Опубликовано: 10 1617

90-летний ветеран войны ходит по соседям за едой

90-летний ветеран войны ходит по соседям за едой Фото - Виктор ВОЛОГОДСКИЙ

“Выматериться хочется. У меня, мужика, и то глаза на мокром месте”, – Леонид Троценко, журналист, видавший виды, растерян.

 

Как принято писать о ветеранах? Принято рассказывать про героизм на полях сражений во имя Победы, про награды, политые кровью, про социалку от благодарного государства. И еще про ухоженную старость в кругу детей и внуков… Проверенный рецепт крепкого газетного материала. Только вот по отношению к 91-летнему участнику Великой Отечественной танкисту Михаилу Ефимовичу МАСЛОВУ эта схема трещит по швам. Старость ветерана благополучной точно не назовешь. Скорее, это реалити-шоу под названием “безнадега”. С неприкрытой бедностью, неприкаянностью и полной беззащитностью перед насилием ближних.

…На стене – старая фотография: красавец-орел с шапкой светлых волос рядышком с темноглазой молодкой. Этой карточке больше 60 лет – Михаил Ефимович с супругой сфотографировались в начале семейной жизни. Влюбленные, безмятежные – будто и не было вчера войны… Ветеран на удивление спокойно вспоминает военное прошлое, с улыбкой рассказывает, за что получил медаль “За боевые заслуги”. На границе с Польшей во время контратаки его Т-34 влетел в окопы. Он вылез из башни посмотреть, где выход, дал водителю команду. Танк выскочил, но рядом взорвался снаряд. Осколками тяжело ранило в ноги, упал как подкошенный.

 

 

– Зато машину выручили, – улыбается ветеран.

Еще на выходном пиджаке Маслова – медаль “За освобождение Праги”: он участвовал в легендарном 350-километровом броске на Прагу танковой армии генерала Рыбалко. Плюс медаль “За отвагу” – это когда прорывал оборону гитлеровцев в Германии, плюс орден Отечественной войны II степени…

Безнадега точка Риддер

Дверца шкафа, где висит пиджак, истошно скрипит. Мы оглядываемся – е-мое! В глаза бросается убогая обстановка на грани нищеты. Побитая временем обшарпанная мебель, диван словно со свалки, в спальне койка с панцирной сеткой, наверное, последняя такая во всем городе… Прав риддерский журналист Троценко – поневоле тянет на непечатные выражения.

– Мы не раз были у Михаила Ефимовича, – рассказала председатель Риддерского совета ветеранов Клавдия ШУШАКОВА. – И раньше обращали внимание, что все очень старенькое, но было неудобно выспрашивать. А тут позвонили соседи – попросили защитить ветерана. Мы приехали – там такая картина запустения, такая неухоженность! Радиаторы ржавые, стены грязные, окна из полосок стекол, холодильник почти пустой. Запах невозможный. Решили дедушку отвезти в больницу, стыдно сказать – нет сменного белья. Старая-престарая майка в дырах, штаны веревочкой подпоясаны.

Во второй раз представители совета ветеранов и парторганизации вновь прибыли по звонку соседей. По словам жильцов, ветеран, который и так еле ходит с костылем, совсем обезножил после того, как был избит сыном. Как-то Михаил Ефимович взялся за спинку стула, стал продвигаться к двери. Тихонько, шажок за шажком. Добрался до лестничной площадки, постучался в дверь рядом: “Ира, дай покушать, я голодный”.

– Достала что было, – вспоминает пенсионерка Ирина НАЛИМОВА. – У соседки сверху борщ был. Накормили. Заглянули к Ефимычу на кухню – в холодильнике пусто. Ну как такое возможно, чтобы старик в мирное время голодал? Одет он всегда страшно, что люди дали – в том и ходит. Только когда в больницу повезли в драной майке, тогда дочь купила ему пару штанов, рубашку, нижнее белье, тапки.

К слову, и в совете ветеранов, и среди соседей нам в один голос заявили: Михаил Ефимович души не чает в своих детях – сыне и дочке. Если и говорит о них, то только хорошее.

Облико антиморале

Деточкам ветерана обоим за 60. Сын почти тридцать лет назад вернулся из Сибири без документов. И все эти почти тридцать лет сидит на шее у отца, живет в его квартире без прописки. Не работает.

– Ему 64 года, но он совсем с головой не дружит, – описала чадо соседка. – Орет по-зверски на дедушку, исколотит, пенсию отберет, пропьет, потом они голодные сидят. Мы вызываем полицию, нам заявляют: у сына документов нет, он – как бомж, не можем его забрать. Другой раз звоним, полицейские спрашивают: “Труп есть? Нет? До свидания”. Мы просим: “Заберите его хотя бы на 2–3 дня, может, побоится впредь деда бить”. Бесполезно! Вот так Ефимыч и живет.

В управлении координации занятости и социальных программ Восточного Казахстана подтвердили: сын Михаила Ефимовича нуждается в госпитализации по психическому заболеванию. Ветерану предлагали пребывание в государственном учреждении, то есть в доме престарелых. Но он не соглашается – жалеет больного сына.

Карточкой ветерана распоряжается дочь, в ее руках ежемесячная отцовская пенсия в 100 тысяч тенге, денежные подарки от государства к праздникам, в том числе около 700 тысяч тенге к Дню Победы. По словам соседей и руководства совета ветеранов, раз в неделю она привозит продукты, забирает вещи на стирку, раз в месяц платит за квартиру, привозит отцу лекарства.

– Мы приехали один раз – Михаил Ефимович и его сын в одинаковых рубашках, – рассказала глава совета ветеранов. – Приехали второй раз – в тех же рубашках. Штаны на Михаиле Ефимовиче старенькие, подпоясанные веревочкой. Мы попросили дочку купить хоть какую-нибудь бытовую технику, но в квартире так ничего и не появилось. Единственное, она наняла женщину – немного отмыли стены.

Дочь ветерана Маслова работает главным бухгалтером в торговом центре Риддера. Сводит дебет с кредитом. Так и представляется: сидит счетовод, выводит на калькуляторе предельный минимум из пенсии отца на “амортизационные расходы”. На все вопросы о Михаиле Ефимовиче она отбивается ответом: отец, мол, переезжать к ней отказывается, а на две семьи у нее сил не хватает. Поделать ничего не может.

 

 

На словах и на деле

На сегодня в Риддере осталось 24 участника войны. По пальцам пересчитать. Как заметила Клавдия Гавриловна Шушакова, практически все ухожены, обо всех заботятся родные. Только у Масловых история иная.

– Разве такой “заботы” достоин ветеран? – не скрывает возмущения глава совета.

Сейчас шумиха, поднятая партийной и ветеранской организациями, дала некоторый эффект. На Риддерский отдел внутренних дел снизошло наконец понимание, что проживание десятилетиями без документов, без гражданства, без прописки – это, мягко говоря, незаконно. Великовозрастному сынку Михаила Ефимовича полицейские выдали предписание оформить документы личности. Лед тронулся.

Вместе с тем на запрос “КАРАВАНА” о сложной жизненной ситуации ветерана Маслова в Риддерском ГОВД отрапортовали: в ходе опроса соседей жалоб на поведение сына не поступало. Вот так!

Можно только гадать, как и каких граждан опрашивали правоохранительные органы. Например, председатель городской ветеранской организации (не говоря уже о соседях!) открыто высказала возмущение: “Сам Михаил Ефимович, который никогда о сыне плохого не скажет, в последний раз признался: “Он меня по голове два раза ударил”. К слову, в том же ГОВД Риддера “КАРАВАН” заверили: квартира Михаила Ефимовича Маслова отныне на контроле у участкового инспектора. Под постоянный присмотр ветерана также взял городской отдел занятости и социальных программ…

Нет смысла говорить, какие испытания выпали на долю стариков. Война, разруха, голод, нужда… Сейчас государство отдает старым воинам долг – лечит, платит хорошую пенсию, обеспечивает льготы. Но никакая господдержка никогда не заменит семейного тепла, сердечности и заботы близких. Даже если эти слова покажутся устаревшими. Помимо детей у ветерана в Риддере есть внучки – вполне взрослые особы. Во всяком случае, по документам есть.

– Когда Михаила Ефимовича положили подлечиться, я довел его до палаты, – заметил напоследок журналист Леонид Троценко. – Хотелось плакать. Сейчас он снова дома, где грязь и беспомощность.

Усть-Каменогорск

Загрузка...

КОММЕНТАРИИ

07 25 июня

В Китае нет пенсий и дети по закону обязаны заботиться о престарелых родителях. В Китае дочь ветерана Маслова давно бы сидела в тюрьме.

Гость 28 июня

К юристу обратиться надо... что бы его детей лишить возможности отбирать деньги и назначить хорошего опекуна, который бы отчитывался по покупками для дедушки перед официальной организацией, например, советом ветеранов. Вот тогда жадная дочь и идиот сын сами собой отпадут, потому что им нечего будет перепадать на халяву, за счет несчастного дедульки, которому жить то всего ничего осталось. Хоть бы дали дожить спокойно, уроды. Напишите где дочь его работает, схожу к ней, ведро помоев в рожу вылью.

Гость 25 июня

Видимо дочь не боится того, что в будущем тоже может оказаться ненужной собственным детям....или их у нее нет?

Гость 26 июня

Читая эту статью слёзы навернулись на глазах, как так можно допустить такое! Благодаря им мы сейчас живем, а дети его ни чуть не лучше гитлеровцев держать родного отца в таком ужасном плену нищеты!!! Позор сыну и дочери!!!

Гость 26 июня

Неужели в целом городе нет ни одного спонсора бизнесмена, куда смотрят школы Жан улан, где Акимат города, социальные работники.Почему непомогут восстановить документы сыну ?

Гость 26 июня

Неужели в целом городе нет ни одного спонсора бизнесмена, куда смотрят школы Жан улан, где Акимат города, социальные работники.Почему непомогут восстановить документы сыну ?

Гость 26 июня

Одно указание Акима города помочь может решить вопрос.Думаю юридические лица неоткажут.

Гость 26 июня

А что можно сказать? Эмоции зашкаливают. Как правило, слишком любимые дети становятся эгоистами и привыкают к тому, что родители вечно обязаны им. Это не правильно. Просто нарушение народных традиций, можно сказать извращение норм морали. В этом права автор.Но!

Удивляет, хотя относительно риддерской полиции и не удивительно, что свою обязанность защитить гражданина, тем более ветерана войны, они сводят к "труппа нет, значит и делать нам здесь нечего". Вот это полное отсутствие морали! Вообще Восточно-Казахстанские полицейские что-то с чем-то! Кто у них отвечает за мораль?

Гость 26 июня

какой спонсор, когда у него дочка отбирает все деньги, о чем вы гражданин, у меня отец на такую пенсию только так шикует!!!!!!!

Гость 27 июня

Дочку с сыном, всех ментов и властей расстрелять, ведь это не люди, а фашисты