Опубликовано: 1600

Какой ценой дается удочерение девочки-инвалида из Алматы, которую избивали родственники

Какой ценой дается удочерение девочки-инвалида из Алматы, которую избивали родственники Фото - Sputnik Кыргызстан

30 января 2019 года прошло закрытое слушание по делу девочки,  где ее мать обвиняется по следующим статьям: п. 11 ч. 2 ст. 106 (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью) и п. 8 ч. 2 ст. 107, ч. 2 ст. 140 УК РК (умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью).

Чуть более года назад вся страна узнала, что девочка-подросток из Алматы семь лет терпела жестокие побои от своих родных: мамы и бабушки.

В семилетнем возрастеона уже перенесла операцию - трепанацию черепа. Ее родная бабушка регулярно избивала девочку костылем. Мама тоже с особой жестокостью относилась к своей родной дочери, нанося девочке побои различной степени тяжести.

Сейчас девочка живет с опекуном.

Женщина уже два года делает все возможное, чтобы удочерить девочку.

Она рассказала корреспонденту медиа-портала Caravan.kz, на какой стадии находится процедура удочерения девочки-подростка и с какими трудностями им пришлось столкнуться.

- Первое время биологическая мама девочки мне не хотела давать разрешение на удочерение, но потом согласилась. Доверенность у меня на руках, - рассказывает опекун девочки. - Пока собираем документы. Очень много на это уходит времени.

- Ребенок сейчас живет с вами?

- Да, она живет со мной. С 2017 года я являюсь ее опекуном.

- Почему вы захотели удочерить эту девочку.?

- Я вообще не планировала удочерять именно этого ребенка. На тот момент я еще была замужем, у меня была хорошая работа.

Я воспитываю двоих сыновей. У нас в Капшагае есть такая организация, «Очаг», которая принимает к себе детей из неблагополучных семей и детей, у которых родителям негде жить, и так далее. Чтобы такие дети посещали школу, чтобы они не жили в детском доме. Из этой организации с моим сыном в одном классе училась девочка, которую я хотела удочерить. Но пока искала ее маму, я встретила общую знакомую, которая знает маму девочки. Мы разговорились. И пока общались, я обмолвилась, что хочу удочерить девочку. Тут она мне и рассказала о Д. Все, тогда я поняла, что мне нужна именно она.

Этого ребенка я искала два года. Ездила к ее матери, о своих визитах я ее предупреждала заранее. Когда я приезжала, мать дочку прятала то в шкафу, то у соседей, а мне и всем остальным говорила, что ребенок в России.

Однажды я приехала и увидела девочку. Признаюсь, я ее почти обманным путем забрала оттуда. Я матери сказала: «Если ты мне сейчас не отдашь ребенка, я в полиции все расскажу, что твоя дочь не ходила в школу, что ты с твоей матерью издевались над ребенком, что ты ее прятала и ни в какой России девочка не жила!».

Девочка в школе не училась, ни разу не обследовалась у врачей, вся худенькая, зашуганная, зажатая…

В тот день я уговорила мать девочки, чтобы она согласилась дать мне доверенность на Д. при условии, что я ее отдам в школу и пропишу у себя. Разумеется, я была рада, что ребенок теперь будет в безопасности.

Я хотела девочку отдать в школу в один класс со своим сыном, несмотря на то что она старше его на два года, но не получилось. Когда Д. проходила медкомиссию, медики сказали, что у нее серьезные проблемы со здоровьем, ей надо вставать на учет по инвалидности и обучение она должна проходить только на дому.

Психолог, которому я показала ребенка, посоветовала, чтобы она вела дневник, в котором смогла бы рассказать, описать все, что вспомнит, все, что с ней происходило все эти годы, которые она жила с мамой и бабушкой.

Когда я прочитала, что она  написала в своем дневнике, пришла в ужас…

С ее дневником я пошла в полицейский участок по своему месту жительства, я из Капшагая. Участковый, который занимается делами несовершеннолетних, сказал мне, что я пришла не по адресу, а надо идти по месту требования. Еще и пригрозили мне вслед: «Если вы не обратитесь туда с этим дневником, мы на вас заявление напишем о том, что вы не выслушали ребенка и ничем не помогли ему».

