Опубликовано: 920

«Мы голодали и замерзали» - бывший воспитанник детского дома из Караганды десять лет не может получить квартиру

«Мы голодали и замерзали» - бывший воспитанник детского дома из Караганды десять лет не может получить квартиру

Житель Караганды Ирик Тусупов знает, что такое мороз и голод, но, несмотря на жизненные трудности, старался учиться, чтобы в будущем стать полноправным членом общества.

Ирик Тусупов родился в Темиртау в 1988 году, а через четыре года его родителей лишили родительских прав.

- Мама болела и умерла в 1994 году, а отец струсил и ушел из семьи, - рассказывает Ирик. – Если честно, я не помню сегодня даже лиц своих родителей. У меня нет ни одной фотографии с ними. Всю информацию о них я собирал по кусочкам. Я не знаю, где похоронены отец и мать. Папа скончался в 2003 году.

Так получилось, что Ирика перевели в Компанейский детский дом имени Н. Крупской в Караганде. В его памяти осталось то, что в помещении зимой было холодно и очень хотелось есть.

- В 1997 году наше государство было настолько слабым, что не могло предоставить детскому дому уголь для отопления здания, - говорит Ирик. – Я помню, как мы замерзали. Воспитатели забирали детей к себе домой, чтобы согреть. Приходилось просить милостыню у прохожих или идти к домам с протянутой рукой. Благо люди еще были добрыми.

Через несколько лет детский дом переехал в Октябрьский район города Караганды и стал располагаться на улице Магнитагорской, но и новое помещение было некомфортным.

- Зато появились спонсоры, которые привозили продукты и одежду, - вспоминает Ирик. – Отчего воспитанники стали лучше одеваться и меньше болеть. Многие решили прилежно учиться. К примеру, я старался получать только четверки и пятерки. Я с детства понимал, что человеку нужны знания, чтобы пробиваться в жизни.

Параллельно Ирик посещал художественную школу.

Всех педагогов Ирик считает людьми, у которых множество проблем.

- Вообще, очень грустно было наблюдать за моими наставниками, которые пытались научить нас решать проблемы, - говорит Ирик. – Учителя свои собственные трудности не могли разрешить, а чему-то нас хотели учить. Они даже не могли себе элементарно купить хорошую одежду. Я уже тогда понимал, что государственная система работает слабовато. Мне было жалко учителей, так же как и им меня.

Молодой человек дважды поступал на педагогическую специальность. Хотел быть учителем черчения или изобразительного искусства. Однако по конкурсу не прошел. Отбор на получение гранта был строгим.

После выпуска из детского дома Ирик учился и работал ночью, потому что нужны были деньги, чтобы снимать жилье и нормально питаться.

- Я пошел получать профессию, которая была мне совсем не интересна, - говорит Ирик. – Однако на сегодняшний день я окончил два колледжа и получил дипломы с отличием. Выбрал технические специальности: электромонтер линейных сооружений электросвязи и проводного вещания и мастер производственного обучения. Также я прошел курсы в Корпоративном образовательном научном центре Единой энергетической системы в Москве. Сегодня я могу с уверенностью говорить о том, что стал полноправным членом общества.

Как отмечает Ирик, что большая беспризорность сказалась на каждом ребенке после выпуска из детского дома.

- Не все дети, достигшие восемнадцатилетнего возраста, смогли реализовать себя в обществе, - говорит Ирик. – За стенами детского дома социум был для них чужим. Поэтому каждый третий преступал правовое поле. Многие так и не реализовали себя. На сегодняшний день у меня осталось только четверо друзей из детского дома, с которыми я поддерживаю отношения. Другие отбывают наказание в местах не столь отдаленных.

Прошло уже больше десяти лет, как Ирик живет самостоятельной жизнью. Однако положенной от государства квартиры он так и не получил. Хотя стоит в очереди на получения жилья.

- В акимате постоянно находят оправдания, почему до сих пор мне не предоставили квадратные метры, - говорит Ирик. – За 11 лет столько домов в Караганде построили. Чтобы иметь крышу над головой, бывшие воспитанники детских домов снимают на свои маленькие пособия квартиры. Десять лет я арендую жилье и отдаю за него немалые деньги. За все время, сколько снимаю квартиру, я бы мог накопить на отдельное жилье, но у меня нет таких средств. Копить деньги у меня не получается.

Создать семью у Ирика пока не получилось. На это у него есть свои причины.

- Семья для меня многое значит, - говорит Ирик. – Создавая ее, нужно учесть все риски и страхи. Когда у меня будет собственный дом, бюджет и я сформируюсь как личность, тогда можно говорить о семье. Без этих трех составляющих ее не стоит заводить.

Сегодня Ирик занимается любимым делом - архитектурной подсветкой в городе. Жизнь продолжается.

- Главное – верить в успех, тогда все получится, - считает он.

Николай КРАВЕЦ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи