Опубликовано: 620

 «Киноиндустрия выкарабкается, но понадобится помощь инвесторов» - эксперты признались, каково киноделам РК во время пандемии и что теперь делать

 «Киноиндустрия выкарабкается, но понадобится помощь инвесторов» - эксперты признались, каково киноделам РК во время пандемии и что теперь делать Фото - Habr.com

Эксперты рассказали, каким будет казахстанское кино после пандемии.

Два кинокритика и кинопрокатчик рассказали корреспонденту медиа-портала Сaravan.kz, каким видят будущее казахстанского кинематографа после пандемии.

Недавно одно издание сообщило, что в Казахстане закрылись уже два кинотеатра: Silk Way City в Алматы и «Енлик-Кебек» в Семее. В материале высказали мнение, что во время карантина можно наблюдать закат эры кинотеатров. Казахстанский кинокритик Олег Борецкий согласился с тем, что киноиндустрия – одна из самых пострадавших от карантина областей, однако его мнение о будущем отрасли другое.

«Кинотеатрам нечего будет показывать, они будут ставить казахстанское кино»

– Закат эры?

– Я с этим мнением не согласен, хотя считаю, что киносети, кинопрокат и кинопроизводство понесли огромные потери. «Закат эры» - это очень громкие слова. Может быть, для того чтобы создать апокалиптическое настроение. Даже если кинопрокат задержится до октября или до весны, это не значит, что киноиндустрия умрёт. Кино хоронили не один раз за его историю, и тем не менее оно не нуждается в защите. Кино само за себя постоит. И как искусство, и как блокбастерное зрелище, оно нуждается в большом экране.

– Кто сильнее пострадал, киноделы или кинотеатры?

– Киноиндустрия, возможно, пострадала даже больше турбизнеса. Это задело всех в ней, может быть, кинопрокат в большей степени. Был фильм, который начали показывать, и он вызвал реакцию, на него бы зрители пошли. Это наша комедия «Жаным, ты не поверишь». Из-за карантина прокат фильма приостановился. По очень хорошему сценарию Дарежана Омирбаева собирались снимать фильм «Акын» совместно с Францией, но в условиях пандемии это оказалось невозможным. Мы пересматривали возможность его финансирования с урезанным бюджетом, чтобы просто фильм состоялся. Речь шла о том, чтобы съёмочная группа, которая должна была этим заниматься, не разбежалась, потому что люди сидят без зарплаты. Но я надеюсь, что всё получится, и качество фильма пострадает не сильно или не пострадает вообще. Скоро будет полгода, как кинотеатры не работают, персонал в отпусках, кинотехнику приходится периодически запускать, потому что если этого не делать хотя бы раз в неделю, она выключится навсегда… Повлияло это и на дистрибьюторов, которые занимаются бизнесом через наши кинотеатры, они тоже терпят большие убытки. Что касается кинопроизводства: есть фильмы, которые закончили и на постпродакшн могли дойти в апреле-мае-июне, есть те, которые вышли в прокат, но прокат прервала пандемия. Такие картины, возможно, с открытием кинотеатров получат карт-бланш. Неизвестно, как продвигаются российские и американские релизы. И если кинотеатрам нечего будет показывать, они будут ставить казахстанское кино. Тогда в отсутствие конкуренции фильмы оказались бы в выгодном положении. Естественно, киноделы, которые планировали получить государственное финансирование и начать снимать в летние месяцы, воплотить планы не смогли. И неизвестно, смогут ли они отснять осенью то, что собирались снимать летом. Хотя, если были сценарии независимых студий, то их это, может, не так сильно коснулось. Вероятно, они могли снимать все эти месяцы, учитывая все ограничения.

– Сколько времени может потребоваться отечественной киноиндустрии, чтобы войти в обычную колею, если карантин и пандемия закончатся в конце этого года?

– Если будет так, то прокат, наверное, восстановится к следующей осени. Минимум полгода нужно будет, чтобы вернуться к приемлемым цифрам. Но это зависит ещё и от релизов, ведь если в год выходит такой фильм, как «Мстители», то ещё полгода можно больше ничего не делать, потому что он собирает всё. Если предполагать худший сценарий, и эта ситуация продлится у нас ещё года два, думаю, это подорвёт и разрушит систему. Она, конечно, выкарабкается, но понадобится ещё столько же, и будет очень непросто. Зависит от того, будут ли инвесторы готовы вкладывать в киноиндустрию, чтобы она снова заработала, потому что это очень специфичный бизнес.

– На ваш взгляд, как быстро тема карантина и коронавируса попадёт в казахстанский кинематограф?

– Прямые отсылки есть в мировом кино, есть похожие вещи, известный фильм про атипичную пневмонию… Можно снимать разные фильмы, но вопрос в том, насколько это будет кому-то интересно. Если режиссёр создаёт картину на тему землетрясения, пойдёт ли на него алматинский зритель, который и так отодвинул свою тревогу по этому поводу? Ну, может, и пойдёт изживать свои страхи, но говорить про массовый интерес я не буду. Опыт показывает, что в условиях депрессии, например, в золотой век Голливуда, показывали фильмы другого рода, те, которые придавали оптимизма. А ужастики о пандемии – разве что как авторское кино. А вообще мне не кажется, что эта тема обязательная и даёт много пищи для размышления.

«Потеряли уже сорок пять процентов запланированной прибыли»

Дмитрий Кириенко, коммерческий директор сети кинотеатров Chaplin Cinemas, тоже высказался по этому поводу.

– Закат эры?

– Я думаю, это вещи не одного порядка. Мы ежедневно наблюдаем, что зрители заинтересованы в походе в кино. Мы же не говорим о закате ресторанной культуры, концертов, оперы, балетов, спорта? Рано делать выводы – это точно. Мы уверены, что кинотеатры, как индустрия и способ удовлетворения потребности человека в дешёвом досуге, будут востребованы всегда. Просто сегодня они физически ограничены. Управление одним  кинотеатром – это частный средний бизнес, который изначально в более тяжёлых условиях по сравнению с сетевым. Я думаю, в закрытии этих объектов виновата экономика в сложившихся обстоятельствах, когда затраты предприятия на содержание объекта не покрывались и не нашлось возможности разобраться с ними спустя четыре месяца.

– Чем занимается ваша компания, пока нет возможности устраивать кинопоказы?

– Есть процессы, которые невозможно остановить, даже если кинотеатры не функционируют. Мы готовимся  к возможному открытию, на которое надеемся. Финансовый отдел наводит порядок в отношениях с поставщиками и в документообороте. Разработали правила соблюдения социальной дистанции и рассадки зрителей. Завершили косметический ремонт кинотеатра в MegaPark. Технический отдел поддерживает оборудование в рабочем состоянии. Ведём дискуссию о возможных новых форматах демонстрации кино вне кинозалов, изучаем состояние мирового рынка кинопоказа.

– Сколько прибыли вы потеряли за время карантина?

– На сегодняшний день уже около 45 процентов годовой выручки, которую запланировали. Когда это закончится, мы не понимаем. И даже начало работы кинотеатров не гарантирует прибыльности бизнеса. До сих пор непонятно, с какими правилами и ограничениями мы столкнёмся, когда откроемся. Будет это рассадка через место или через два. Если объединить все ограничения, о которых слышно, то мы будем зарабатывать всего двадцать пять процентов от своего потенциала. Это даже не окупит операционную деятельность. Но мы и не собираемся возвращаться к работе в любом режиме, нас интересует осознанность. Когда мы узнаем новые условия, то будем считать, насколько выгодно в них открываться. Это зависит от правил рассадки, от того, сколько сеансов мы потеряем на санитарную обработку и прочее. Часто нормы устанавливаются в отрыве от реальности. Будем надеяться, что сможем влиять на параметры этих ограничений.

– Какие меры вы предпринимаете, чтобы остаться на плаву?

– Все возможные сокращения затрат мы уже произвели, осталось только окончательно сократить штат управляющей компании. Это произойдет, если до конца лета мы не получим определенности по возобновлению работы.

– Как пандемия может повлиять на отечественную киноиндустрию в долгосрочной перспективе?

– Кинотеатры влияют не только на кинопоказы, но и на кинопроизводство. В текущем году государство вложило через Центр поддержки национального кино 4,5 миллиарда тенге в сорок два проекта. Местное кино, так или иначе, на 95 процентов замыкается в монетизации на локальном рынке. Недавно закрывшиеся кинотеатры наверняка не последние в этом списке, рынок страны сократится, сократится и возможность возврата вложенных в кино средств. Допустим, в среднем на одном кинофильме работает около ста человек: это и люди на площадке, и те, кто занимается сценарием, постпродакшном, продвижением... Сорок два проекта профинансировало государство, ещё пятьдесят – это частные деньги. Мы видим девяносто картин, умножаем на сто человек – получаем девять тысяч человек, которые задействованы в производстве кино в Казахстане в течение года. Ещё примерно столько же работают в кинотеатрах. Поэтому, если дело с ними будет плохо, восемнадцать-двадцать тысяч человек рискуют остаться без работы. Кинотеатры остаются закрытыми, хотя общественный транспорт, городской и междугородний действует. Почему – это вопрос, который кто-нибудь когда-нибудь кому-нибудь задаст.

– На ваш взгляд, как быстро тема карантина и коронавируса попадёт в казахстанский кинематограф?

– Очень быстро. Кино – это рефлексия всего происходящего. Я знаю точно, что уже есть проекты, которые, так или иначе, посвятили этим обстоятельствам. Думаю, главным образом их отобразят как часть эпохи, но, возможно, будут и картины, полностью посвящённые этой теме.

– Если бы вы снимали о коронавирусе, что это был бы за фильм?

– Я думаю, документальный. Мне кажется, что если уж посвящать чему-то своё время, то в разрезе изучения масс и их анализа. Коронавирус как «персонаж» художественного фильма меня не вдохновляет совершенно.

«Мне казалось, что за это лето очевидно должны были появиться кинотеатры на автомобилях»

Казахстанский киновед Гульнар Абикеева также поделилась своим мнением.

– Закат эры?

– Насчёт кинотеатра Silk Way City – всё и так шло к тому, что он закроется. Было мало посещений, он терял популярность, а в регионах ситуация ещё сложнее. Думаю, кинотеатры, как таковые, не умрут, но будут меняться формы. Сначала отдельно стоящие кинотеатры стали невыгодны, их сменили те, которые находятся в торговых центрах. Для пандемии и это не годится. Предположить, что кинотеатр будет состоять из индивидуальных кабинок, очень сложно, это дорого. Но я именно так вижу кинотеатр будущего: с отдельными отсеками для двух-трёх человек, полностью огороженными, с вентиляцией и очищением воздуха. Всё зависит от технологических новшеств. Мне казалось, что за это лето очевидно должны были появиться кинотеатры на автомобилях. Если будет продолжаться пандемия, потребность в большом экране и хорошем звуке всё равно никуда не исчезнет. Другое дело, что новые типы кинотеатров будет сложно организовывать, но это будет востребовано и потому развиваться. Это может не закончиться ни в этом году, ни в следующем. Но ведь ни жизнь, ни культура при этом не останавливаются.

– Как пандемия и карантин вообще повлияли на киноиндустрию?

– И потери колоссальные, и форма существования кинематографа меняется так же, как меняется на глазах форма образования. Дистанционное было и раньше, но туда не шло так много людей, а сейчас и школьная, и вузовская программы переходят на него. Безусловно, будут развиваться стриминговые платформы. Буквально сегодня звонили из телекоммуникационной компании и предлагали подписку на одну такую. Думаю, доходы российских платформ увеличились в разы, и сейчас они продвигаются даже через линию кабельного телевидения. Я также ожидала, что возникнет мощная казахстанская стриминговая площадка. Не понимаю, почему никто всё ещё этого не сделал? Думаю, фильмы как производились, так и будут производиться, но, возможно, будут больше ориентироваться на Интернет и телевидение. Телевизионный рынок у нас, к сожалению,  не выстроен, частные или большие государственные каналы практически не покупают картины за приемлемую цену. Если бы были способы продвижения собственных казахстанских картин на телевизионном рынке, то, наверное, было бы лучше. А так я думаю, что развитие больше пойдёт в сторону именно стриминговых площадок.

– Сколько времени может потребоваться отечественной киноиндустрии, чтобы войти в обычную колею?

– По моим предварительным подсчётам, за 2019 год казахстанские фильмы заработали порядка 6 миллиардов тенге. Половина идёт прокатчикам, половина производителям. 3 миллиарда тенге был минимальный потенциал этого года, который наши кинематографисты могли заработать в кинотеатрах. К сожалению, прошли только январь-февраль, и, кроме «Бизнеса по-казахски в Корее» и «Жаным, ты не представляешь», ничего не вышло. Объявляли новую часть «Келинки Сабины», но её перенесли на осень, и непонятно, что с ней будет. Конечно, многие картины остановились. Обычная колея может и не вернуться в ближайшее время, вопрос в другом: придумают ли какую-то альтернативу?

– На ваш взгляд, как быстро тема карантина и коронавируса попадёт в казахстанский кинематограф?

– Я думаю, она будет только в сфере арт-хауса, потому что коммерческое кино не занимается социальными проблемами. Мне кажется, фильмов будет много, но они появятся не сразу – только тогда, когда всё уже будет пережито. Они будут о врачах, о простых людях, о тех, кто приезжал из-за границы и попал на карантин. Историй много, и все они могут лечь в основу фильма. Какие-то будут депрессивными, какие-то оптимистичными, героическими, о врачах, которые, несмотря ни на что, ходили на работу до последнего, какие-то будут про человеческие страхи…

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи