Опубликовано: 23900

Чиновникам нужна жёсткая встряска: где правительству надо искать деньги в первую очередь

Чиновникам нужна жёсткая встряска: где правительству надо искать деньги в первую очередь Фото - Тахир САСЫКОВ

Правительство Казахстана озадачено проблемой: как сводить баланс бюджета? Пока действия министров похожи на лихорадочные размахивания руками утопающего, когда он пытается ухватиться хоть за что-нибудь.

В принципе, у бизнеса уже есть готовые рецепты, что надо делать и почему. Есть отдельная дисциплина в бизнес-администрировании – кризис-менеджмент, которая разбирает причины кризисов, меры противодействия и выходы из него. Попробуем наложить одну из матриц на действия правительства.

Поиск причины

Первое правило кризисного менеджера: переломный момент можно, да и нужно смягчать. Тем более у Казахстана есть ресурсы для этого. Первое обязательное действие: найти источник кризиса.

Тут у нас вопросов нет: пандемия коронавируса поразила весь мир. Главное правило борьбы с новой инфекцией – ограничение контактов между людьми. А так как вся экономика у нас построена на контактах – мы работаем внутри коллектива, общаемся, перемещаемся, – то карантин убивает любую деятельность.

Контроль ресурсов

Второе: понять, какими активами владеет страна сегодня. Здесь у нас начинаются проблемы. Мы не знаем, может ли сегодня правительство Казахстана сказать, какими активами располагает страна. Проблема в теневой экономике. По разным данным, необлагаемая база в Казахстане составляет минимум треть от ВВП страны. И эта “тень” владеет собственностью: землей, предприятиями, домами, транспортом.

Самый простой способ узнать реальную картину – провести перепись. С переписями в Казахстане всегда было непросто. Вроде бы они проводятся. Но общих результатов правительство не раскрывает. Например, в 2011 году Президент Нурсултан НАЗАРБАЕВ поручил провести инвентаризацию земель сельхозназначения. Цель была простая и понятная – найти неиспользуемые поля, сады и пастбища. Затем, ради увеличения производства продуктов питания, передать их реальным крестьянам. Провели в 2012 году. Управления сельского хозяйства отчитались по регионам. Общие итоги не опубликованы.

В 2014–2015 годах МСХ вновь провело инвентаризацию. В 2016 году депутаты мажилиса требовали от министерства раскрыть полученные данные. Но потом отстали.

В 2017 году был введен закон, по которому земли, неиспользуемые 3 года, переходят в собственность государства. 3 года прошло. Что и у кого забрали? Тишина.

То есть у правительства данные есть. И так, почти наверняка, по другим отраслям экономики.

Также есть множество вопросов по использованию внебюджетных фондов, которые формируются при участии государства. А учитывая, что в Казахстане половину экономики составляют госпредприятия, то в этих фондах есть деньги и квазигоссектора. Например, по информации Агентства по противодействию коррупции, заместителя акима Кызылординской области подозревают в присвоении 80 миллионов тенге из общественного фонда “Сыр мейiрiмi”. По мнению следователей, сотрудники областного акимата присвоили деньги под предлогом восстановления Арыси.

И таких фондов множество, во всех регионах страны. Они владеют миллиардами тенге. При этом движение этих средств законодательство не регулирует, они не могут быть проверены ревизией Счетного комитета, парламента или общественных советов.

Оптимизация расходов

Для предприятия оптимизация означает сокращение непродуктивных расходов. Для государства ровно наоборот, считает экономист Мурат ТЕМИРХАНОВ.

– В кризис расходы не должны сокращаться. Их надо, наоборот, увеличивать. Это контрциклическая политика, чтобы поддержать спрос, саму экономику и если у государства есть возможность. У нас такая заначка есть в виде Национального фонда.

Социальные расходы, здравоохранение, образование – на них финансирование категорически нельзя сокращать. Тут никуда не денешься.

Выплата 42 500 тенге – тоже социальная мера. Возможно, эти пособия придется выплачивать даже до конца года. Тут вопросов нет. Деньги надо будет брать из Нацфонда. Он для этого и создан.

Вопрос в том, на что тратят 6 триллионов тенге, выделенных на поддержку экономики. Один триллион отправлен на Дорожную карту занятости – на поддержку инфраструктуры и поддержку объектов, создание временных рабочих мест, чтобы помочь населению. Деньги идут напрямую акиматам через облигации. По моей оценке, 60 процентов из этого триллиона пошли на очень хорошие цели. На поддержку дорог, поддержку системы энергоснабжения и водоснабжения, коммунальную инфраструктуру. Здесь правительство пошло по пути реформ в США во время Великой депрессии. Одним из выходов там было срочное строительство дорог. Это дало занятость. Пускай и временную. Эти дороги прослужили десятки лет, объединили страну, улучшили торговые связи. Испытано на себе: как получить статус безработного, но остаться без социальной помощи

Но куда пошли остальные 40 процентов? Удивительно, что деньги уходят на строительство спортивно-развлекательных объектов, благоустройство домов и смену бордюров по десятому разу! Ну зачем?

Какие расходы еще можно сократить?

