Опубликовано: 540

Как во Франции. Сможет ли Казахстан сделать кино национальным брендом?

Как во Франции. Сможет ли Казахстан сделать кино национальным брендом? Фото - кадр фильма "Композитор"

В нашей стране принята французская модель государственной поддержки кино. За короткое время это дало феноменальные результаты.

Качественный рост

Государственный центр поддержки национального кино, созданный 15 марта 2019 года, провёл уже второй питчинг (отбор сценариев – соискателей госфинансирования). Специальный экспертный совет отбирает лучшие фильмы-кандидаты и выделяет средства. Чаще всего государственное финансирование идёт совместно с частными инвестициями – средствами кинокомпаний. Инвесторам это интересно по простой причине: согласно принятой в Казахстане модели, кинокомпании возвращается 80 процентов кассовых сборов от фильма в кинотеатрах.

Конечно, с 18-миллионным населением Казахстана сборы не будут такими, как, например, в той же Франции с её 67 миллионами, да и цены на билеты в Европе немного другие. Тем не менее и в Казахстане можно собрать достаточно много, чтобы «отбить» инвестиции и получить хорошую прибыль, в случае если ваш фильм получился ярким. Согласно статистике, всё больше казахстанцев в последнее время выбирают национальное кино: если в 2010 году на казахстанские фильмы ходили не более 6 процентов зрителей кинотеатров страны, то в 2018-м их посмотрели уже почти 19 процентов. А в нынешнем, по предварительным данным, – уже порядка 25 процентов предпочли казахстанские ленты.

Тенденция показательная в плане качественного роста отечественного кино.

Согласно информации, которую приводит сайт национальной киностудии «Казахфильм», с 2010 по 2018 год полностью на государственные деньги были сняты 85 художественных кинокартин. Из них предположительно только три фильма окупили себя и принесли прибыль. Это «Жаужүрек мың бала», «Шал» и «Сказ о розовом зайце». Остальные картины были неприбыльными.

Однако 2019 год резко изменил расклад. Сразу несколько казахстанских кинопремьер взорвали кинозалы и собирают сегодня миллионы. Причём уже не только в Казахстане. Например, историческая драма «Композитор», посвящённая дружбе китайского композитора Сянь Синхая с руководителем хора Казахского радио Бахытжаном Байкадамовым, собирает аншлаги в Китае. Фильм завоевал четыре награды престижной премии Golden screen awards в Лос-Анджелесе, также получив награды в номинациях «Лучший фильм совместного производства», «Лучшая мужская роль» и «Лучший саундтрек». И это только отдельный пример из многих. Перечислять современные казахстанские картины с успешной кассовой историей можно долго. Как отмечает руководитель Госцентра поддержки национального кино, заслуженный режиссёр и известный кинопродюсер Гульнара Сарсенова, такие тенденции – не случайность. Это закономерный результат введения французской модели. Как система отбора фильмов - кандидатов на финансирование через независимый экспертный совет, так и, главное, эффективная инвестиционная схема, стимулирующая частный капитал вкладывать в кино, приводят к рождению шедевров. Собственно, суть внедрённой в Казахстане модели в этом и заключается: она «заточена» на шедевры.

Что такое национальный бренд в кино

Сегодня Казахстан «берёт» мировые кинофестивали не спецэффектами и заумными сюжетами, как американцы. А национальным кино. Тонким, психологичным, мастерски сыгранным, артхаусным в лучшем смысле этого слова. А главное – нашим, самобытным. Именно такое кино делает Казахстан всё более узнаваемым в мире. И сегодня, оглядываясь на внушительный багаж премий и наград самых престижных мировых кинофестивалей, можно без ложной скромности сказать, что в создании классического национального кино мы действительно преуспели.

Но мало делать шедевральные картины, которым рукоплещут фестивали. Надо, чтобы они ещё и собирали достойную кассу в кинотеатрах. С этой точки зрения, как рассказывают в Госцентре, Казахстан решил использовать кейсы передовых в кинопроизводстве стран. Особенно Франции. С лёгкой руки предложившего эту модель Рашида Нугманова именно её в министерстве культуры, туризма и спорта РК решили взять за основу. Французская модель развития кинорынка отличается не только активным регулированием киноиндустрии государством, но и её мощным стимулированием. Можно заметить, что хотя средний бюджет французского фильма значительно меньше бюджета американской киноленты, тем не менее кассовые сборы современных французских картин выглядят весьма достойно рядом с американскими. Более того, если отстраниться от художественной составляющей и оценивать только финансовую, то любой инвестор скажет: «выхлоп» среднестатистического французского фильма значительно выше, потому что, вкладывая на порядки меньше, французские кинокомпании зарабатывают те же миллионы долларов «бокс-офиса». На самом деле рецепт здесь прост: агрессивный рост и экспансия голливудской киноиндустрии в 1970-х заставили правительство Франции начать активно вмешиваться в кинорынок, в том числе и деньгами. Притом правительство смогло и потраченные государством деньги возвращать, и кинокомпаниям, актёрам с режиссёрами давать достойно заработать.

И при всём том данная схема проста. Суть – в поддержке очевидных шедевров, которые на стадии сценария выявляются группой самых признанных, маститых «киномонстров» в лице лучших режиссёров, актёров, кинокритиков. Эта группа – экспертный совет – даёт соискателю (авторам с самым крутым сюжетом, сценарием, раскадровкой и т. д.) добро на финансирование, при этом государство оплачивает только часть бюджета. Другую часть вкладывает частный инвестор. На выходе получается шедевр, который приносит в кинозалах достойную кассу. И наконец главная фишка: от этой кассы (с доходов «box-office») государство забирает себе только малую часть – такую, чтобы покрыть собственные затраты. Всё остальное – заработок инвестора и его кинокомпании.

Конечно, порой случаются неожиданные провалы, когда «бокс-офис» по каким-то причинам оказывается меньше ожидаемого. В этом случае, увы, «пролетают» создатели фильма. Приоритет за возвратом государственных денег. Но поскольку отбор на старте обеспечен предельно качественный, то и процент подобных сбоев сведён к минимуму. Это один из ответов на вопрос, почему практически всё французское кино начиная с 1970-х годов и по сей день твёрдо держит планку качества. На рынок выходит в целом не так много французских фильмов, но те, которые выходят, редко разочаруют зрителя. Плюс ко всем «плюшкам» инвесторов и киногрупп это ещё и национальный бренд. То, что нужно государству, когда во всех уголках мира говорят: «О да, французское кино - это круто». Согласитесь, это важно – имидж страны, гордость за свой национальный продукт и всё такое.

Заработало?

В Казахстане эту модель не просто взяли за основу. Как рассказывает директор департамента по делам культуры и искусства министерства культуры и спорта Кумис Сеитова, её ещё и значительно усовершенствовали. Понимая, что сборы в Казахстане будут на порядки меньше в силу объективной узости нашего рынка (напомним, в нашей стране только 18 миллионов жителей против 66 миллионов во Франции и ещё порядка 500 миллионов во всём франкоязычном культурном поле), в минкульте решили создать кинокомпаниям ещё более «курортные» условия. Во-первых, частный инвестор в бюджете ленты приветствуется, но особо высококлассные кинокартины могут быть профинансированы государством и на все 100 процентов. Во-вторых, при всём том закон гарантирует кинокомпании возврат 80 процентов "бокс-офиса". То есть, даже если весь бюджет оплачен государством, продюсер и его команда актёров с режиссёрами всё равно получают эти деньги. Согласитесь: достойный стимул создавать крутое кино.

Но и это ещё не всё. По инициативе минкульта приняты дополнительные законодательные поправки касательно кинопрокатчиков: теперь любой казахстанский фильм освобождается от корпоративного подоходного налога (КПН) в 20 процентов прибыли и от налога на добавленную стоимость в 12 процентов. Такие льготы призваны стимулировать национальных кинопрокатчиков отдавать приоритет казахстанской продукции.

Важным результатом принятого Закона «О кинематографе» стали и изменения в статусе национальной киностудии «Казахфильм». Она больше не выступает распределителем бюджетных денег на кино, эти задачи решает Госцентр. Теперь киностудия стала тем, чем она и должна быть, – производственным цехом. На базе «Казахфильма», на его оборудовании осуществляются съёмки практически всех современных фильмов в Казахстане, а теперь эту базу предложили и иностранным кинокомпаниям, для того чтобы они снимали в знаковых местах Казахстана свои картины и привязывали сюжет к нашей стране.

Напомним, что до 2019 года «Казахфильм» сам распределял государственные деньги на кинопроекты и сам же снимал фильмы. Внутри бюрократической структуры киноконцерна, а не на экспертном совете принимались решения, какому сценарию и режиссёру отдать предпочтение. Процесс этот был, мягко говоря, непрозрачным и во многом зависел от личностных факторов, от чьих-то настроения, звонков и так далее. Сфера кино в результате этого была сильно подвержена коррупции, «распиливанию» бюджетов и другим традиционным для нашего менталитета порокам. Помнится, «Казахфильм» при распределении бюджетных денег для кино несколько раз попадал в центр громких коррупционных скандалов. Например, в 2016-м режиссёр Адильхан Ержанов обвинил вице-президента киностудии Серика Жубандыкова в присвоении государственных денег. Скандал завершился примирением сторон. В том же году режиссёр Талгад Жаныбеков обвинил тогда ещё министра культуры и спорта РК Арыстанбека Мухамедиулы в коррупции. Последующий иск от Мухамедиулы и суд также завершились примирением, но осадок остался.

Памятуя всё это, «Казахфильм» трудно назвать эффективным инструментом государственного финансирования кино. Неудивительно, что только малая часть снятых фильмов (3 из 85) при той модели смогла собрать достойную кассу, всё остальное снималось в убыток. Французская модель всё меняет. Теперь благодаря переносу центра принятия решений на уровень министерства и делегированию самих этих решений независимому экспертному совету, состоящему исключительно из профессионалов с именем, коррупционные риски существенно снизились. Формально с 2019 года киностудия стала просто субподрядчиком у Госцентра поддержки национального кино, выполняя миссию национальной кинофабрики.

И это, как говорят в министерстве, лишь начало системных изменений в отрасли. Перемены продолжатся, отмечает Кумис Сеитова. Они уже происходят с казахстанским кино, статус и имидж которого в мире укрепляются на глазах.

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи