Опубликовано: 310

Различать оттенки: Матеуш Пискорский о кибербуллинге и свободе слова

Различать оттенки: Матеуш Пискорский о кибербуллинге и свободе слова

Польский политолог, политик Матеуш Пискорский считает, что проблема кибербуллинга в современном мире существует и об этом надо говорить. В то же время необходимо различать границы дозволенного и понимать, где свобода слова, критика оборачивается травлей.

 

Обо всём этом – кибербуллинге и свободе слова – интервью с ним.

- Матеуш, то, что называется английским словом буллинг, имело место всегда у всех народов и во все времена. Однако в 21-м веке это явление приобретает массовый характер в первую очередь из-за цифровых технологий и распространения социальных сетей. Как в целом вы прокомментируете это явление?

- Развитие технологий опережает развитие культуры и законодательства. Всегда есть два сдерживающих фактора: нравственный и правовый. По идее они должны дополнять друг друга. И уж точно не должны противоречить друг другу. Тем временем, социальные сети – это, по сути, эрзац глобальной культуры, свойственной пользователям этих приложений по всему миру. В определенном смысле, нравственность, вытекающая из разных цивилизаций, религиозных учений и региональных традиций уходит на задний план. В Интернете доминируют культура и поведение, заложенные в системе социальных сетей. Где были разработаны алгоритмы основных мировых сетей? Естественно, в США. И они соответствуют культурным кодам современного американского общества. В итоге мы имеем дело с глобальным распространением культурного кода определенного характера. Обратите внимание на разницу модели общения, дискуссии в США и в других странах. Буллинг - это отражение менталитета американского поколения пользователей Интернета и создателей социальных сетей.

- По мнению экспертов, кибербуллинг приобрёл массовый характер вследствие нескольких факторов. В первую очередь, это отсутствие временных и географических рамок. Травля в интернете может идти круглые сутки и к ней присоединяются комментаторы из разных стран. Во-вторых, оперативность распространения информации на огромную аудиторию. В-третьих, безнаказанность. Распространителей фейков пока трудно вычислить. Для этого нужно обращаться к провайдерам, предоставляющим интернет,  а они не считают нужным ответить на запросы рядовых пользователей. Обращение в полицию отнимает много времени. Что можно сделать, как умерить пыл таких фейковых «борцов за свободу и справедливость»?

- Думаю, все вопрос четкого определения некоторых понятий. Что касается открытых призывов к насилию или ложных обвинений в рамках организованной травли в Интернете, все более-менее просто. Если вам кто-то угрожает, большинство законодательств в мире предусматривают уголовную ответственность. Если кто-то ложно обзывает вас убийцей, вы тоже можете легко потребовать компенсации за нанесенный вам ущерб. Всё становится сложнее, если против вас применяются современные манипуляционные технологии. Например, технология deepfake позволяет манипулировать фотографиями и монтировать ролики якобы с вашим участием, представляя вас в ситуациях и местах, в которых вы на самом деле никогда не находились. С другой стороны, не стоит забывать, что понятие ложной информации не распространяется на высказывание оценок и взглядов. На коллективном Западе последние время правящие элиты забывают про эту существенную разницу, что проводит к возвращению цензуры.

- Сегодня буллинг, точнее, кибербуллинг выходит на передний план вследствие пандемии коронавируса, из-за которой многие люди стали больше времени проводить в социальных сетях. Свои страхи, обеспокоенность, неуверенность в будущем пользователи выплескивают в сети и при этом не замечают, что переходят грани дозволенного. Анонимность, безнаказанность в интернете становится поводом для открытой травли людей. Как с этим быть?

- Вы действительно правы, что коронавирус и карантинные условия оказали значительное влияние на нашу жизнь. Точнее, пандемия ускорила некоторые социальные процессы и изменения, которые наблюдались и раньше. В 1986 году известный немецкий социолог Ульрих Бек впервые использовал термин «общество риска». Это относилось, конечно, к западным обществам неолиберального капитализма. Теперь мы переходим от общества риска, к которому уже как-то привыкли, к «обществу страха». Об этом пишет, в том числе, замечательный нидерландский ученый Кесван дер Пийл. Первый этап строительства этого общества - волна фобии перед терроризмом, которая началась в сентябре 2001 года. Эта волна сопровождалась исламофобией и попыткой разжигания межцивилизационного противостояния. Вторая фобия основывалась на страхах перед «российской угрозой», особенно после российской миротворческой операции в Грузии в 2008 году. Третья, самая мощная волна – коронавирус. Конечно, пандемия действительно унесла многие жизни, но также она была использована для создания определенных фобий. На этом фоне неудивительно, что люди переживают нервные срывы и психологические кризисы. И все это выливается в сеть в виде неконтролируемой агрессии. Как с этим бороться? Нужно выйти из общества страха, переходя к обществу взаимопонимания и доверья. Это нелегко, но стоит попытаться.

                         Свобода слова и границы дозволенного

- Интересно, что, когда буллерам пытаются сказать, что они переходят грани дозволенного, они оправдывают свои действия свободой слова. Где и как определить границы критики и перехода на  травлю и оскорбления?

- Это очень сложный вопрос. Я склонен к тому, что необходимо учитывать культурные коды, доминирующие в разных странах. То, что дозволено, например, в США, скорее, не будет принято в Иране. То, что в одной стране воспринимается как травля, в другой может восприниматься как мягкая критика.

- Свобода слова подразумевает выражение мнение человека по тому или иному поводу, критику действий власти, но это не значит, что можно организовать травлю людей или распространять клевету. Что вы об этом скажете?

- Повторюсь: во-первых, нужно учитывать культурный контекст. Нет единых всемирных стандартов. Во-вторых, все-таки можно определить границу между даже самой жесткой критикой и клеветой. Если, например, кто-то скажет, что я нечестный, это просто его мнение и субъективная оценка. Но если скажет, что я вор, он должен привести факты, подтверждающие данное обвинение.

- Во многих странах сейчас предпринимаются меры противодействия кибербуллингу на законодательном уровне. В Казахстане сейчас готовится законопроект, в котором впервые будет дано определение кибербуллингу. А как в Польше обстоят дела с этим?

- Рад, что в Казахстане законодатели пытаются отвечать на новые цивилизационные и технологические вызовы. В Польше существуют статьи уголовного кодекса, которые предусматривают наказание за так называемое stalking, преследование в Интернете. Также есть система защиты детей и подростков от таких практик. Со временем в законодательстве появляются новые нормы в этой области. Считаю, что на данный момент существует достаточно эффективная система против такого рода действиям. Другой вопрос, что она нуждается в постоянном совершенствовании.

- Замечено, что многие, кто занимается буллингом в интернете, считают своим «святым долгом» обличать власти. При этом не гнушаются откровенной клеветой, фейковыми новостями. Как с этим бороться?

- С помощью правды и использования собственных, достоверных каналов информации. Я вот повторял моим белорусским коллегам во время попыток дестабилизации обстановки в их стране, что не стоит чего-то запрещать, блокировать, если там конечно нет призывов к нарушению закона. Лучше создать свою альтернативу. Руководство многих стран сами способны справиться с этой проблемой.

- И в продолжение предыдущего вопроса: могут ли высшие руководители государств быть как-то защищёнными от кибербуллинга? Если да, то как? Или на них должны распространяться те же нормы, что и на рядовых граждан?

- Опять же, это зависит от культурного контекста. Уверен, что мы должны защищать их право на личную жизнь, которая не особенно должна быть предметом публичного обсуждения. Действия и решения, касающиеся государственной сферы, должны быть обсуждены открыто, прозрачно, публично.

Угроза государству

- Травля в интернете - основа для шантажа, давления на бизнес, политиков, приводит к дискредитации людей и компаний. Всё это оборачивается уроном как для жертв кибербуллинга, так и для общества. Ваш комментарий по этой теме? Кибербуллинг становится угрозой не просто отдельно взятому пользователю сети, но и государству в целом, ведь травля в интернете отнимает время, силы и подвергает граждан в депрессию. Мало того, агрессия, которую порождает такая травля, может привести к насилию в реальности и социальным катаклизмам. Как можно противостоять этому?

- Прежде всего, путем воспитания нового поколения. Над этим должны трудиться не только психологи и педагоги в школе, но и семья, а также духовые и нравственные авторитеты. И давайте начнем с массовой культуры, которая больше всего формирует личность, указывая образцы. Если мы не будем в состоянии предоставить альтернативы зомбирующим людей продуктам американской массовой культуры, то мы можем забыть про настоящие воспитание в духе нашей собственной традиции. Просто людям нужно показывать «Томирис» вместо оскорбительного и тупого «Бората».

Вернуться к принципам журналистики

- Социальные сети, появление блогеров привело к тому, что люди начинают больше верить информации, которая появляется в них, чем традиционным СМИ. Но, если традиционные СМИ, журналисты, работающие в них, считают своим долгом обязательно проверить распространяемые ими сведения, то блогеры и пользователи социальных сетей не утруждают себя проверкой фактов. А в силу того, что люди предпочитают верить знакомым, друзьям, то всё больше фейков появляется в интернете. И эти фейки становятся во многом поводом для кибербуллинга. Как бороться с таким? Менять законы, чаще освещать в традиционных СМИ судебные процессы на эту тему, организовать циклы передач на телевидении?

- Всё вместе. Но давайте сначала вернемся к старой, забытой традиции журналистики, которую вы охарактеризовали. Нужно вспомнить принципы журналистской профессии, чтобы восстановить доверие к журналистам и уважение к их работе. Сейчас зачастую журналистами становятся люди без соответствующей подготовки и образования. Есть также пропагандисты, которые занимаются манипулированием обществом. Достаточно посмотреть на уровень журналиста американского канала NBC, который взял интервью у Владимира Путина в преддверии российско-американского саммита. Это же уровень ниже плинтуса!

- Имеются ли в Польше примеры борьбы с кибербуллингом в судебном порядке или иначе?

- Прежде всего, есть общественные организации и правительственные кампании против данного явления. Действуют они довольно эффективно, хотя всегда может быть лучше.

- Как в польском обществе относятся к кибербуллингу?

- В целом, отрицательно. Но, к сожалению, публичные заявления не всегда совпадают с личными поступками. У нас, например, был в свое время скандал, когда мы узнали, что заместитель министра юстиции курировал кампанию черного Интернет PR против независимых судей. К сожалению, проблема присутствует на всех уровнях социальной лестницы…

P.S. Если вы или ваши родные, близкие стали жертвой кибербуллинга, обращайтесь за помощью в общественный фонд «Ар-Бедал». Здесь вам окажут квалифицированную помощь и защитят ваши интересы в суде. Адрес электронной почты: Info@arbedel.kz

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи