Опубликовано: 10800

Через 5 лет Казахстан потеряет знания о полезных ископаемых

Через 5 лет Казахстан потеряет знания о полезных ископаемых Фото - Айгуль Акыбаева

Через 5-10 лет Казахстан может потерять половину геологической информации о полезных ископаемых на своей территории. Это снизит инвестиционную привлекательность страны и может оттолкнуть иностранные компании от работы в стране.

Такое мнение Caravan.kz высказал геолог-консультант Игорь ЕВДОКИМОВ.

Карты, понятные чиновнику

- На прошлой неделе министр экологии, геологии и природных ресурсов Сериккали Брекешев представил проект Концепции развития геологической отрасли на 2023-27 годы. Вроде все правильно он говорил, о нужных изменениях, но сразу видно, что он не совсем знает, как работает система, которую он возглавляет, - рассказал Игорь Евдокимов.

Первое, что бросилось в глаза – решение министерства отказаться от карт масштаба 1:200000 на карты более крупного масштаба 1:50000. Аллилуйя! Чиновники возвращают нормальный рабочий масштаб карт, с которыми работают геологи.

Что такое карта 1:200000? Это лист, на который можно поместить обычный административный район, чтобы показать все месторождения. Это очень грубая карта. Специалисту-геологу нужны карты 500-го масштаба, чтобы видеть каждый метр территории. Как оказалось, мы 20 лет тратили деньги на карты, которые удобны для чиновников, которые рисуют радужные презентации. 46 процентов: банковские кредиты разгоняют инфляцию в Казахстане

Наконец, после указания президента, министерство будет работать над прозрачностью геологической информации. Причем не только первичной, но и вторичной.

Проблема геологов СССР была в тотальной секретности. Любой нормальный геолог — это еще и хороший топограф, способный набросать карту местности. А к картам в СССР относились очень серьезно. Поэтому в министерстве геологии было введено правило: каждый отчет по разведке надо делить на две части. В первой части указаны данные о месторождении и его примерное нахождение на карте. Но карты были зашифрованы. Шифр к карте и привязка к местности были во второй части отчета. Эти данные секретили и передавали на хранение в спецчасть.

В каждом межрегиональном департаменте Комитета геологии есть специальная комната – спецчасть. Там сидит женщина, у которое есть допуск к секретам. Она ведет каталог секретных данных, хранящихся в спецчасти.

Но простой геолог без допуска к секретным материалам туда даже зайти не может. Он даже не может спросить: хранится ли у вас каталог по таким-то отчетам? И она не имеет права отвечать на такие запросы.

И, чтобы работать с материалами управления геологии, надо было иметь допуск к секретным материалам. Эта практика в Министерстве экологии, геологии и природных ресурсов сохранилась до сих пор. Даже несмотря на всю открытость Казахстана. Ведает этими секретами КНБ.

Но вот геолог получил карту с нанесенной координатной сеткой, но без цифр, координат, русел рек и ручьев. Только известно, что местность южнее деревни Веселовка. Чтобы узнать точное местоположение участка, надо произвести сложные математические вычисления. В Казахстане было пять геологических управлений, и в каждом из них были свои методы шифрования. Казахстан беден полезными ископаемыми и "проедает" достижения и находки времен СССР - ветеран геологии

То есть информацию получили. А как ее использовать? Заново бурить? Доразведка участка площадью 1 км на 0,5 км может стоить до миллиона долларов. А у нас таких участков тысячи! Только на доразведку уйдут миллиарды.

- В прошлом году в Восточном Казахстане я встретил геологоразведочную партию, которая занималась такой доразведкой. Участок виден: везде накопаны канавы, торчат скважины, - рассказывает геолог. - Но сами коллеги признаются, что они не знают, что у них лежит под ногами. Поэтому бурят скважины, как в первый раз.

Все на свалку!

В принципе все эти данные было бы проще получить в архивах министерства. Но для этого надо, чтобы с бумагами работал хороший специалист. Если это топографические данные, то с ними может работать только хороший топограф, который знает, какие шифры использовались в этом районе. А таких людей остались единицы. Поэтому инвесторам тоже сложно понять, что сделано гораздо больше, чем числится в отчетах. Данные не систематизированы.

- Например, по Восточному Казахстану часто сдавали карты, в которых топографическая сетка была смещена на 600-800 метров. А могли сместить на некруглые цифры, например, на 1 км 816 метров. Если специалист этого не знает, то за счет искажения бумаги – она тоже стареет – уже сложно. Пока еще живы люди, которые знают способы шифрования. Они скоро умрут, и молодые топографы не смогут восстановить информацию. Выходит, миллионные затраты СССР мы выкинем на свалку! – сетует Игорь Евдокимов.

Из-за тотальной секретности огромное Шубаркульское месторождение угля открывали минимум три раза. Его случайно нашли в начале 1980-х годов. Потребность в угле была большая, поэтому за его нахождение и разработку люди были представлены к государственным наградам. Об этом узнали геологи-уранщики, и они заявили, что Шубаркуль они нашли еще в 30-х годах. Но для них месторождение оказалось бесперспективным, и отчет отдали в архив. Потом в 50-х годах месторождение нашли гидрогеологи. Они искали воду для пастбищ. Им местная вода тоже не подошла, и они снова засекретили отчет. И только через 30 лет угольщики заново открыли месторождение. Поэтому что сейчас хранится в отраслевых архивах «Казатомпрома», Министерства сельского хозяйства, Министерства энергетики, мы даже не знаем. Решение КТЖ может оставить казахстанский город без тепла

- В прошлом году мой коллега изучал проявление руды в Жамбылской области, - рассказывает эксперт. - Запрашиваем документы – в них говорится, что на этом участке уже работала экспедиция. Ищем отчет, а нам говорят, что такого документа не существует. Где он? Украли? Сожгли? Мыши съели? Мы не знаем.

Кто берега попутал

Еще одна проблема, о которой Сериккали Брекешев не сказал: использование чужих топографических систем для составления карт Казахстана.

Сейчас официальная система координат в Казахстане - СК-42 (Пулково 1942). Она принадлежит России. Допуск к данным по этой системе надо получать в КНБ. Поэтому топографы чаще используют GPS-навигаторы, которые работают в американском стандарте WGS-84. И карты в министерство подают, опираясь именно на GPS. И само министерство выдает лицензии по координатам WGS-84.

Эти две системы разные. Разница между координатами в двух системах для территории Казахстана может составлять до 100 метров. Для геологов это очень много.

Министерство может дать двум компаниям два соседних участка, а на местности окажется, что они наезжают друг на друга. Кто будет прав?

Вспоминаем, что 70 лет территорию Казахстана изучали по картам, составленным в системе координат Пулково. Значит, надо все карты и отчеты переписывать в новой системе координат.

Но, кроме этого, американцы намеренно внесли ошибку в GPS до 14 метров. Это искажение надо убирать. Большинство топографов в Казахстане этого сделать не могут. Иностранцы, видимо, могут. В итоге мы, Казахстан, теряем свою топографическую независимость.

- Вся ценность геологической информации по РК была сделана в СССР. Сейчас я работаю по району в ВКО, и у меня нет ни одного толкового документа, написанного на деньги РК. Всю информацию я черпаю из отчетов, написанных более 30 лет назад, - говорит Игорь Евдокимов. - Но они все зашифрованы. По ним очень трудно определить точные координаты уже пробуренных скважин. Поэтому отдача от них 5-10 процентов. Не выше.

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи