Опубликовано: 1900

Риелторы откровенно рассказали про уловки мошенников, обманывающих казахстанцев во время пандемии

Риелторы откровенно рассказали про уловки мошенников, обманывающих казахстанцев во время пандемии Фото - Liter.kz

Эксперты рассказали о том, поменялось ли что-нибудь для мошенников во время карантина.

На днях стало известно, что в Нур-Султане риелтор сдал нескольким людям выставленную на продажу квартиру. Мы решили узнать, как ещё казахстанцы мошенничают на рынке жилья, а также о том, как пандемия повлияла на недвижимость.

Своими мыслями с корреспондентом медиа-портала Caravan.kz поделился Сергей ХВАН - риелтор, который решил поменять профессию во время карантина.

– Какие виды мошенничества с недвижимостью сейчас распространены в Казахстане?

– Некоторые предлагают такую сделку: вы оформляете квартиру на организацию, они вам отдают двадцать процентов от стоимости, а остальную сумму обещают в течение четырёх месяцев. А потом продают её и ничего вам не возвращают. В итоге приходится в судебном порядке выбивать деньги, которых у них на тот момент уже нет, как и имущества, которое было бы на них записано. Они получат срок, а вы останетесь без квартиры. Другая схема с юридической точки зрения не мошенничество, но это то, как некоторые риелторы пользуются доверием клиентов. Показывая потенциальному покупателю квартиру, они просят подписать договор об осмотре, якобы формальный. Неважно, кто подписал: соседка, друг, дальний родственник или квартирант. Даже если они не хозяева квартиры, то будут обязаны платить процент риелтору в случае покупки. В договоре это указано, но люди, как правило, не читают. Агентство пользуется этим, а потом легко выигрывает суд. Клиент, когда подписывает, не думает о таком, потому что это кажется глупостью. Дело в том, что многие люди не хотят отдавать проценты риелтору, и агентства придумали такую схему. В  развитых странах платит только одна сторона, поэтому не возникает такого конфликта.

– Повлияла ли как-то пандемия на мошенничество на рынке недвижимости?

–  Я не могу с уверенностью сказать этого. Скажу, что на вторичном рынке было и остается затишье, потому что города закрывались, и сделок стало меньше. Продажи однозначно сократились в Нур-Султане, просто потому, что ничего не работало несколько месяцев, в том числе нотариусы и агентства.

– Что делать, чтобы не попасться на уловки мошенников?  

– Те, кто хочет купить или продать недвижимость, должны проконсультироваться со знакомым нотариусом, разобраться, что и как происходит, чтобы знать: слишком низкая цена часто оказывается подвохом. Если обращаться к специалисту по недвижимости, то строго по личной  рекомендации, а не так, что случайно визитка завалялась или рекламу слышал. Крупные агентства не гарантия того, что сделка будет чистой. Также необходимо внимательно читать все договоры и знать, что даже если вы не собственник, то можете нести ответственность.

– С какими проблемами столкнулись риелторы из-за пандемии?

–  У нас была крупная компания, которая занималась тем, что сдавала в Нур-Султане посуточно квартиры. Во время пандемии, когда никто не мог въехать в город, спрос упал почти до нуля, и мы потеряли восемьдесят процентов своего бизнеса. Я решил уйти из этого дела и теперь преподаю казахский язык. Риелтор – одна из тех профессий, представителей которой все ненавидят, как сотрудников ГАИ, судебных исполнителей или эвакуаторов. Можно быть очень хорошим риелтором, и к тебе всё равно будут плохо относиться. Постоянный стресс, проблемы, суды… Не хочу возвращаться в эту сферу.

Также своё видение рассказал риелтор Жан РЫСБАЕВ.

– Какие виды мошенничества с недвижимостью сейчас распространены в Казахстане?

– Вообще на рынке недвижимости мошенников очень мало. Непросто что-то провернуть, приходится подключать нескольких людей, в том числе нотариуса, потому что оформление квартиры идёт только через него. Одиноких мошенников в этой области вообще не бывает. В аренде есть такое, что человек берёт квартиру посуточно, а сдаёт её помесячно. То есть сняли за 10 тысяч тенге, сдали за 130 тысяч тенге, новые жильцы въехали, а через несколько дней приходит собственник, который ничего об этом не знает. Когда-то мошенники подделывали договора застройщиков, находили нотариуса и переписывали, не имея чека о покупке. Но в 2016 году ввели требование, что если хотите продать, то нужно показать чек о том, что вы действительно купили эту квартиру.

– Как пандемия в целом повлияла на рынок недвижимости в Казахстане? 

– Где-то хорошо, где-то не очень. Рынок несколько раз падал, а когда это происходит, случается перезагрузка. В первый раз люди не были готовы, поэтому отреагировали болезненно, но во второй раз всё закончилось лучше, потому что уже был опыт. Цены не подскочили и не рухнули, кризис показал нам реальные цены на недвижимость. Хотя это не касается первичного жилья: там ситуация немного изменилась. Компании, которые строят жилые комплексы на продажу, будут испытывать сложности. Покупательская активность несколько раз падала, были простои, к тому же сложная ситуация с кадрами. Рабочих на стройке трудно удержать. Мелкие строительные компании потеряли их, крупные, у которых есть запас средств, переманили хороших сотрудников. Многие остаются там, где вовремя оплачивают сейчас.

– С какими проблемами столкнулись риелторы во время карантина и из-за пандемии?

– На рынке было затишье, все сидели дома и не могли оформлять сделки. Больше пострадало вторичное жильё. Первичное, которое будет готово в этом году, ещё покупают нормально, но то, которое должны достроить в 2021-2022 годах, уже гораздо хуже. Нет уверенности, что его вообще достроят.

– Если карантин снова не ужесточат, как вы думаете, сколько времени потребуется, чтобы рынок восстановился?

– После 2008 года понадобилось ещё два, чтобы он снова начал подъём. Думаю, коронавирус примерно так же долго будет влиять. На первичном рынке, скорее всего, вырастут цены, потому что семьдесят процентов материалов у нас привозные, и изменение курса влияет на их стоимость. Люди, которые в своё время покупали квартиры за 400 тысяч долларов, сейчас продают их за 100 тысяч долларов. Дело в том, что курс изменился, но люди привыкли считать в долларах и акцентировать на этом, даже если в тенге ничего особо не изменилось. Вторичный рынок удержал ценовую политику, но, думаю, он со временем начнёт падать. В дорогом ценовом сегменте ничего не изменится, а вот в экономе дома будут дешеветь. Допустим, в Алматы трёхкомнатная квартира 1985 года стоит около 26 миллионов тенге, а в Нур-Султане – 18-20 миллионов тенге. А в Алматы всё иначе, потому что нового жилья мало, и старое всё ещё в цене.

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи