Опубликовано: 21400

«Министр, услышьте меня!»: обвиняющаяся в избиении приемных детей казахстанка утверждает, что ее притесняют на работе

«Министр, услышьте меня!»: обвиняющаяся в избиении приемных детей казахстанка утверждает, что ее притесняют на работе Фото - фото автора

56-летняя жительница Каркаралинского района Рымбала Скендирова считает, что после того, как женщину обвинили в том, что она избивает своих приемных детей, ее незаслуженно притесняют на профессиональном поприще.

«Я никогда не била дочерей и сына»

Жительница села Нуркен Каркаралинского района Рымбала Скендирова рассказала о том, что у них с супругом не было своих детей. Поэтому они решили взять на воспитание приемных малышей.

- В 2013 году вместе с супругом мы подали заявление в отдел образования Каркаралинского района, чтобы взять детей из детского дома, - рассказывает Рымбала Скендирова. – Поначалу мы думали взять одного ребенка или двух, но муж хотел большую семью. Мы в течение одного года ходили и навещали одного ребенка, который нам очень понравился. Но, как оказалось, у него было еще две сестренки. Поэтому решили приютить сразу троих детей.

Женщина говорит, что оформление приемных детей затянулось на три года.

- Девочке Инкар скоро будет девять лет, - продолжает Рымбала Скендирова. – Среднему ребенку, я ее называю принцессой Инджу, исполнится семь лет, а мальчику Руслану – шесть. Это брошенные дети, лишенные материнской любви и ласки. Их родители пили. Поэтому их лишили прав на детей. Когда я взяла троих детей, скажу честно, было тяжело. Дети оказались трудными. Плохо разговаривали. Много времени они провели в детском доме, где совершенно другая жизнь.

По словам Рымбалы Скендировой, дети лазили по шкафам, воровали и прятали в карманы конфеты, хотя женщина никогда им не запрещала есть сладости.

- Купленные игрушки они тут же ломали, - говорит Рымбала. - Гости, которые приходили к нам домой, отмечали, что дети очень агрессивные, они кусались и дрались. Через некоторое время мне удалось определить детей в школу. Мы старались, чтобы они никогда ни в чем не нуждались. Покупали все, что нравилось им: одежду, книжки, тетрадки. На троих детей я получаю пособие чуть больше 60 тысяч тенге. Нашей семье помогает домашнее хозяйство. Кроме коров, у нас есть куры. В огороде есть все: картошка, помидоры, огурцы, клубника и другие ягоды.

Между тем учителя в школе обратили внимание на то, что у детей Рымбалы Скендировой появились синяки и ссадины. И приемную маму обвинили в том, что она избивает детей.

- Как раз тогда в нашей семье произошла трагедия: умер мой муж, - рассказывает женщина. – В школе говорили, что после смерти главы семьи я лишилась рассудка. и свое зло возмещала на детях, била их, но это неправда. Дети подтвердят, что я их никогда не обижала.

В итоге женщину лишили родительских прав, а детей забрали в центр адаптации несовершеннолетних в городе Темиртау. Рымбалу Скендирову обвинили в совершении преступления по части 2 статьи 142 УК РК («Неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего родителем, обязанным осуществлять надзор за несовершеннолетним, соединенное с жестоким обращением с несовершеннолетним).

- Я стала осужденной за то, что якобы избиваю детей, - рассказывает Рымбала Скендирова. – Я долго скиталась по судам, чтобы доказать свою правоту. Я прошла 29 судебных процессов в ювенальном суде. Я чуть не умерла. Столько всего на меня навалилось. Но я доказала, что закон на моей стороне, и выиграла судебный процесс. Однако органы опеки и попечительства, не думая о дальнейшей судьбе детей, подали апелляционную жалобу на решение ювенального суда. После чего я обратилась в прокуратуру области, но там мне сказали, что мою судьбу решат только дети. Как скажут они в суде, так и будет.

По словам женщины, на каждой очной ставке дети говорили, что они любят ее и хотят к ней домой.

- Дети в суде говорили, что я никогда их не била, - рассказывает Рымбала Скендирова. – Они плакали и просили, чтобы я их забрали из детского дома и больше никогда не бросала.

Аким Каркаралинского района Халел Максутов рассказал, почему у жительницы поселка Нуркен Рымбалы Скендировой отобрали приемных детей.

- Получилось так, что директор и преподаватели школы, увидев у школьников синяки на руках, написали заявление в полицию, - говорит Халел Максутов. – После чего на некоторое время дети были разлучены с приемной матерью для выяснения фактов избиения. Однако в суде женщина смогла доказать, что она их не била. Конечно, я рад, что ситуация разрешилась. Работники образования должны сразу реагировать на подобные случаи. Мы ни в коем случае не заинтересованы в том, чтобы разлучать детей с приемной мамой. Но оставить детей в семье, где, возможно, их бьют, мы тоже не могли.

«Зарплата стала меньше на 90 тысяч тенге»

После происшедшего скандала, по словам Рымбалы Скендировой, ее стали притеснять на работе или переводить на другие должности.

- В Центральную районную больницу Каркаралинского района я была принята в 1989 году на должность врача общей практики врачебной амбулатории села Нуркен, - рассказывает Рымбала Скендирова. – Однако 16 мая 2019 года был издан приказ о временном переводе на должность врача-статиста на дистанционную работу. Место выполнения работы: Каркаралинский район, село Нуркен, улица Атамекен, дом 39. Это мой домашний адрес. Затем был издан еще один приказ о переводе на работу в Центральную районную больницу Каркаралинского района. Работодатель должен был ознакомить меня с данным приказом от 16 мая 2019 года и получить мое согласие на перевод. Однако с вышеуказанным приказом о временном переводе меня не ознакомили. Никакого согласия о переводе с одной должности на другую от меня работодатель не получал.

По словам Рымбалы Скендировой, в связи с переводом существенно изменились ее условия труда и размер зарплаты.

- Заработная плата на должности согласно штатному расписанию составляет 200 тысяч тенге в месяц, тогда как на должности врача общей практики заработная плата составляла 290 тысяч тенге в месяц, - говорит женщина. – Более того, между нами, как сторонами, не было заключено дополнительное соглашение, как это предписывает закон. По состоянию своего здоровья я в данный момент могу осуществлять в полном объеме свои функциональные обязанности врача общей практики. Место моей прежней работы непосредственно находится в селе Нуркена Абдирова, то есть по месту моего постоянного проживания. После перевода я вынуждена была ежедневно туда и обратно выезжать на общественном и попутном автотранспорте из населенного пункта Нуркен Абдирова в город Каркаралинск, что значительно усложняет мне способ передвижения к месту моей работы.

- В нашей больнице у Рымбалы Скендировой конфликтов нет, - говорит директор Центральной районной больницы Каркаралинского района Светлана Сулейменова. - Я знаю, что проблемы у нее были раньше в медучреждении поселка Нуркен, где она проживает. Она там не могла нормально и спокойно работать, потому что против нее было настроено почти все население поселка. Однако наше медицинское учреждение пошло ей навстречу. Тем более женщина одна воспитывает троих приемных детей.

По словам Рымбалы Скендировой, работодатель издал приказ о переводе ее на другую должность, мотивирует свое решение ссылкой на медицинское заключение, согласно которому ей была установлена третья группа инвалидности по причине «общее заболевание» с 55-процентной утратой общей трудоспособности сроком на два года.

- Я прошу восстановить меня на должность врача общей практики врачебной амбулатории села Нуркен Центральной районной больницы Каркаралинского района в соответствии с трудовым договором, - говорит Рымбала Скендирова.

Женщина собирается написать обращение к министру здравоохранения Елжану Биртанову. Она надеется, что ее все-таки услышат…

Николай КРАВЕЦ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Новости партнеров