Опубликовано: 3 2567

К транссексуалам в Казахстане предлагают относиться по-человечески

К транссексуалам в Казахстане предлагают относиться по-человечески

Включить операции по смене пола и гормонозаместительную терапию в гарантированный объем бесплатной медицинской помощи в Казахстане предлагает директор Института здоровья человека Дмитрий ТЕРЕШКЕВИЧ. Из-за отсутствия стандартов ведения трансгендеров, соответствующих международным подходам, данная категория казахстанцев вынуждена скрывать свои проблемы и решать их за рубежом. В обществе же к “родившимся не в своем

теле” по-прежнему относятся, как к изгоям.

Под кодом F64.0, или Что приветствует шайтан

В начале года свое отношение к трансгендерному вопросу официально выразило Духовное управление мусульман Казахстана, издав соответствующую фетву: “По шариату запрещается подвергать изменению половые органы. Такие нелепые и мерзкие поступки одобряются шайтаном и могут привести к тому, что мужчина может сойтись с мужчиной, а женщина – с женщиной”.

Между тем угроза анафемы вряд ли является самой большой проблемой для казахстанских трансгендеров. До сих пор в республике не разработаны стандарты оказания медицинской помощи данной категории граждан, соответствующие международным стандартам, сетует глава ОО “Институт здоровья человека” Дмитрий Терешкевич.

В психиатрической клинике Казахстана трансгендерные люди после прохождения комиссии получают диагноз “F64.0 – транссексуализм”, хотя многие из них считают само понятие “транссексуал” дискриминирующим, таким же, как гетеросексуал или гомосексуал.

– Во всех этих определениях есть слово “секс”, указание на ваши сексуальные предпочтения, хотя вы просто женщина или мужчина, бесполое создание, андрогин, ангел, солнце – что угодно. Общаясь с вами, я не задумываюсь о том, что происходит у вас ночью в постели, какие у вас половые органы и как вы относитесь к сексу. Мы просто сидим, пьем кофе, разговариваем, обсуждаем медицинские стандарты. А называть вас гетеросексуалкой – значит вторгаться в ваше интимное пространство, – уверен Дмитрий Терешкевич.

Трансгендерные люди могут нуждаться в особых видах медицинской помощи, в том числе психологической, гормонозаместительной терапии и, возможно, но не обязательно, – хирургической коррекции.

– Четкие стандарты оказания подобной помощи в Казахстане отсутствуют. Когда спрашивали у минздрава, почему – ответили, нет времени на его разработку, – рассказывает руководитель Института здоровья человека.

По данным минздрава и соцразвития РК, на комиссию по медицинскому освидетельствованию лиц с расстройствами половой идентификации при Республиканском научно-практическом центре психиатрии, психотерапии и наркологии по поводу обследования с диагнозом “транссексуализм” в 2013 году было всего два обращения, в 2014-м – одно.

– Эти скудные данные говорят о недоверии трансгендерных людей к нашей медицине. Даже частные клиники у нас не развиты настолько, чтобы консультировать их, среди прочего нет и должного эндокринологического сервиса. В итоге трансгендеры предпочитают выезжать в Россию или дальше – зависит от финансовых возможностей каждого, где получают консультации и курс гормонотерапии, потом оперируются. Те, кто ограничен в средствах, читают информацию на сайтах и самостоятельно начинают принимать препараты. А ведь это очень тонкая вещь, которая может нанести непоправимый вред организму. Между тем с учетом крайне низкого уровня обращений трансгендеров в медучреждения страны проводить одну-две операции в год не так накладно для бюджета, – считает Дмитрий Терешкевич.

Квоты для трансгендеров

Операции по смене пола в республике официально разрешено проводить с 2009 года. Единственным медицинским учреждением с таким направлением был Национальный центр урологии им. Б. Джарбусынова в Алматы.

Поскольку смена биологического пола не входит в Перечень гарантированного объема бесплатной медицинской помощи, операции проводились на платной основе. Стоимость самой операции в прошлом году составляла 450 тысяч тенге, вкупе с постоперационным периодом сумма затрат доходила в среднем до 700 тысяч тенге.

Однако, как выяснил “КАРАВАН”, с некоторых пор в центре отказались делать из мужчин женщин и наоборот. Профессор МАКАЖАНОВ, к которому мы обратились в частном порядке, по телефону сказал нам следующее:

– Мы сейчас не делаем такие операции. Не хочу, трудно, у нас условий нет.

Без бумажки ты по-прежнему…

Еще одной проблемой отечественных трансгендеров является оформление документов.

– Казахстанское законодательство ставит трансгендеров перед жестким выбором: хочешь поменять пол и получить новые документы – ложись под нож. Но даже после этого неизбежны проблемы – ИИН ведь выдается один раз и на всю жизнь, соответственно, даже получив новое удостоверение личности, трансгендер каждый раз будет проходить по базам по “старым половым данным”. Допустим, приходит к вам устраиваться на работу симпатичная девушка, а в документе написано – мужик. Вот здесь и начинаются проблемы… В Белоруссии этот стандарт выше: после постановки диагноза “транссексуализм” гражданин сразу может идти менять документы на лицо другого пола. Это позволяет трансгендерам оставаться в социальной среде, – констатирует Дмитрий Терешкевич.

К слову, официальной статистики по численности трансгендеров в Казахстане нет. Учет лиц, сменивших пол, не ведет ни один госорган. Согласно международным исследованиям, доля лиц с расстройствами половой идентификации составляет 0,02 процента от всего населения государства.

Изменить нельзя поддержать

Мы конструируем ракеты и летаем в космос, но в отношении тех, кто не такой, как все, мы по-прежнему в каменном веке. Открытое заявление о принадлежности к трансгендерам в Казахстане чревато не только постоянным унижением, но и угрозой физического уничтожения.

– Наш институт работал с девушкой-трансгендером, в прошлом мужчиной из влиятельной семьи. Она осознала, что родилась не в своем теле, о чем сообщила родным. Те применили свой метод решения проблемы: связывали ее, избивали, вырывали волосы, ногти, несколько дней держали без еды, приковывали наручниками к батарее. В истязании участвовали родители, братья и сестры девушки. Возили в психиатрическую больницу в Астане (где, к счастью, предложили выставить диагноз родственникам) и к венерологам, заставляли вернуться в мужской облик, хотя девушка принимала гормоны, и в ее внешности уже не было мужских черт. К нам она обратилась в тяжелейшем состоянии. Мы приложили все усилия, чтобы девушка-трансгендер эмигрировала за рубеж, где у нее все наладилось: она выучила язык, устроилась на работу, появился бойфренд, они думают об усыновлении ребенка. Сейчас она общается с мамой, помогает ей издалека, несмотря ни на что. Я знаю разные истории, все они связаны с актами неприятия и насилия со стороны родственников, общества. Среди трансгендерных людей очень высок риск суицида – до 87 процентов. Но есть и другие истории, когда близкие становятся на сторону особенных людей и во всем их поддерживают. И мы хотим, чтобы таких историй со счастливым финалом было как можно больше, надеемся, что государство также поддержит инициативу и приложит все усилия по обеспечению прав и свобод небольшой группы граждан Казахстана, – выразил свои чаяния глава Института здоровья человека.

Астана

Загрузка...

КОММЕНТАРИИ