Опубликовано: 7300

Российско-украинская война: какие последствия будут самыми страшными для Казахстана

Российско-украинская война: какие последствия будут самыми страшными для Казахстана Фото - Caravan.kz

Спрогнозировать ход войны между Россией и Украиной сегодня – задача сложная и заведомо проигрышная. Тем не менее мы бы хотели порассуждать о том, какое развитие событий и какие последствия развернувшейся войны могут быть самыми страшными или даже апокалиптическими для Казахстана и в целом Центральной Азии.

Будут ли эти последствия характеризоваться лишь экономическим влиянием? И если же страшные прогнозы в этом ключе выглядят правдоподобными, сможем ли мы выстоять в этом шторме и как?

Медиапортал Caravan.kz узнал мнение экспертов на этот счет.

По словам политолога Замира Каражанова, спрогнозировать, как будет развиваться военный конфликт на протяжении года, трудно. Но очевидно, что он будет носить затяжной характер.

«Если брать политику, то нет консенсуса, на основе которого стороны досрочно прекратили бы воевать. С экономической точки зрения Украина заручилась финансовой поддержкой США и Евросоюза. Объем помощи расписан по календарю. Что касается РФ, то ее расходы на оборону в 2022 году выросли сразу на 31 %. В 2023 году рост составит 6,5 %, но в абсолютных значениях достигнет пиковых показателей - 4,9 трлн рублей. В целом у РФ до 2024 года заложен дефицит бюджета, но, скорее всего, большой объем экономики позволит справиться с выросшими расходами на оборону. Однако следует учитывать западные санкции, которые будут ужесточаться и подрывать экономическое благополучие страны. Если рассматривать военную сферу, то западные страны продолжат помогать Украине. Хотя совещание глав оборонных ведомств США и Евросоюза в Рамштайне показало, что среди западной коалиции нет единства по вопросу, какое вооружение предоставлять. Характер будущих поставок будет определяться ходом военных действий в Украине», - обозначил наш спикер.

Вместе с этим эксперт убежден, что какой-либо катастрофы от конфликта на востоке Украины ждать не стоит.

«Самое худшее, что могло произойти, случилось – это война. Другие угрозы и вызовы также имели место и были «протестированы». Они связаны с транзитом грузов в Евразии и логистикой, угрозой продовольственного кризиса и поставками энергоресурсов на мировые рынки. Даже Европа пережила зиму без прежних объемов газа из РФ. Мир адаптировался к новой реальности, в том числе Казахстан. По итогам 2022 года рост ВВП страны составил 3,1 %, данный показатель не сильно отличался от предыдущих лет. Даже вступление в войну Беларуси, о чем стали говорить в последнее время, не сильно изменит общую картину. Существуют риски санкций, которые будут ужесточаться. Но они направлены против РФ, а не ее партнеров. Об этом говорят итоги развития ЕАЭС, где по результатам 2022 года наблюдался даже рост товарооборота на 12,8 %. Это, несмотря на то, что 90 % торговли внутри объединения приходится на РФ», - добавил наш собеседник.

Конечно, продолжил политолог, военный конфликт между РФ и Украиной повлиял не только на сферу экономики. В 2022 году Казахстан пережил несколько волн во внешней миграции, в том числе «приток умов» в лице IT-специалистов. Но именно экономика оказалась больше подвержена влияниям извне.

«Так в прошлом году наблюдался приток инвестиций и релокация российского бизнеса. За один год нам удалось добиться того, чего не получалось сделать в рамках ЕАЭС за несколько лет. По итогам 2022 года стала меняться ситуация во внешней торговле с РФ, где казахстанский экспорт за 12 месяцев вырос сразу на 15 %. Хотя существенный торговый дефицит сохранился, но появилась надежда его сократить. Скорее всего, подобные тренды будут наблюдаться в текущем году.

Как показали итоги 2022 года, Казахстан справился не только с внешними вызовами, связанными с последствиями военного конфликта на востоке Украины, но и с внутренними - беспорядками во время январских событий. Дело не в том, как выстоять перед вызовами и есть ли у нас для этого ресурсы, а в том, как адаптироваться к ним. Самый оптимальный путь - это проводить своевременные реформы в стране и поддерживать широкое сотрудничество с партнёрами на внешней арене», - подытожил Замир Каражанов.

Ход войны в Украине в текущем году будет в большей степени определяться темпами и объемами военной помощи со стороны антироссийской коалиции, в которую входят около 50 стран, считает аналитик и генеральный директор DAMU Capital Management Мурат Кастаев.

«В связи с тем, что военный, экономический, промышленный и технологический потенциал стран, поддерживающих Украину, многократно превышает российский, с большей вероятностью война завершится разгромом российской армии. Вопрос в том, будет ли он локальным, с возможностью сохранения Россией лица, либо полным, на унизительных для РФ условиях», - отметил аналитик.

По словам эксперта, для Казахстана самым худшим вариантом развития событий будет и тяжелое военное поражение Росии и даже мирные переговоры с выгодными для России условиями.

«При таком раскладе сроки следующей войны (против Грузии, Молдовы или другой страны) станут лишь вопросом времени. 

Вторым худшим вариантом для Казахстана будет тяжелое военное поражение РФ, которое приведет к разрушению экономики РФ, сильному снижению уровня жизни и массовому потоку беженцев в Казахстан с севера. С учетом протяженности сухопутной границы между РК и РФ сдержать потенциальный поток беженцев будет невозможно, а ресурсов силовых и правоохранительных органов РК может стать недостаточно для депортации этой волны мигрантов назад. Это станет колоссальной нагрузкой на социальный и экономический уклад жизни в Казахстане и практически неизбежно приведет к конфликтам.

Возможно, придется защищать свои светские ценности с оружием в руках – эксперт по Центральной Азии

Третьим разрушительным сценарием для Казахстана является дальнейшее ужесточение западных санкций против РФ, полная экономическая блокада России и внедрение жестких вторичных санкций на ее страны-партнеры, включая Казахстан. В ответ на такие, самые тяжелые, санкции Россия может перекрыть экспорт казахстанской нефти по трубопроводу КТК, акционерами которого являются в том числе и западные нефтяные гиганты.

Казахстану в этом геополитическом шторме нужно рассчитывать в первую очередь на себя, диверсифицировать торговые потоки, укреплять экономику, наращивать и усиливать армию, стимулировать рост населения и форсировать переселение этнических казахов из Китая и Узбекистана. При этом развивать и углублять взаимоотношения со странами Центральной Азии, Турцией, Китаем, арабским миром, США и Европой», - резюмировал Мурат Кастаев.

Специалист по Центральной Азии, кыргызский политолог и директор Центра экспертных инициатив «Ой Ордо» Игорь Шестаков, в свою очередь, считает, что развитие российско-украинского конфликта будет таким же, как и в 2022 году – он будет состоять из военных действий, и у каждой стороны есть свое видение, как их вести и чем они должны закончиться.

«Не вижу пока никаких, даже элементарных поводов для того, чтобы Путин и Зеленский достигли каких-либо договоренностей. А когда речь заходит о мирном урегулировании, то это, скорее всего, делается для интеграции в данный процесс и медийной прокачки тех или иных политиков. Основной спикер таких заявлений – президент Эрдоган. Но даже те консультации, что проводились в городах Турции, привели максимум к обмену военнопленными. Такой процесс имеет место быть, существует взаимопонимание, но вся остальная ситуация складывается в исключительно жестком противостоянии, и никакая из сторон не собирается идти на компромисс», - отметил наш собеседник.

Единственное, что, по словам эксперта, может повлиять на интенсивность и ход боевых действий – финансово-технические и мобилизационные возможности.

«Россия в этом плане более самодостаточна – она обладает самостоятельным военным потенциалом. Украина же по части вооружения в наибольшей степени зависит от США и стран НАТО. Если эта поддержка будет оказана в том объеме, которого требуют военные действия, то украинская сторона продолжит их вести. Если же поставки значительно сократятся, то Киев будет искать иные возможности, и здесь не исключен вариант договоренностей. Но на сегодняшний день США продолжают выделять миллиарды на ведение военной кампании, так что уповать на какие-то чудеса в 2023 году, как мне кажется, не стоит.

Крах российской экономики: насколько он близок и что значит для Казахстана

Безусловно, самое страшное последствие – ядерная война. Понятно, что мы не напрямую граничим с теми местами, где это, пусть и в теории, может произойти. Но в любом случае Центральная Азия – это приграничный с Россией регион. Однако я думаю, что таких крайних мер противостояния все же удастся избежать и разум в итоге возобладает. Апокалипсиса я не ожидаю, но, безусловно, одна из ключевых проблем – дальнейшая экономическая ситуация в России, которая напрямую влияет на социально-экономическое и политическое положение в Центрально-Азиатском регионе. Как мы знаем, миллионы мигрантов из центральноазиатскиих республик работают в России, проводят денежные переводы на родину. И эти переводы являются одним из фактов обеспечения общественно-политической стабильности. Прогноз, который делался на 2022 год, что сотни тысяч мигрантов вернутся в тот же Кыргызстан, не оправдался. Большинство кыргызских граждан, которые работали в разных регионах России, так и сохранили свои позиции. То же самое можно сказать про Узбекистан и Таджикистан. РФ остается ключевым стратегическим и торгово-экономическим партнером для нашего региона, чего не скажешь о странах ЕС и США. Поэтому для нас очень важно, как российская экономика переживет очередной год военных действий. Это скажется на развитии того же инвестиционного потенциала РФ в нашем регионе.

Безусловно, будут происходить и геополитические противостояния держав на территории Центральной Азии. Вашингтон по-прежнему заинтересован в том, чтобы максимально сократить присутствие и влияние России – как экономическое, так и военное. И для этого будут использоваться разные инструменты – информационные войны, попытки сократить экономическое присутствие российских компаний. Мы видели, как в прошлом году российские банки из-за возможных повторных санкций покинули территорию Казахстана, сейчас это может распространяться на другие виды экономического сотрудничества. Такой инструмент, как вторичные санкции, безусловно, будет использоваться американской стороной в выгодных для нее вопросах на переговорах с руководителями стран наших регионов», - считает эксперт.

Также, по словам нашего спикера, следует обратить внимание на жесткую риторику администрации Байдена в отношении КНР.

«Я думаю, этот фактор будет усилен ситуацией вокруг Тайваня. Мы помним, какой резонанс летом прошлого года вызвал визит Нэнси Пелоси. И мир чуть ли не в предвкушении ждал, произойдут ли там военные столкновения. Возможно, тайванский вопрос тоже будет раскачиваться с подачи американских политиков и политтехнологов и уж точно не станет каким-либо средством для укрепления общественно-политической стабильности.

Не надо также забывать о факторе угроз со стороны Афганистана. Понятно, что в контексте конфликта России и Украины Афганистан отошел на второй план. Но там находятся те же деструктивные террористические группировки, которые готовы в любой момент развернуть свою борьбу за построение халифата. Никто от этих планов не отступался. И организации радикального характера, которые действуют на территории Афганистана, как мне кажется, ждут только сигнала. То, что мы видели 12 лет назад на примерах «арабской весны» – нужно понимать, что в любой момент радикальные организации могут выступить в сетевом режиме и объединить свои усилия по всему региону, чтобы одновременно начать подобные деструктивные действия в двух-трех странах Центральной Азии. Здесь, я думаю, и нужна как раз консолидация государств нашего региона. Возможно, даже создание центральноазиатского союза, который станет фундаментом обеспечения региональной безопасности», - резюмировал Игорь Шестаков.

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи