Опубликовано: 644

С ДИСКОМ ПО ЖИЗНИ

С ДИСКОМ ПО ЖИЗНИ

В жизни часто бывает, что какой-нибудь актер, сыгравший множество ролей, в памяти зрителей остается только благодаря одной из них. Или музыкальная группа, записав массу альбомов, прославилась единственной песней. Спортсмены – не исключение. Метательницу диска из Казахстана Татьяну Лесовую знают в первую очередь по выступлению на Олимпиаде 1980 года, где она выиграла бронзовую медаль.

Историческая медаль

– Я не считаю, что на те Игры пришелся пик моей карьеры, – говорит Татьяна Лесовая, первая представительница казахстанской женской легкой атлетики, завоевавшая олимпийскую медаль (вторую и последнюю награду спустя 20 лет добыла чемпионка Олимпиады-2000 в беге на 100 метров с барьерами Ольга Шишигина. – Ред.). – В то время мне было только 24 года, что для метания – возраст небольшой. Спортсмены-метатели, как правило, начинают реализовываться после 25 лет. В этом возрасте человек уже достигает физиологического расцвета и становится более устойчив психологически.

– Сложно, когда твоим личным тренером является супруг?

– С одной стороны, муж Владимир не один год готовил меня к крупным соревнованиям и знал все нюансы моей подготовки.

Он очень хорошо меня чувствовал, интуитивно знал, какую мне дать нагрузку, чтобы подвести к соревнованиям в оптимальной форме. С другой стороны, после нашего конфликта и развода я уже не вернулась на прежний уровень. С новым тренером прежнего взаимопонимания не было. Можно было попробовать себя в другой республике: у меня было предложение из Киева от известного тренера Анатолия Бондарчука. Но я не рискнула уезжать из Казахстана и оставлять семью. Вот так карьера постепенно начала угасать. Окончательно из спорта я ушла в 1986 году, когда мне только перевалило за 30. По ночам снилось, как метаю диск, а он не летит.

Из “деревни” – в Москву!

– Бывший муж тоже из Казахстана?

– Нет, он из Куйбышева. Мы познакомились в Москве, в центре олимпийской подготовки. Он сам занимался метанием молота. А я приехала из Киргизии. Родилась-то в Казахстане, в Талды-Курганской области, но, когда мне было четыре года, родители переехали в соседнюю республику. Мне всегда нравились физические нагрузки. К примеру, я любила играть с мальчишками в футбол и хоккей, в казаки-разбойники и “красное знамя”. На всех школьных соревнованиях всегда была в числе победителей. После девятого класса я поступила в училище во Фрунзе, где занималась бегом. Но для беговых дисциплин была немного тяжеловата. В 1973 году на соревнованиях среди ПТУ меня заметил тренер из Фрунзе Юрий Нелюбов и пригласил заниматься к себе, в группу метателей. Тогда же в Москве открылся центр олимпийской подготовки, куда собирали одаренных спортсменов со всего Союза. Так я, по сути, из “деревни” оказалась в Москве.

– И каково это было оказаться в столице Советского Союза?

– Впечатлений – масса! Я попала к заслуженному тренеру СССР Отто Яновичу Григалко, который отшлифовал мою технику. У нынешнего поколения я, честно говоря, не вижу такого рвения, какое было у нас. Мы без вопросов выполняли все упражнения, которые давал нам тренер. Занятия проходили очень интересно, и у меня начался рост результатов.

“Муж не выдержал напряжения!”

– Вы тренировались в Москве, а выступали за Казахстан?

– В Москве нам с мужем предлагали квартиру, но жить далеко от родителей я бы не смогла. Почти одновременно нас пригласили в Казахстан. В Караганде нам дали двухкомнатную служебную квартиру. Но большую часть времени мы проводили в Алма-Ате, готовясь к Олимпийским играм 1980 года. А потом я так и осталась жить в этом городе.

– В числе фаворитов олимпийских соревнований вы не значились…

– В меня действительно верили немногие. Еще за год до Олимпиады я не входила даже в десятку лучших дискоболок СССР. Однако огромное желание, воля и упорные тренировки сделали свое дело. Для попадания в олимпийский состав надо было войти в число призеров на трех отборочных турнирах. Я выиграла первые из этих соревнований, стала второй на других, и меня вместе с Галей Мурашовой из Вильнюса освободили от заключительных стартов. С третьей спортсменкой определились буквально недели за две до олимпийского старта – в команду отобралась победительница Игр-72 Фаина Мельник из Украины.

– Олимпиада в Москве стала вашим первым крупным стартом…

– Да, и мой муж, к сожалению, не выдержал этого напряжения. Накануне старта он нарушил спортивный режим, и на олимпийский финал я вышла без тренера. Некому было перед выходом в сектор меня настроить, подбодрить, сказать последние слова, которые очень много значат. Я же была тогда готова, как никогда, на тренировках метала диск за 70 метров. К тому же была раскрепощена психологически… От такого “подарочка” было очень обидно, слезы стояли в глазах. В итоге – третье место (67,40 м), хотя перед Олимпиадой речь о медалях даже не шла.

“В сборной СССР надо было иметь покровителя”

– Насколько я знаю, до Игр-1980 вы даже ни разу не выезжали за границу…

– Ездить на зарубежные старты начала с 1981 года. В то время я выходила на пик своей карьеры. Для дальнейшего роста надо было постоянно тренироваться, а нас с командой начали возить по разным турнирам. Только города успевали менять. Такой режим меня выбил из колеи. А в 1984 году я получила от супруга еще один “подарок”, после которого стало ясно, что вместе мы больше не будем. На тот период пришлись еще одни крупные старты – “Дружба”, которые стали для советских спортсменов альтернативой Олимпиаде в Лос-Анджелесе. На отборочных соревнованиях я стала третьей и в сборную не попала. Однако на следующий год выиграла первенство Союза и должна была ехать на чемпионат Европы. Но в последний момент возникли проблемы с визой, и меня не успели оформить. После этого мне больше не захотелось ничем заниматься. Почувствовала себя брошенной. В сборной СССР ведь тоже надо было иметь своего покровителя. Думаю, что, если бы в тот период мне попался настоящий тренер-профессионал, я сумела бы себя реализовать.

– Какими были отношения между девушками в сборной Советского Союза? Все-таки вы конкурировали друг с другом…

– Многие были даже подругами. Я, к примеру, дружила с рекордсменкой мира Галей Савенковой (ее результат – 73,28 м – по сей день остается рекордом России. – Прим. авт.). Мельник была старше меня. К тому же она не любила общие сборы, всегда держалась особняком. Фаина могла себе это позволить: она была лидером сборной. Мы дружили и со спортсменками из других команд, в частности из сборной ГДР. После Московской Олимпиады мы ездили к ним на сборы, в Котбус. Тренировки наших команд заметно отличались. Мы делали большое количество упражнений на силу. Однако немки все равно были лучше нас подготовлены физически. Думаю, что у сборной ГДР было некоторое преимущество и в психологическом плане. К тому же у них была очень сильная медицинская бригада. В ГДР любой вид спорта поддерживался на государственном уровне. У нас тоже так было, но существовала некая разобщенность. Мы не могли, как немки, столько времени сидеть на сборах. Те оттуда месяцами не вылезали. Вокруг все время врачи, психологи, массажисты. С другой стороны, когда в начале

90-х в Германии пошли допинговые разоблачения, их результаты сразу упали. Сейчас к допингу подходят гораздо жестче, чем раньше.

Ее рекорд Казахстана неприступный рубеж

– Рекорд Казахстана, установленный вами еще в 1982 году, – 68,18 м – заметно превышает результат олимпийской чемпионки-2008 американки Стефани Браун-Тафтон – 64,74 м. О побитии же мирового рекорда

(76,80 м, Габриэле Рейнч, ГДР, 1988 год) и говорить не приходится. Почему женский диск остановился в развитии?

– По-видимому, наступил кризис. Могу сказать по своей группе: у меня из 14 человек только две девочки, причем одна из них – моя дочь, а другая – внучатая племянница. Девочкам не нравится заниматься штангой, что в нашем виде спорта необходимо. Я приседала с 200-килограммовой штангой, на грудь поднимала 110 килограммов. Сейчас девочка не захочет даже 40 килограммов поднимать, чтобы не испортить фигуру. Думаю, что и в других странах может быть такая же ситуация. Не случайно, на последней Олимпиаде за Беларусь выступали Эллина Зверева и Ирина Ятченко, которые еще со мной соревновались. Одной уже 48 лет, другой – 43.

– Каковы перспективы вашей дочери Марии в метании диска?

– Во всяком случае задатки хорошей дискоболки у нее есть. Ей пока только 15 лет, она окончила девять классов. Я ее хочу немножко попридержать в спорте. Пусть года два поучится в спортивном колледже ЦСКА.

– В некоторых видах спорта существует традиция оставлять себе на память что-либо из спортивного прошлого: юбилейную шайбу или сетку с баскетбольного кольца, куда был забит решающий мяч. У вас что-нибудь осталось от тех времен?

– Фактически ничего. Свой диск, который метала, отдала девочкам. В гардеробе висят олимпийский пиджак, юбочка и кофточка с надписью СССР. Есть еще олимпийский мишка, которого я купила в Олимпийской деревне своему сыну. Он раньше рычал, когда его наклоняешь...

[X]