла добиться победы над Северным альянсом. Они полагали, что профессиональная и технологически более оснащенная американская армия сможет переломить ситуацию и взять под контроль Афганистан. Сегодня политики вынуждены плыть по инерции и проявлять максимум изобретательности при весьма плохой актерской игре. Оба претендента на президентский пост в США заявляют о необходимости борьбы с терроризмом, а Афганистан - квинтэссенция глобального терроризма. И Маккейн, и Обама, если встанут во главе США потратят еще многие миллиарды долларов американских налогоплательщиков, чтобы попробовать доказать недоказуемое - взять под контроль афганское общество. Вместе с тем военные не столь категоричны в своих высказываниях. К примеру, председатель объединенного комитета начальников штабов США, адмирал Майкл Маллен считает, что "в будущем году, вероятно, (ситуация в Афганистане - прим. автора) может лишь ухудшиться". Главными причинами он считает слабое правительство, сложное экономическое положение страны и активный рост производства наркотиков. В свою очередь, официальный представитель сил НАТО в Афганистане генерал Ричард Бланшетт сказал, что в данном конфликте не может быть военного решения. Солидарен с ним и специальный представитель ООН по Афганистану Кай Эйде, заявивший "мы знаем, что не можем победить военным путем. Это война должна быть выиграна политическими средствами". Более конкретно по данному поводу высказался один из командующих британским контингентом в Афганистане Марк Карлтон-Смит в интервью газете "Таймс". "Нам надо снижать уровень наших ожиданий, мы не выиграем эту войну, - заявил он. - Можно говорить о сокращении повстанческого движения и доведения его до управляемого уровня, но это может сделать афганская армия". Откровения военных нельзя назвать сенсационными. Тогда как политики находятся в Вашингтоне, Брюсселе и других столицах европейских и других государств и размышляют в масштабах геополитических интересов, военные находятся внутри этой войны и видят многое, что политикам недоступно. Безусловно, любые большие масштабы видения мира предполагают снижение уровня детализации общей картины. Так и политики за большим порой не видят частностей. Военные же именно за частностями и реалиями войны видят общее. Во-первых, они еще раз убедились, что афганское общество можно подчинить, лишь истребив его полностью. Это понимание приходит трудно, с большими проблемами, но, как стало сейчас понятно, уже стало очевидностью. Во-вторых, свою задачу военные отчасти выполнили. Они обеспечили передачу власти Хамиду Карзаю, и теперь являются силой, которая его правление в стране гарантирует. В-третьих, военные осознали, что все ключевые ошибки в Афганистане совершили именно политики, а не они. Поставили у власти человека, неспособного справиться с коррумпированностью своего же правительства, не говоря об общем коррупционном фоне в Афганистане. Никак не могут выйти на переговорный процесс с талибами, заставляя последних становиться все более радикальными. Нерадужные перспективы Коалиция пытается решить афганскую проблему доступными средствами. В ситуации, когда талибы не готовы к сотрудничеству ни с режимом Карзая, ни с коалицией, американцы и их союзники пытаются выстроить искусственные элементы будущей политической системы. Так, в частности, временный представитель Национального фронта Мустафа Казими, готов сотрудничать с правительством. Но это сотрудничество будет не полным: другие члены альянса высказывались за перестройку афганской политической системы. Предлагалось ввести пост премьер-министра и передать ему часть полномочий президента, а также усилить роль парламента и проводить выборы губернаторов провинций. Однако даже афганские политологи скептически относятся к подобного рода соглашениям. Один из них, одновременно депутат афганского парламента Абдул Кабир Ранджбар заявил, что "как только они получат власть, то разойдутся, как это уже было в прошлом". Как и говорилось выше, доверие к Национальному фронту в афганском обществе невысокое: многие считают, что за ним стоят интересы иностранных государств. Вместе с тем уже существующая политическая система довольно уязвима и слаба. В прошлом году разгорелся крупный правительственный кризис, связанный с намерением депутатов отправить в отставку ряд министров. По афганской конституции, депутаты парламента могут выразить вотум недоверия министру. 10 и 12 мая 2007 года Волуси Джирга Афганистана приняла решение о том, чтобы отправить в отставку министра по делам беженцев Акбара Акбара и министра иностранных дел Рангина Дадфара Спанту. Причиной такого депутатского решения стала ситуация с афганскими беженцами в Иране, которых иранское правительство начало депортировать обратно в Афганистан. Такие склоки происходят в стенах афганского парламента с пугающей регулярностью. Как все закончится 4 ноября в США должны опубликовать доклад оценочного отдела Службы национальной разведки. Именно в этот день в стране состоятся президентские выборы, и доклад подготовлен специально к данному событию. Правда, некоторые его детали уже стали достоянием гласности. В нем, как указывает британская газета "Гардиан" содержится критика президента Афганистана Хамида Карзая в связи с его неспособностью контролировать коррупцию в его же правительстве. В нем отмечается дестабилизирующая роль процветающей опиумной торговли, которая к настоящему времени практически поглотила половину национальной афганской экономики. Поэтому разработчики доклада рекомендуют американским властям в корне пересмотреть стратегию по Афганистану. Коалиции все же придется искать кандидата на место диктатора Афганистана. Ни Карзай, как упоминалось ранее, ни Национальный фронт, ни другие искусственно созданные структуры внутри страны не способны взять под контроль страну. Значит, придется любыми путями склонить к переговорам талибов, без которых стабилизация невозможна. Мулла Омар из списка выпадает в силу своей несокрушимой уверенности в своей правоте. Посему можно в ближайшее время ожидать раскола талибов и появления среди них индивидуумов или групп, готовых вести переговоры с Карзаем и американцами. Так что коалиции придется хорошо поработать, чтобы найти таких людей среди талибов. Одно можно констатировать со стопроцентной уверенностью: силой оружия талибов к переговорам не склонить. Фото с сайта http://www.epochtimes.ru
Загрузка...

[X]