Надо признаться, в этом году минфин уже снизил или убрал часть расходов, которые регулярно набивают оскомину у населения. Сначала был наложен мораторий на покупку новой мебели и автомобилей для нужд чиновников.

В 2012 году во время моей поездки на завод “Азиа Авто” в Усть-Каменогорске его руководство представило новый модельный ряд, который хотела выпускать компания в Казахстане. Особенно поразила богатая линейка представительских и бизнес-автомобилей 3 разных брендов. На простодушный вопрос журналистов “А кто будет покупать такие дорогие машины?” Ержан МАНДИЕВ, генеральный директор “АЗИЯ АВТО Казахстан”, честно признался – государственный сектор. Это основной покупатель дорогой автотехники. Но тогда завод рассчитывал, что чиновников обяжут покупать продукцию только отечественной сборки.

С другой стороны, никто не запрещает госорганам арендовать представительские автомобили для нужд чиновников.

Может быть, следует ввести норму на классность машин для бюджетной сферы? Например, только министр имеет право на автомобиль класса “люкс”, его замы – бизнес-класс, а все остальные могут претендовать только на эконом-варианты.

– В моем понимании, чиновникам нужна жесткая встряска, чтобы они спустились с небес в нашу реальность, – сказал в интервью “КАРАВАНУ” депутат мажилиса Айкын КОНУРОВ. – Есть траты абсолютно ненужные и раздражающие народ: резиденции, квартиры и транспорт премиум- или бизнес-класса для чиновников, затраты на положительный имидж в СМИ, социальных сетях, различные праздничные мероприятия и их сопровождение дорогими атрибутами в виде музыкантов, ведущих, салютов и т. п. На встречах с народом выражается непонимание смысла рекламы предприятий квазигоссектора, государственных фондов и программ развития. Люди считают, что убеждать их в нужности и успешности этих структур абсолютно не нужно, гораздо важнее – это ощущение улучшения качества жизни на себе, близких. И я их полностью поддерживаю!

С нового года сокращаются представительские и командировочные расходы для правительства РК. Пандемия показала абсолютную ненужность затрат на всевозможные местные и международные конференции, саммиты, зарубежные командировки. В условиях цифровизации все эти затраты можно уменьшить в разы.

И, наверное, стоит публично поблагодарить членов Международного олимпийского комитета, которые проголосовали за проведение зимних Олимпийских игр 2022 года в Пекине, а не в Алматы.

Летом 2015 года в Куала-Лумпуре на сессии МОК 44 члена МОК проголосовали за Пекин, 40 – за Казахстан. В случае победы расходы Казахстана на проведение Олимпиады составили бы более 7 миллиардов долларов. А с учетом опыта коррупционных скандалов при подготовке Азиады 2011 года, когда было украдено 57 миллионов долларов из 1,65 миллиарда выделенных, расходы бы наверняка увеличились.

Оптимизация денежных потоков

Один из самых тяжелых пунктов. Это можно понять на примере только одной Акмолинской области. В этом году в бюджете региона запланировано 37 проектов дорожного строительства на сумму 19,5 миллиарда тенге. Среди них есть мелкие на 2–3 миллиона по ремонту внутрипоселковых дорог. Есть крупные по 2–3 миллиарда по реконструкции трасс республиканского значения.

Согласно карте открытых бюджетов, по 12 из 37 проектов уже допущено превышение расходов. В среднем в 2–2,5 раза. Естественно, превышение идет по самым дорогим проектам.

Так, на освоении средств уже находится “Средний ремонт автомобильной дороги областного значения Атбасар – Кийма – Жаксы – Державинск км 9–51, км 62-–80 (60 км)”. Цена – 2,2 миллиарда тенге. Превышение над обычной для такого вида работ цены составляет 511 процентов.

Но рекорд у другого проекта. “Средний ремонт участка автомобильной дороги Екатеринбург – Алматы 67 км”. Бюджет 3,7 миллиарда тенге. Превышение над обычной ценой в 10 раз!

Бюджет крупных проектов, по которым превышена цена, занимает 94 процента от всех расходов Акмолинской области на дорожные работы. Выходит, что на все остальные проекты денег нет!

Или проект “Средний ремонт внутрипоселковых дорог в селе Павловка Зерендинского района” на 21 миллион тенге. Тут все наоборот – отклонение цены составляет минус 94 процента. Какую дорогу строители сделают жителям поселка за цену в 20 раз меньше обычного – можно только догадываться. Может, тропинку протопчут?

Не держать пожар в тайне

Нормальный контроль казны позволит сохранить десятки и сотни миллиардов тенге. Да, бюджет страны существенно сократится, но это и так уже происходит. Поступление налогов упало из-за карантина практически по всем пунктам. Особенно сильно недосчитались налогов от малого и среднего бизнеса, внешней торговли и ИПН. Поэтому надо, чтобы каждый тенге работал, как 2 до кризиса.

Но для этого надо постоянно информировать подчиненных о том, что происходит на предприятии. В нашем случае, что происходит в государстве. Формально это набившие всем оскомину связи с общественностью. Но и эти связи можно сделать разумными и недорогими. Как это сделать? Всё в руках властей.

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи