Опубликовано: 6500

"Я потеряла семью, работу и стала инвалидом": история казахстанки, которой в течение двух лет не могли диагностировать туберкулез

"Я потеряла семью, работу и стала инвалидом": история казахстанки, которой в течение двух лет не могли диагностировать туберкулез Фото - из открытых источников

Запущенная болезнь привела к тому, что женщина из Темиртау пережила две операции по удалению частей левого и правого легких и стала инвалидом.

В конце весны этого года в Темиртауском городском суде Карагандинской области подошел к концу процесс, на котором больная туберкулёзом пациентка Сауле БАКЫТБЕКОВА (имя и фамилия изменены. – Прим. ред.) выступила против Карагандинского областного противотуберкулезного диспансера и поликлиники №4 города Темиртау.

Как объяснила сама женщина, в суд она обратилась из-за того, что ещё в 2012 году её туберкулёз не был выявлен на ранних стадиях, и произошло это по причине ненадлежащего выполнения врачебных обязанностей. Что и привело к ухудшению её здоровья и последующему удалению частей левого и правого легких.

«В результате несвоевременного выставления диагноза, несоблюдения порядка и стандартов оказания медицинской помощи, нарушения порядка диагностики и лечения, из-за халатности врачей были нарушены её законные права и интересы, а также конституционное право на квалифицированную медицинскую помощь и лечение», - указывается позиция истца в документе.

Корреспондент медиа-портала Caravan.kz делится подробностями сложного дела, ссылаясь на базу судебных актов Верховного суда РК.

История болезни и неоднозначные решения врачей

В 2012 году пациентка Бакытбекова сделала рентген легких, но не была направлена к фтизиатру, так как рентгенологи поликлиники №4 не заметили очаги на верхушке левого легкого. В суде признали, что на тот момент их было сложно обнаружить, но они все-таки были.

На флюорограмме от 2 августа 2013 года у женщины все-таки была обнаружена та самая очаговая тень на верхушке левого легкого. Терапевт А.К. Елубаева поставила два диагноза под вопросом: «МОИ?», «Туберкулема?» - и направила истицу на консультацию к фтизиатру.

19 августа 2013 года истицу проконсультировала врач-фтизиатр Г.Ж. Овсянкина, которая назначает рентген-контроль в ПТД. Через 10 дней лечения истица прошла обследование – КТ легких и вновь направлена терапевтом Елубаевой на консультацию фтизиатра.

27 августа 2013 года истица была проконсультирована врачом-фтизиатром Л.У. Оспановой, которая выдала заключение: «МОТИ – учету не подлежит, наблюдение в R+группе (группа риска)».

7 февраля 2014 года пациентка обращается к терапевту А.С. Абдрахимовой, которая назначила пройти флюорографию.

Рентгенолог поликлиники  А.Б. Дугенбаева осматривает флюорограмму от 10 февраля 2014 года, сравнивает её с прошлыми снимками, дает заключение «рентген-картина стабильная».

Лишь 26 июня 2014 года пациентке был поставлен диагноз «инфильтративный туберкулез левого легкого в фазе распада и отсеивания, туберкулема верхней доли правого легкого». После чего проведено две операции: 11.12.2014 года - верхняя неполная лобэктомия левого легкого и 6.02.2015 года – краевая резекция правого легкого.

Развал семьи, потеря работы и инвалидность

По словам Сауле БАКЫТБЕКОВОЙ, с 2012 по 2015 год она не только стала инвалидом, но и испытала страшные моральные переживания.

«Она опасалась за свое здоровье и жизнь, находилась и находится в дискомфортном состоянии, испытывала и испытывает ущербность, отчаяние, подавленность, стала инвалидом; пережила семейную драму - у неё распалась семья, длительное время она не имела возможности видеться и общаться со своей дочерью; она потеряла постоянное место работы и в период лечения осталась без средств к существованию», - описывается со слов представителя женщины в суде.

И это все не считая того, что ухудшилось её физическое состояние. После операции у Сауле БАКЫТБЕКОВОЙ ослаб иммунитет, появилась отдышка при малейшей физической нагрузке, деформировалась осанка, а грудная клетка и вовсе обезображена шрамами от операции, также нарушена её нервная чувствительность и левого плеча.

Именно поэтому она потребовала в суде 10 миллионов тенге в качестве компенсации морального вреда.

В свою очередь представители поликлиники №4 и областного противотуберкулезного диспансера иск не признали и просили в нем отказать.

Решение суда

Взвесив все приведенные факты и доказательства, суд пришел к выводу, что Сауле БАКЫТБЕКОВОЙ была оказана неквалифицированная медицинская помощь и выводы врачей оказали влияние на постановку неправильных диагнозов.

Например, касательно визита пациентки к врачу-фтизиатру Л.У. Оспановой 27 августа 2013 года суд посчитал, что специалист не назначил дополнительное обследование и Бакытбекова не была взята под наблюдение по группе учета «0».

«То есть была выбрана неверная тактика в диагностическом процессе, некачественно оказана консультативная помощь», - отмечается в судебном документе.

А осмотр флюорограммы от 10 февраля 2014 года рентгенологом А.Б. Дугенбаевой и вовсе вызывает массу вопросов.

«Врачом-рентгенологом не была дана правильная оценка снимкам и флюорографии истца, в результате чего врачом-терапевтом А.С. Абдрахимовой истец не была направлена на консультацию к фтизиатру, и противотуберкулезное лечение не было назначено», - объяснили в суде.

Именно поэтому, по мнению суда, в феврале 2014 года был допущен пропуск патологии.

«Если в 2012-2013 годах процесс был еще ограничен и легко можно было спутать активные изменения с неактивными, то в феврале 2014 года на снимках видна явная отрицательная динамика», - заключается в судебном документе.

По мнению суда, вышеуказанные нарушения привели к тому, что туберкулёз был выставлен больной не в начальной стадии, а уже в развившейся форме с деструкцией, а это явилось не только угрозой для жизни самой больной, но и продлило контагиозный период её заболевания. При правильном оказании медицинской помощи (своевременной диагностике и своевременном лечении) заболевание могло быть излечено и расстройство здоровья пациентки было бы меньше.

Поэтому иск Сауле БАКЫТБЕКОВОЙ был удовлетворен, но лишь частично. Постановлением суда с обоих ответчиков было взыскано по 1 миллиону тенге в качестве компенсации морального вреда. 15 июля 2019 года решение суда вступило в полную силу. 

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи