Опубликовано: 16800

Почему вода в Казахстане дорожает быстрее, чем бензин

Почему вода в Казахстане дорожает быстрее, чем бензин Фото - Caravan.kz

Не всегда Узбекистан и Кыргызстан виноваты в дефиците воды в Казахстане

На 100 процентов обеспечить водой города Шымкент, Экибастуз, Державинск, Шемонаиха и Шардара пообещал во вторник министр промышленности и строительства Канат Шарлапаев. Причем пообещал сделать это до конца года.

Мы помним формулу: «Обещать – еще не значит жениться». Но в этом случае, видимо, какие-то предварительные работы все-таки провели?

По словам Каната Бисимбаевича, по итогам прошлого года доступ граждан к водоснабжению составил в городах 98,9 %, в селах – 96,6 (хотя эти цифры вызывают сомнения. – Ред.). И тут же честно признался, что чистая питьевая вода есть только в девяти регионах. Самые везунчики – Атырауская, Мангистауская, Алматинская области. Самые многострадальные – Абайская и Павлодарская. Там до сих пор в некоторых селах рудимент советского прошлого – привозная вода. Порой грязная, и с какими-то личинками (телеканал КТК не раз показывал эти кадры). В этом году на строительство и реконструкцию систем водоснабжения из республиканского бюджета «предусмотрено» 218 миллиардов тенге.

Предусмотрено – это точно выделят? Или просто только «предусмотрено»?

А НЕ самые «многострадальные» области? Им сколько светит? И когда?

Справка «Каравана»

Город Шардара находится на берегу одноименного водохранилища. Шемонаиха – на берегу реки Уба. За 30 лет местные власти не удосужились обеспечить граждан чистой водой?

Опять ссылаюсь на слова г-на Шарлапаева. Он считает, что до конца 2025 года еще 19 городов будут обеспечены водой на 100 % (какие именно – не сказано). Но для этого «необходимо реализовать 83 проекта… 27 планируется завершить до конца года. 28 – до конца следующего. Однако по 28 проектам все еще отсутствует проектно-сметная документация».

Странно. Поручение президент Токаев дал еще в позапрошлом году. Министры и акимы до сих пор не разобрались, что и кто должен сделать?

Как бы в струю: в окрестностях 16 сел, которые остро нуждаются в живительной влаге в разных областях республики, до сих пор не провели разведку – есть ли рядом подземные воды. А обещали. Еще в 79 аулах и сельских округах уже почти полтора десятка лет власти не могут понять: на что именно нужно выделить бюджетные средства в первую очередь – поиски воды или прокладку труб? И эта проблема не решается десятки лет.

Что там пьют местные бастыки?

Как сказал премьер-министр Олжас Бектенов, «есть случаи, когда готовы внутрипоселковые сети, но нет источника воды». И даже привел два примера – аулы Талапкер и Кажымукан в Акмолинской области. Акимы не понимали, что нужно сделать для жителей поселков? Или знали, но проектно-сметных документов и денег под рукой не оказалось вовремя?

А речь идет о многих-многих миллионах тенге. Есть что пилить? Еще как!

Деньги ушли, как вода в песок. Или в чьи-то карманы?

С 2001 года на решение Аральской и вообще водной проблемы Казахстану выделяли миллионы долларов азиатские банки, Европейский банк реконструкции и развития, различные подразделения ООН, несколько международных фондов. И даже всемирно известные мировые торговые марки продуктов питания.

Попытался найти суммы их пожертвований в Казнете. Нашел что-то около 450-550 миллионов долларов. На что их потратили? Министерства и акиматы скрывают эти цифры? Не желают признаваться, на что растранжирили эти «подарки»?

Бумажные реки - проектные берега: как Казахстан потратит подаренные на решение водных проблем деньги

В конце апреля министр национальной экономики Нурлан Байбазаров сообщил, что Исламский банк реконструкции и развития готов выделить гранты и профинансировать в Казахстане строительство и реконструкцию водохранилищ, ну и в целом водохозяйственную инфраструктуру. «Первые транши выделят уже в этом году», - сказано на сайте министерства.

Отлично! А куда делись почти полтора миллиарда долларов, которые этот банк выделял Казахстану с 1995 года на решение водных проблем? Они «утонули»? Видимо, не случайно в стране в третий раз реанимировали программу «Тариф в обмен на инвестиции». Денег на ремонт коммуникаций, строительство и ремонт дамб, плотин, водохранилищ не хватает.

Точной суммы, потраченной на решение водных проблем за последние пять лет, нет ни на одном сайте министерств, которые так или иначе отвечают за решение этого вопроса. На неделе просвистела инфа: якобы выделят несколько миллионов тенге «на очистку русел рек в 2024-2025 годах» – заиленных и заросших камышом. Но, во-первых, не сказано – где. Во-вторых, кто и в какие сроки этот подвиг совершит?

Если не ошибаюсь, его пытались совершить дважды: в 2011 году и в 2017-м. Итогов нигде не нашел. Засухи и паводки это отчасти подтвердили: местные власти верили Всевышнему, а не прогнозам "Казгидромета"? А он предупреждал! Теперь все просчеты Левого берега и региональных властей будут оплачивать рядовые граждане.

Напомним. В конце января тогдашний министр нацэкономики Алибек Куантыров заявил, что, согласно новой 7-летней тарифной программе, тариф на воду будут ежегодно повышать на 20-30 процентов. И добавил: «Это будет постепенно, на уровне инфляции», - чтобы население и бизнес привыкли к этому… Можно чуть более агрессивно повышать. Иначе вскоре воды просто не будет.

Дифференцированные тарифы на питьевую воду: о чем недоговаривает министерство водных ресурсов?

А дальше – древние мантры про изношенные коммуникации и аварийную водную инфраструктуру. И сделал акцент на прогнившие канализационные трубы. Понятно, что Алибек Сакенович не обязан отвечать за грехи предшественников. Формула сталинских времен «сын за отца не отвечает» до сих пор работает. Ну и чиновники, которые «накосячили» в свое время, благополучно работают согласно этой формуле. В общем, концы в воду?

Соседи не всегда виноваты. Но и вода – не бумага

Засуху прошлого года, атаковавшую Туркестанскую, Жамбылскую и частично Кызылординскую области прогнозировали еще в феврале. Но местные власти не просто ее проспали. Они к ней не готовились несколько лет. Разумеется, никто из чиновников за это не ответил. «Отмазка» проста: «Против стихии не попрешь». А против здравого смысла, науки и прагматичного подхода?

Вот у киргизов водохранилища рано начали мелеть. Им, естественно, сначала надо было «напоить» своих фермеров, а потом наших. Ничего личного! Это вопрос национальной безопасности. И соседи нас предупреждали, что поставят воды меньше, чем оговорено в соглашениях.

Итог был предсказуем. Правительство Казахстана частично возместило убытки, которые понесли фермеры. Не за счет чиновников, которые «не видели» беды. А за счет рядовых налогоплательщиков.

Казахстан почти на 70 процентов зависит от поставщиков воды из-за рубежа: Китай, Кыргызстан, Узбекистан, Таджикистан, Россия. В марте этого года Казахстан договорился с Узбекистаном, что мы установим счетчики потребления воды у них, а они – у нас. Я пока не нашел информации, где, кем и когда они будут установлены. Кто и на каких условиях станет их контролировать? И что это за счетчики? Есть цена за «непредвиденные» обстоятельства?

В конце апреля наш парламент ратифицировал договор с Узбекистаном «о союзнических отношениях». В нем «предусмотрены положения, согласно которым  страны предпринимают меры по рациональному использованию трансграичных водных ресурсов и эксплуатации водохозяйственных сооружений, внедрению водосберегающих технологий… Разногласия между сторонами будут разрешаться путем переговоров и консультаций».

Актуально. Июль и август, если верить "Казгидромету", обещают быть жаркими. Очень жаркими.

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи