Опубликовано: 1115

Больница - это такая ночлежка?

Больница - это такая ночлежка?

Резкое похолодание доставило немало хлопот врачам южной столицы. Больницы переполнены бомжами.

Люди поступают с обморожением отдельных частей тела и с переохлаждением организма. Врачи говорят, что если морозы не спадут, люди без постоянного места жительства будут обречены жить в больницах. В лучшем случае. В худшем - будут просто умирать. Вообще-то проблема с местами зимовки тех, у кого нет крыши над головой, существует уже не один год. Даже тогда, когда в городе появилась официальная ночлежка, ее обитатели сетовали, что в зимнее время она переполнена. Желающих получить тарелку горячего ужина и теплую постель гораздо больше, чем может вместить в себя приемник. Однако, прошлые года, когда зимы были относительно мягкими и теплыми, ситуация решалась сама собой. Народ кучковался по подвалам, ночевал на вокзалах, прятался в подъездах. Эта зима напомнила казахстанцам, что они живут в резко континентальном климате, и понижение температуры до минус 20 и ниже - обычное явление, нормальное для Алматы. Врачи городской клинической больницы № 4 говорят, что так уж исторически сложилось, что всех несчастных, подобранных на улице в зимнее время, везут к ним. Сейчас палаты переполнены, реанимация тоже. Люди лежат даже в коридорах. А по прогнозам синоптиков морозы будут стоять еще недели две. Это значит, что пострадавших прибавится. Что делать? Куда их размещать? Как оказывать помощь? Какими силами и на какие средства лечить бездомных? Врачи возмущаются: "Нельзя же, в самом деле, превращать общественное место для лечения людей в бомжатник! Все-таки уличные люди - контингент особенный, грязный, голодный, проблемный. Вопрос с их зимовками должен быть решен на уровне города. Пока же он решается за счет больниц и силами врачей". Перспектива оказания помощи таким больным ничтожно мала. Заведующие ожоговым, хирургическим, терапевтическим и травматологическим отделений говорят, что, даже оказав первую помощь таким пациентам, можно быть уверенными, что через неделю-другую эти же самые люди снова попадут к ним. При этом на нормальное население у больницы не остается ни сил, ни средств. В последнее время лечебные учреждения финансируются усеченно, то есть существует прейскурант болезней и стоимость их лечения. Определены четкие нормативы на все людские недуги: запланировано, что с такими-то проблемами человек должен получить такую-то помощь и за столько-то дней. При этом количество койко-дней заложено, конечно же, минимальное. Больница получает средства согласно этим нормативам. В случае с бомжами получается, что их ослабленные организмы требуют более длительного и тщательного выхаживания, поэтому вместо трех дней они лежат в больнице три недели. Однако как уже говорилось выше, клиника получает финансы на содержание такого больного только за три условных дня, все остальное время она должна содержать его либо за свой счет, либо за счет самого пациента. Последнее абсолютно нереально. Однако и первое тоже. У больницы нет, и не может быть собственного счета и собственных средств. Сейчас у нее есть одни только проблемы, потому как места надо освобождать, то есть, грубо говоря, выписывать тех, кто в начале недели поступил с черными от мороза ступнями, носами, руками. Некоторые из них остались без ступней. Не удалось спасти отмерзшие пальцы. Куда может пойти такой калека? Врачи говорят, что выписка бомжей стала предметом ярых споров в обществе. Народ клеймит врачей в черствости, потому как со стороны факт выпроваживания таких пациентов за пределы больницы выглядит кощунственно: их просто выписывают, отпускают, тех, кто не может идти, довозят до ближайшей лавочки и оставляют там. "А что мы еще должны делать?", - оправдываются врачи, - мы и так, как няньки, перед выпиской бомжей обязательно созваниваемся с Обществом Красного Креста, просим у них теплую одежду, одеваем их, утепляем, и только потом отправляем на "вольные хлеба". Сколько раз бывало, что тяжелобольных доставляли в церкви, выгружали там, но только потому, что прихожане - народ более сердобольный, и потом при церквях есть столовые, которые тоже не забывают о несчастных. Однако посудите трезво: почему врачи должны заниматься социальной реабилитацией бомжей? У них что, своей работы мало?". Кроме того, врачи ставят проблему зимних ночлежек еще более широко, чем просто крыша над головой или гарантированный кусок хлеба. Говорят: "Далеко не все за время зимы отделываются обморожением, некоторым приходится делать серьезные операции: у людей отказывают почки, они страдают от сложных переломов. Куда девать таких пациентов? За ними требуется послеоперационный уход, но у них нет родственников, нет средств на приобретение необходимых лекарств, у них даже койки нет, чтобы выдержать постельный режим! Держать их в больнице невозможно. Выкинуть на улицу - тоже. Что делать?". Пациенты больниц, вынужденные делить с бомжами одну палату, тоже жалуются, говорят, что совместное лечение с людьми с улицы недопустимо. Многие из бомжей страдают алкозависимостью, у них нет сменного чистого белья, они не соблюдают правила гигиены и не испытывают уважительного отношения к больному сообществу. Все это раздражает обычных пациентов, и они все настойчивее и громче требуют изолировать их от бомжей. Врачи понимают их неприязнь и переживания, однако разводят руками: "уличных" девать некуда. Про некоторых говорят, что они у них уже три зимы подряд отлеживаются. Простынет такой тип в начале зимы, поступит с переохлаждением, полежит недельку-другую, подлечится, отъестся, поправится, как на курорте, и снова уходит на улицу. Через неделю его опять на скорой привозят. И так до весны. В связи с сильными морозами бездомный народ стал спасаться от холода на трубах теплоцентралей. Однако, заснув на широченной трубе, как на горячей печке, многие из них просыпаются с ожогами мягких тканей. В настоящее время таких больных в больнице тоже немало. Сами бомжи, оказавшиеся на больничных койках, говорят, что в последнее время люди стали жестокими, гонят их из теплых подъездов, вызывают полицию, натравливают на них местных авторитетов. А то и того хуже: блокируют подъезды на коды, и тогда бездомным вообще деваться некуда. Медсестры рассказывают, что им не только приходится ухаживать за бомжами, но и разыскивать их родственников. Каждого поступившего тщательно расспрашивают: есть ли близкие люди, где они живут, как их фамилия, другой раз по справочной службе города ищут родственников или знакомых, тех, кто мог бы хоть чуть-чуть позаботиться о них. Сами беспризорные люди иногда поступают в таком состоянии ( с нарушениями психики), что даже собственные имя и год рождения не помнят. "И опять же, - резюмируют люди в белых халатах, - подобные расследования не входят в наши обязанности. Однако мы вынуждены этим заниматься, нам надо не просто выписать человека, а спасти ему жизнь. Не понятно только одно: почему мы должны это делать за счет своего рабочего времени, за счет своих средств?". Почему? Потому что на сегодня в огромном мегаполисе этого не делает никто. Потому что местные власти делают вид, что подобной проблемы нет, как впрочем, и существование самих бездомных наверху никто не замечает. Что касается положения больниц города, оказавшихся ближе всех на границе взаимодействия с бомжами, то, однажды потянув этот воз, вряд ли они теперь одними протестами смогут решить этот вопрос. Нужна государственная программа медицинской и социальной помощи бездомным, потому что только за одну ночь в больницу поступает от шести до десяти человек, а то и больше. Это страшная статистика…
Загрузка...

X Закрыть