Опубликовано: 1400

Известные казахстанцы рассказали, почему они не прочь стать посмертными донорами

Известные казахстанцы рассказали, почему они не прочь стать посмертными донорами Фото - из открытых источников

Аружан САИН, Джамиля СЕРКЕБАЕВА и Гани КАСЫМОВ рассказали о том, как относятся к посмертному донорству и готовы ли они сами стать донорами.

Посмертное донорство в Казахстане – это довольно щепетильная тема, которая имеет множество сторонников и противников. Споры об этом не утихают до сих пор.

Накануне, известный хирург-трансплантолог Болатбек КАЮПОВ высказался на тему того, как подготовить и объяснить казахстанскому обществу важность такого явления, как донорство органов. В пример он привел то, как это делалось в Южной Корее и Испании. По его словам, большой толчок донорству в этих странах дали местные известные персоны, которые публично заявили о важности донорства и завещали свои органы другим людям.

В связи с этим корреспондент медиа-портала Caravan.kz решил обратиться к известным казахстанцам, дабы узнать то, как они относятся к посмертному донорству.

Гани КАСЫМОВ, политик, представитель Национальной палаты предпринимателей в Сенате

- Как вы относитесь к посмертному донорству?

- Термин очень неправильный. В том смысле, что «посмертное донорство» очень уж зловеще звучит. Есть люди, которые хотят в случае своего ухода передать свои органы нуждающимся, чтобы они смогли принести пользу другим людям. Очень хорошо, что есть такие люди.

Это не тема для того, чтобы рассуждать аморально это или нет. Я знаю одно – если это помогает другим людям, если кто-то добровольно свои органы завещает, то это надо поощрять и приветствовать. Во всем мире так принято и это даже не обсуждается.

Чего же нам не хватает? Нам нужно самим разобраться и взять лучшие мировые примеры юридического оформления этого дела. Там, где это уже давно поставлено - все отработали с точки зрения закона, поощрения, добровольности. Все это в совокупности надо ввести в законную форму. Если человек желает поддержать нуждающихся, то этому человеку надо предоставить законную возможность это сделать.

- А Вы бы решились на такой шаг?

- Да, конечно же, решился бы. Почему нет? Особенно, если бы была прозрачность в плане законов и всех механизмов.

- Как думаете, почему многие казахстанцы не хотят становится донорами?

- Знаете, у нас ко многим вещам есть недоверие. Все это в первый раз, людям не приходилось с этим сталкиваться. Есть предубеждения с точки зрения устоев, уклада жизни, религиозности и так далее.

Все зависит от общей культуры населения. Если все это правильно поставить с точки зрения агитации/пропаганды и объяснить, что это польза для окружающих, возможность спасти жизни людей, то люди поймут.

Джамиля СЕРКЕБАЕВА, известная казахстанская скрипачка, заслуженный деятель РК

- Как вы относитесь к посмертному донорству?

- Положительно. Подобная практика есть во всем мире. С точки зрения морали и духовности – это правильно, это должно быть так.

- Готовы ли вы отдать свои органы после смерти?

- Если подходить творчески, то конечно же, я бы отдала свое сердце. Как нескромно это прозвучало, но у меня сердце хорошее, эмоциональное…

А если говорить серьезно, то нужно очень серьезно морально к этому готовиться, проделать большую моральную работу над собой. С точки зрения духовности, я согласна.

- Как думаете, почему многие казахстанцы не хотят становится донорами?

- Это вопрос очень цивилизованный, понимаете? Чтобы страна к этому пришла нужна высокая культура и ментальность.

Аружан САИН, общественный деятель и директор благотворительного общества “Милосердие”

- Как вы относитесь к посмертному донорству?

- Безусловно, трансплантацию органов нужно развивать – эта та часть медицины, которая является последним шансом для людей, кто нуждается в пересадке почек, печени и других органов. С нынешним законодательством у ребёнка нет шансов на выживание - трансплантологи о детском донорстве в Казахстане

Если говорить о детском посмертном донорстве, то здесь есть большие проблемы. Сейчас родители, чьи дети нуждаются в таких операциях, обивают пороги медицинских учреждений лишь бы только спасти своих деток. Они готовы все отдать, жизни отдать, лишь бы их ребенок излечился.

Практически в каждой стране запрещено предоставлять донорские органы для иностранных пациентов. Это происходит из-за того, что все это, безусловно, очень выгодно для медицинских учреждений, для платных пациентов. Ведь это востребованная услуга со стороны международного медицинского туризма. В связи с этим большинство стран защищают права своих граждан и вводят запрет на трансплантацию органов гражданам других государств.

У нас есть дети, которым мы пересаживали органы в Китае, почки в частности. Но мы делали это тогда, когда это ещё было возможно. Например, Арайлым Бортанова – у неё была пересадка почки в 2006 году и через некоторое время в Китае запретили пересадку органов иностранным гражданам.

- А сами бы вы согласились стать посмертным донором?

- Да, я готова быть донором. Если это кому-то спасет жизнь и даст возможность продолжать жить для других людей, то я буду только рада.

- Как думаете, почему многие казахстанцы не хотят становится донорами?

- Здесь важен вопрос честности и порядочности, возможно, бесспорности. Бесспорности принимаемого врачами решения, когда выносится вердикт о том, что человека уже нельзя спасти и он может быть донором.
Вопрос в том, что здесь должна быть кристальная прозрачность и честность со стороны нашей медицинской системы, в частности её сотрудников. Чаще всего люди боятся, что их не будут спасать из-за того, что они как доноры могут кому-то подходить.
Нужно создавать такую систему, которая есть у Юрия Владимировича Пя в ННКЦ (Национальный научный кардиохирургический центр) – там в августе прошла 56 операция по пересадке сердца. Юрий Пя и его команда настолько беззаветно служат людям, что в их поступках народ совершенно не сомневается.

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть