Опубликовано: 8500

Сдерживать цены нужно у монополистов, висящих на шее у производителей и населения, а не у МСБ - Перуашев

Сдерживать цены нужно у монополистов, висящих на шее у производителей и населения, а не у МСБ - Перуашев

Накануне мартовских праздников Верховный суд изменил своё постановление от 2017 года, по которому налоговики массово отменяли сделки и подвергали бизнес многомиллионным штрафам, порой доводя до разорения.

О негативных последствиях того подхода наша газета писала буквально месяц назад: в номере «Каравана» от 14 февраля вышла статья «Как необоснованными налогами довести успешное предприятие до банкротства». Одним из тех, кто тогда вступился за предпринимателей, оказался депутат парламента и руководитель демократической партии «Ак жол» Азат Перуашев. Его фракция провела встречу с представителями Верховного суда, Генпрокуратуры и министерства финансов, а 19 февраля направила официальный запрос в защиту МСБ. И вот предприниматели, а точнее их депутаты, оказались услышанными. О том, как и почему это произошло, мы решили поговорить с лидером партии бизнеса.

- Что это: победа здравого смысла или очередная уловка власти с неизвестным продолжением?

- Во-первых, я, конечно, поздравляю и бизнес-сообщество, и газету «Караван» с таким результатом. На моей памяти это первый пример, когда по обращению депутатов и острых публикаций журналистов Верховный суд в считанные недели пересматривает собственные документы. Безусловно, такое решение потребовало гражданского мужества и понимания злободневности проблемы от председателя и судей Верховного суда, за что можно высказать им только нашу признательность и уважение.

Во-вторых, нужно уточнить, что хотя из нормативного постановления Верховного суда «О судебной практике применения налогового законодательства» от 29 июня 2017 года исключены две нормы, касавшиеся формального подхода к определению фиктивности сделок, это не означает «индульгенции» на налоговые нарушения. Председатель ВС РК Жакып Асанов акцентировал на этом внимание и призвал не преувеличивать значение принятого решения, так как налоговые органы вправе и дальше обращаться в суд для привлечения к ответственности недобросовестного бизнеса и взыскания неуплаченных налогов по сделкам, вызывающим обоснованные сомнения.

И это правильно, потому что, несмотря на все рапорты о борьбе с коррупцией, в стране наблюдается угрожающий рост мошеннических и откровенно коррупционных операций. Одной из причин обналичивания и увода «на сторону» несуществующим контрпартнёрам крупных сумм денег является банальная выплата «откатов» чиновникам за победу на тендерах по госзакупкам. А суммы выведенных средств переваливают за миллиарды.

Поэтому налоговые органы просто обязаны выявлять и пресекать такие каналы. И мы, как фракция, намерены помогать государству в такой работе, вносить свои предложения в законы по обеспечению финансовой прозрачности и налоговой чистоты. Другое дело, что сделан важный шаг к тому, чтобы вместе с мошенниками и разработчиками коррупционных схем «в замес» под одну гребёнку не попадали честно работающие, реальные предприятия. Именно на защиту их прав нацелено это решение Верховного суда. Ведь пострадали уже около двух тысяч предпринимателей, и тенденция к разрастанию претензий имела неуклонный рост: по сведениям из регионов за три года число судебных исков к бизнесу по этим нормам возросло в девять раз!

- Девятого марта в очередной раз и как всегда неожиданно произошёл резкий скачок доллара. Как теперь это скажется на предпринимателях, да и на всех нас?

- Скажется, конечно, негативно. Но госорганы в очередной раз перекладывают нагрузку на бизнес. Посмотрите, какие «антикризисные меры» они утвердили: предотвратить повышение цен на товары и услуги, не допустить нарушения трудовых прав и сокращения работников, повысить базовую ставку Нацбанка до 12 процентов... Но у нас значительная часть товаров, в том числе социально значимых, импортируется из-за рубежа. А раз подорожал доллар, то и эти товары, а также импортное сырьё для многих других товаров тоже подорожают, это же объективно. И если заставлять предпринимателей продавать себе в убыток, то им будет проще вообще закрыться. Тогда не будет и подорожавших товаров. Разве это выход?

То же самое с сокращением работников. Ведь на этом фоне объективно снизится покупательская способность населения – значит, сократятся оборот и доходы предприятий. Из чего им платить зарплату? В том и сила малого и среднего бизнеса, что он гибко реагирует на изменения конъюктуры, может при ухудшении доходов сократить издержки и простаивающий персонал, а при росте оборотов – снова набрать скорость. Если лишить МСБ этой особенности, он просто разорится, потому что запас прочности у него очень небольшой.

Что касается повышения ставки Нацбанка, то это решение вообще противоречит правилу контрцикличности: повышать проценты при росте экономики и делать кредиты доступнее в кризис. И без того при нынешних ставках выживает преимущественно торговля чужими товарами. Собственное производство при таких процентах никогда не станет рентабельным. А привязка к импорту означает и ещё большую зависимость от валютных колебаний и цен на сырьё. Получается замкнутый круг.

Думаю, что в этих условиях нужно не привязываться к ставкам, а ускорить программу индустриализации, выделить дополнительные средства и скорее запустить проекты Фонда развития промышленности, предоставить дешёвые и долгосрочные средства производству готовой продукции, прежде всего товаров массового потребления, обеспечить честную конкуренцию и прозрачные условия на рынке. Сдерживать цены нужно у монополистов, висящих на шее у производителей и населения, а не у МСБ; сократить любые непроизводственные издержки предпринимателей, которые ложатся дополнительным грузом в себестоимость товаров. В этом плане решение Верховного суда крайне актуально, так как защищает бизнес от фактически двойного налогообложения, а порой и от «коррупционной ренты».

- Возвращаясь к этому решению... Неужели концепция «слышащего государства» начинает работать и для отмены несправедливости становится достаточно публикаций в прессе?

- Ну не совсем так, конечно. Даже после депутатского запроса фракции ДПК «Ак жол», который озвучил мой коллега Ерлан Барлыбаев и поддержал ряд депутатов из других фракций мажилиса, и в Верховном суде, и в налоговых органах эта тема вызывала разную реакцию. Наш запрос появился после январского посещения регионов и встреч с трудовыми коллективами. А 12 февраля по просьбе предпринимателей в центральном офисе партии состоялось большое совещание с участием представителей Верховного суда, Генеральной прокуратуры и комитета госдоходов минфина, на котором более ста представителей бизнеса с мест рассказали о том, к каким проблемам приводит эта практика.

Тогда и выяснилось, что основанием для таких действий налоговиков послужили пункты 4 и 6 упомянутого постановления, по которым налоговики могли признать сделки недействительными просто при недостаточности, на их взгляд, активов или штатных работников предприятия, даже несмотря на их выполнение в виде построенных зданий или проложенных дорог. Такое толкование не учитывало особенности малого и среднего бизнеса, который всегда стремится сокращать расходы, а технику и персонал привлекать только под выполнение конкретных проектов.

Тем не менее потребовалось несколько обсуждений в Верховном суде, включая рабочую группу по налоговым спорам 5 марта, которую инициировали депутаты фракции «Ак жол» и на которой я выступил с изложением нашей позиции. И уже там все участники согласились, что достоверное выявление незаконных операций и разграничение их от добросовестных действий потребуют от самих налоговиков выработки комплексных подходов и единой методологии. И руководство комитета госдоходов подтвердило, что такая методика, как говорится, «на выходе». Жакып Кажманович предложил обсудить её на уровне правительства, а я взял на себя обязательство, что после одобрения всеми сторонами (включая бизнес) внесу эти предложения в проект закона по налогам. Важно отметить, что председатель Ассоциации налогоплательщиков РК Жанат Ертлесова поставила при этом условие, что эта методика должна соответствовать не репрессивным традициям, а практике ОЭСР (стран - лидеров экономического развития), на вхождение в который всегда ориентировал республику Первый Президент.

То есть, несмотря на сжатые сроки, проблема прошла всестороннее обсуждение, получила поддержку и понимание со стороны председателя Верховного суда. На мой взгляд, так и должны реагировать высокие должностные лица на вопросы, волнующие и затрагивающие интересы общества. Это, безусловно, важный показатель происходящих перемен.

- Вы считаете, что проблема признания сделок недействительными затрагивает предпринимателей по всему Казахстану. Но в некоторых сообщениях отмечалось, что эта проблема коснулась только бизнесменов Карагандинской области…

- Возможно, кто-то общался только с карагандинскими коллегами. В демократическую партию «Ак жол» обратились представители малого и среднего бизнеса из Мангистауской, Западно-Казахстанской, Восточно-Казахстанской, Костанайской, Акмолинской областей, города Алматы и т.д. Ряд примеров из разных регионов мы привели в официальном запросе, поэтому указанная проблема никак не одного региона.

Да, из Караганды также немало обращений. Но, во-первых, карагандинские предприниматели всегда отличались активностью и организованностью. Я говорю это как первый председатель палаты «Атамекен». Во-вторых, в прессе проходила информация о выявленной в этом регионе целой сети «обнальных контор». Если претензии налоговиков связаны с этими процессами, то задача и общества, и депутатов помогать пресечению коррупционных схем. Согласитесь, защищать государственные средства от расхищения – не менее важная работа, чем наполнять бюджет. Просто потому, что он никогда не наполнится, если его будут постоянно транжирить и разворовывать.

Но тогда тем более нужно выработать инструменты, помогающие чётко отделять добросовестный бизнес от воров и мошенников. Именно на это нацелено решение Верховного суда, и эти меры будут иметь значение для всех отечественных предпринимателей, а не только для Караганды. 

- Каким же образом будет вестись эта работа? И чего дальше ожидать предпринимателям? Стоит ли им бояться новых мытарств, хотя и под другим соусом?

- По общему мнению участников группы в Верховном суде, куда вошли не только госорганы и депутаты, но и упоминавшаяся Ассоциация налогоплательщиков, и «Атамекен», принятые поправки в нормативное постановление переведут рассмотрение исков налоговых органов из формальной процедуры в оценку материального содержания сделок, то есть в рассмотрение по существу. Если раньше им было достаточно просто предположить, будто у субъекта МСБ «недостаточно» средств или людей для выполнения контракта, и суд в 99 процентах случаев принимал сторону налоговиков, то теперь налоговые органы при обращении в суд будут обязаны подкреплять свои иски конкретными доказательствами несостоятельности каждой сделки, которую подозревают в фиктивности.

Да, это потребует от комитета госдоходов и концентрации усилий, и повышения квалификации сотрудников. Но в противном случае, как видим, речь идёт об угрозе разорения многих действующих предприятий, закрытии их рабочих мест. Поэтому перед КГД стоит большая и ответственная задача, с которой нужно справиться.

Впрочем, для руководства минфина такие вызовы не впервой. С 2017 года при министерстве создана апелляционная комиссия, которая за небольшое время доказала объективность в рассмотрении споров и готовность к диалогу с бизнесом. Каждый третий спор, выносившийся на рассмотрение комиссии, решился в пользу предпринимателей. Следовательно, у этого института имеется и высокая эффективность, и доверие. Но апелляционная комиссия работает только в столице, а большинство предпринимателей на местах остаются за бортом.

Поэтому в запросе фракции «Ак жол» от 19 февраля мы предложили налоговым органам ввести практику обязательного досудебного урегулирования претензий по фиктивности сделок во всех регионах, для чего потребуется создание соответствующих комиссий при местных департаментах госдоходов.

Кроме того, я предложил КГД и антикоррупционным органам проводить регулярное обучение предпринимателей рискам коррупциогенных сделок, то есть по определённым и доступным ему признакам самостоятельно определять потенциальных мошенников. И если предприниматель выполнил все необходимые действия, а контрпартнёр тем не менее оказался аферистом, то нельзя наказывать добросовестного бизнесмена, так как его совесть перед государством чиста. Полагаем, что внедрение досудебного рассмотрения и обучение рискам недобросовестных сделок поможет и в выявлении организаторов схем, и в поступлении налогов, и в защите добросовестных налогоплательщиков. С учётом высокой цены ошибки в данных вопросах, надеюсь, что эти наши предложения будут также услышаны.

Что касается дальнейшего развития ситуации, то проблемы в налогообложении предпринимателей не сводятся к одним лишь недействительным сделкам. Есть не менее болезненные темы, такие как остановка расходных операций по счетам предприятий (так называемый «арест счетов»), сокращение срока исковой давности по налоговым спорам с 5 до 3 лет (которого с 2014 года добивалась партия «Ак жол», эта норма даже была принята, но теперь налоговики её предлагают ограничить), отмена задним числом регистрации бизнеса и многое другое. Кроме того, предприниматели с мест периодически сообщают, что налоговое администрирование используется чиновниками для банальных вымогательств и рейдерства. В мажилис поступил законопроект, где у нас будет возможность проработать все эти вопросы.

В любом случае, принятое Верховным судом решение – это определённо революция в отношениях бизнеса и власти, которая внушает осторожный оптимизм и надежды на важные перемены в будущем.

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи