Опубликовано: 1037

Азон не горит в огне. Как инвалид построил себя и бизнес

Азон не горит в огне. Как инвалид построил себя и бизнес

Трагедия в одночасье сделала полного сил и надежд молодого парня безногим инвалидом. Многие знакомые тут же списали его со счетов, пророча судьбу опустившегося бомжа или алкоголика. А он решил пойти наперекор им – стал мастером спорта международного класса, отхватил жену-красавицу, которая родила ему четверых сыновей, стал преуспевающим бизнесменом. Такого поворота не ожидал никто.

Между жизнью и смертью

В начале 90-х Азон Шаймарданов работал оперуполномоченным уголовного розыска в Уральске. Его физические данные, бойцовский характер и неиссякаемый оптимизм не остались без внимания руководства. Парню поручали раскрытие самых сложных, неординарных дел. Для выезда на задания по розыску преступников ему была выделена оперативная автомашина. И он уже строил большие планы о дальнейшей карьере в органах полиции.

…Шел 1992 год. Обычная служебная командировка. Машина полицейских попала в страшную аварию, столкнувшись с грузовым ЗИЛом, тут же вспыхнула и сгорела.

– Я остался жив благодаря водителю, он чудом вытащил меня из горящей машины, от которой потом ничего не осталось. У меня сгорело до костей почти полтуловища. Когда очнулся, понял – дело плохо. Вердикт врачей – не жилец. Оставили в коридоре умирать. Я лежал голый и замерзал. Мимо проходили медсестры, не обращая на меня никакого внимания. Приходя в сознание, я, как мне казалось, кричал, чтобы меня укрыли, хотя на самом деле бессильно шептал. Было очень страшно, – вспоминает Азон Шаймарданов события тех дней, перевернувшие его жизнь. – К вечеру ко мне подошел главный врач и спросил, есть ли у меня хотя бы один знакомый хирург, который возьмется бороться за мою жизнь. Я вспомнил номер телефона своего товарища-хирурга и, попросив позвонить ему, потерял сознание. Когда в очередной раз пришел в себя, понял, что лежу на операционном столе, надо мной стоит знакомый хирург и говорит, что все будет хорошо. С его появлением отношение ко мне изменилось. Но мне было страшно – я понимал, что из больницы выйдет совсем другой Азон.

С этого момента врачи повели настоящую борьбу за жизнь безнадежного, казалось, пациента: ткани на конечностях Азона сгорели до костей. Проводили всевозможные эксперименты по наращиванию, пробовали какие-то привозные порошки. Однако все тщетно – организм отторгал все чужеродное, ткани не срастались.

– Прилетевший профессор из Алматы, увидев меня, сказал, что нужно резать немедленно, сейчас же, утром будет поздно. Потому что у меня началась гангрена, в комнате стояла невыносимая вонь разлагающегося мяса. Я сам по характеру очень чувствительный, еще когда оперативником работал, мог уловить любой запах, а тут такое, поэтому был готов лишиться ноги, – рассказывает Азон Нурмуханович.

Новая жизнь… без ноги

Пройдя пять операций, молодой парень стал готовиться к новой жизни. Это был очень сложный психологический перелом.

– Вчера я бегал по крышам и подвалам, сидел в ресторане, поднимал гири, а сегодня – безногий инвалид. Я стеснялся выйти на улицу, казалось, что все люди оглядываются на меня. И надолго закрылся в четырех стенах.

Однако сдаваться Азон не собирался. Решил смастерить себе протезы. Затея оказалась сложно выполнимой: негде было получить информацию, Интернета тогда еще не было, а в журналах об этом не писали. Но Азон включил воображение и смастерил-таки себе металлический протез. Это было чудо – стоять на двух ногах и опять чувствовать себя полноценным человеком. Ночами, надев на свою ампутированную ногу протез, он выходил на улицу и подолгу наслаждался прогулкой вокруг дома. О своем счастье рассказал прикрепленной к нему  работнице собеса. Но она не разделила его энтузиазма и заявила, что рана еще не зажила и малейший неправильный зажим нерва может стать роковым – Азон может остаться неподвижным. Это его очень испугало, он закинул свой самодельный протез в дальний угол.

На дворе был сложный период для страны – начало 90-х, вокруг полный развал, заводы и фабрики закрываются, безработица. До судьбы отдельно взятого инвалида никому нет дела. Оставшись наедине с собой в пустой квартире, молодой человек 28 лет от роду, похудевший до неузнаваемости, переживал самый тяжелый момент своей жизни. Но железная сила воли, спортивная закалка позволили Азону взять судьбу в свои руки: он возобновил занятия спортом, смастерил себе весь инвентарь и стал потихоньку приводить тело в форму.

Спортзал для инвалида

Через некоторое время Азон связался с местной спортивной организацией, объяснил ситуацию и высказал свое пожелание прийти в зал, ведь раньше он занимался рукопашным боем, карате, поднимал гири. Ему предложили лишь сидячий волейбол для инвалидов.

– На самом деле для меня это было непростое занятие. В этом виде спорта надо сидя передвигаться, а я после ожога – из раны текла кровь, неимоверная боль. Дело в том, что, когда после аварии шла борьба за ногу, за другими частями тела не уследили. Когда перевернули на живот, оказалось, что мяса на задней части-то и нет, огнем были задеты позвоночные кости, а оттуда – нервы. Больно, словно кувалдой по голове. Но я не обращал внимания на боль, накладывал под себя побольше тряпок, чтобы кровь не просачивалась, и продолжал заниматься. Через некоторое время раны затянулись.

Через год в составе сборной команды области Шаймарданов поехал на республиканскую спартакиаду в Алматы.

– Тогда я первый раз увидел, столько инвалидов-спортсменов, и был поражен их общением, дружбой, любовью к спорту. Люди в колясках обнимаются, встречаются, живут полноценной жизнью. Они дали мне мощный заряд и стимул для жизни. Я тогда себя успокоил – мое положение еще не самое плохое. Понял, как надо самому заниматься, чтобы достичь успеха и стать примером для других.

Вернувшись домой, помимо сидячего волейбола Азон взялся за легкую атлетику и пауэрлифтинг. На свалке нашел подходящий металл, изготовил себе штангу и решил, что будет лучшим. Но тогда мало кто знал про этот вид спорта, пришлось все делать на ощупь. В 2004 году он выполнил норматив мастера спорта, подняв штангу весом 150 килограммов. Через некоторое время побил казахстанский рекорд, подняв 165 килограммов, и стал мастером спорта международного класса. Он был готов поехать на любые международные соревнования и даже Паралимпийские игры, чтобы защищать честь Казахстана, но из-за нерасторопности, а может, нежелания чиновников от спорта продвигать сильнейших отечественных спорт­сменов так и не дождался звонка от Паралимпийского комитета. А ведь до сих пор в республике в этом виде спорта ему нет равных. Зато в сборной Казахстана по сидячему волейболу он был в течение 11 лет, объездил многие страны, завоевал десятки медалей.

Бизнес и жена в придачу

Через год после аварии, получив настоящие медицинские протезы, Азон вышел на улицу. Это был уже другой мир: появились базары, где все бегают, что-то покупают-продают, крутят шарики-малики. Пришлось долго думать, как пристроиться к этой жизни, прокормить себя. Проанализировав ситуацию, начал заниматься бизнесом. Сам ездить за товаром в Китай или Россию Азон не мог, но проявил предпринимательскую хватку – брал товар под реализацию и за короткий срок расплачивался. Дела пошли в гору – открыл сначала парикмахерскую, затем магазин. Знакомые, которые вчера вычеркнули Азона из жизни как ненужный безногий элемент, опять стали набиваться в приятели.

– Вот тогда я понял истинные отношения между людьми, у меня произошла переоценка ценностей, – говорит Азон Нурмуханович.

Однажды в его магазин пришли студенты товароведческого колледжа на преддипломную практику. В то время многие магазины закрывались, учебные заведения обращались за помощью к городским предпринимателям. Азон принял всех, они получили свои характеристики, практика закончилась… Одна девушка пришла за характеристикой позже. Нашему герою она понравилась – продавцы ему были нужны, и он пригласил ее на работу.

– По жизни я очень быстро принимаю решение, поэтому долго тянуть не стал, предложил ей руку и сердце на одной ноге, – смеясь говорит Азон. – Для ее семьи это был шок. Она  – русская. Я – казах, инвалид, да еще по возрасту намного старше. Отправил в отпуск подумать и сказал, что через месяц пришлю сватов. Долго думал, кого с собой взять. Есть друзья, которые умеют хорошо говорить, но в конце концов решил пойти один. Теща встретила неплохо. Обговорили все, проведение свадьбы я взял на себя. Мне хотелось быстрее жениться, насытился холостяцкой жизнью. Хотелось наконец свою семью.

Медали на новогодней елке

Жена Ирина родила ему четверых сыновей. Все они пошли по стопам отца, занимаются спортом. У самого Азона больше 100 медалей за победы на областных, республиканских и международных соревнованиях, дети тоже стараются не отставать от папы. В семье Шаймардановых спортивных медалей так много, что в прошлом году они решили ими украсить новогоднюю елку вместо игрушек.

…Вот уже больше 10 лет Азон Шаймарданов возглавляет областной филиал Нацио­нального паралимпийского комитета. За это время ему удалось изменить отношение чиновников к спортсменам-инвалидам, добиться того, что их стали беспрепятственно пускать в залы для тренировок. А еще на собственные деньги он оснастил тренажерным оборудованием спортивный зал “Акжайык” с условием, что там будут заниматься и спортсмены-инвалиды. Как тренер, он воспитал целую команду паралимпийских спортсменов, среди которых две женщины-штангистки.

Азон Шаймарданов, выкарабкавшись из сложной ситуации, всегда готов протянуть руку помощи другим. Паралимпийцы знают, что могут положиться на него как на надежного друга, крепкого товарища. В Западно-Казахстанской области сегодня развивается 10 видов паралимпийского спорта. Нередко Азон отправляет инвалидов на соревнования на собственные средства, не дожидаясь помощи от государства:

– У спортсменов-инвалидов должен быть стимул для развития, нельзя замыкаться в себе, нужно ездить на соревнования, видеть выступления других, общаться с коллегами, это очень помогает, я сам прошел через все и знаю это не понаслышке.
 

Загрузка...