«Ребенок такие страшные вещи написал! А родная мать живет безнаказанно?!» – спросил меня участковый. «А если у ребенка имеются побои, почему вы никуда не обращаетесь?» - продолжал расспросы участковый. «Вы должны обратиться в полицию именно по месту жительства девочки, то есть по месту прописки в Алматы», - сказал мне инспектор.

Я первым делом, когда ребенка привезла к себе (в Капшагай), поставила в известность сотрудников органов опеки, чтобы они были в курсе. Мало ли, вдруг девочке не понравится у нас. Я им сама сказала, чтобы они приезжали к нам и проверяли все регулярно. «Конечно, а как же? Я чужого ребенка привезла к себе, только с одной доверенностью от ее матери».

Органы опеки в Капшагае мне во всем помогали с девочкой. Помогли ее устроить на школьное домашнее обучение. Они ребенка курируют от и до. А в Алматы я целый год не могла ничего добиться.

- Почему так долго?

- Потому что надо всем и все доказывать, почему у ребенка столько увечий, следы от побоев и прочего, почему она зашуганная… А мне говорили, мол, ну и что, что у ребенка все лицо покалечено?!

Представляете, оказывается, ничего страшного в том, что ее мама признает только то, что она ей ухо оторвала? – возмущается Надежда. - Я не могла им ничего доказать, потому что мама девочки не признавала, что все эти увечья своей дочери нанесли она сама и ее мать, то есть бабушка девочки.

В июне 2018 года я позвонила следователю из Алматинского УВД, Ауэзовского района, который вел это дело, с вопросом: «Когда уже все решите, уже прошел целый год, как я написала заявление (лето 2017-го)?». Он мне начал рассказывать, что дело в процессе, дело в процессе…

Как выяснилось позже, оказывается, он его еще в феврале закрыл.

После этого я обратилась к Дине Тансари в группу «Немолчи», которую она основала в социальной сети Facebook, с просьбой предоставить мне адвоката, потому что его услуги я оплатить не в состоянии и ничего одна добиться не могу.

- Сколько я с этим ребенком поездила на все медкомиссии, сколько я денег оставила… Если ее опять мать заберет и опять испортит то, что я попыталась исправить, тогда мы потеряем ребенка, - рассказывает опекун девочки.

- Мать разве не отказалась еще от ребенка? И ее разве после всего этого не должны лишить родительских прав?

- Нет, она не отказалась, она просто дала разрешение на удочерение. И никто ее пока родительских прав не лишал.

А если добиваться лишения мамы Д. родительских прав, то она тогда всех детей лишится, а их у нее, помимо этой дочери, еще двое. Она этого и боится, а от нее она готова легко отказаться.

- Сама девочка говорит что-нибудь?

- Она просит меня не отдавать ее назад, твердит мне, что хочет остаться здесь, со мной.

Уже было предварительное слушание, и там поднимался вопрос о лишении ее матери родительских прав.

Д. там при всех говорит, показывая на свою мать: «Это не моя мама! Моя мама вот!» - и на меня показывает. Девочка сказала как-то, что ее мама не родная, видимо, а приемная, раз так с ней обращалась.

И все это понимают, и все молчат.

Девочка очень боится, что ее вернут матери…

- Неужели может быть такое, что девочку вернут родной матери?

- Меня в УВД Ауэзовского района об этом спрашивали: «Вы не хотели бы вернуть девочку обратно?». А я им в ответ: «А это что вам, котенок?».

Понимаете, ребенок целый год проходила реабилитацию, посещала штатного психолога. И только через полгода девочка смогла нормально спать, а до того не спала толком, потому что боялась.

Девочка отстает сильно по школьной программе, она в свои 14 лет занимается по программе четвертого класса. Пока ей учеба дается с трудом.

- А бабушка девочки имеет какую-то юридическую силу?

- А с бабушкой вообще запутанная история. Я не понимаю, как эта женщина (гражданка РФ) пересекла границу, когда с 2011 года ей сделали запрет на въезд в Казахстан. Я бабушку не видела ни разу.

- Сколько вам еще осталось собрать документов, чтобы полностью пройти процедуру удочерения?

- Осталось немного. Нужно пройти медкомиссию органов опеки, чтобы они оценили жилищные условия, и все.

Так как я недавно развелась, теперь буду добиваться, чтобы мне одной, без мужа, разрешили ее удочерить.

- Неполная семья тоже имеет возможность удочерять/усыновлять детей?

- Да. Главное, чтобы хватало средств на содержание.

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи