Опубликовано: 33700

«Если бы я хотела хайпануть, то сделала бы это еще год назад» - "депутат-модель" о своем избиении

«Если бы я хотела хайпануть, то сделала бы это еще год назад» - "депутат-модель" о своем избиении Фото - Фото Instagram

После скандала с обнаженной грудью у «депутата-модели» Динагуль Тасовой созрел план открыть общественное объединение «Центр защиты женщин и детей «Назик журек».

Таким образом девушка собирается помогать жертвам тиранов от домашнего насилия, чтобы женщины знали, куда можно обратиться в подобных ситуациях и как им там помогут.

Динагуль Тасова рассказала корреспонденту медиа-портала Caravan.kz, что ей пришлось пережить, а также о своих дальнейших планах, о работе моделью и о понимании термина «уят».

- Динагуль, хочется прояснить ситуацию: в своем аккаунте вы сначала удалили статус «депутат молодежного маслихата VII созыва города Астаны», а потом снова поставили. Почему?

- До 31 декабря 2018 года я занимала должность депутата. Но это общественная организация, основанная на активистском, волонтерском движении.

Почему я снова поставила этот статус на своей новой странице в Instagram? Так это потому, что, когда я получила этот статус, я спросила разрешения выдать эту информацию у себя в аккаунте, ведь это все-таки мое достижение, да и у всех активистов этот статус в соцсетях обозначен. И поэтому я тоже обозначила это, однако нигде не использовала. Я официально работала в течение пяти лет профессиональной моделью. В этом качестве работаю в свободное от своей волонтерской деятельности время.

Поэтому после скандала я убрала со своей страницы этот статус, а после того, как создала новую страницу, снова поставила. Но с 1 января 2019 года я больше не являюсь депутатом этой организации.

Мой инстаграм-аккаунт и страницу в соцсети «ВКонтакте» удалил мой экс-бойфренд после того, как факт избиения я обнародовала у себя на странице.

Разумеется, после всего случившегося я ушла от него, через 10 дней я согласилась на фотосессию, после чего решила открыть новую страницу в Instagram. Тогда поняла, что могу помочь каким-то образом женщинам и детям, защитить их от бытового насилия.

 

 

- Опубликованные фото дали результат?

- Да. Мой уже бывший молодой человек написал мне, что он понял, что у него не все в порядке с психикой, и признался, что такое агрессивное состояние у него уже проявлялось в предыдущих отношениях, которые у него были до меня. Получается, что эта фотосессия дала обратную реакцию не только как средство обратить внимание на проблему для всего социума, но и помочь человеку понять, что у него есть какие-то отклонения в психическом состоянии, которые необходимо откорректировать у специалиста.

- А вы с ним хотели семью, детей?

- Конечно, я же с ним не просто так встречалась, мы жили вместе. Но за эти пять лет, которые мы были вместе, я замечала в нем странности и уговорила его пойти к психологу. После всего, что произошло, он просил прощения, говорил, что осознал, что вел себя неправильно.

Просто он сорвался из-за реакции людей, из-за всей грязи, которую на меня вылили. Он поначалу все держал в себе, ничего мне не говорил, и вот все это вылилось в агрессию, направленную на меня.

- А вы готовы ему все простить и вернуться к нему? При условии, конечно, что он пройдет определенное лечение...

- Да, я могу его простить чисто по-человечески, потому что теперь понимаю причину происшедшего, а также потому, что любила его, но не вернусь к нему.

- Динагуль, расскажите, пожалуйста, про центр защиты женщин и детей подробнее. Кто там будет работать, как будет построена система помощи?

- Сейчас проект находится только в начале разработки. Постепенно идет поиск психологов для работы с людьми, которые сталкивались с проблемой бытового насилия. Это как женщины, так и дети.

С момента опубликования фотосессии ко мне стало приходить огромное количество писем от людей, которым нужна психологическая поддержка, различная помощь, причем пишут не только из Казахстана, но и из России, Украины и других стран. Звонят в основном женщины, у которых есть дети и муж регулярно распускает руки, спрашивают, как им быть. Пишут даже мужчины.

Я обязательно всех выслушиваю и, как психолог, стараюсь оказать поддержку, мотивирую, говорю о том, что жизнь продолжается, все будет хорошо, главное - не молчать о своей проблеме.

Мы пока точно не знаем, как будет работать наш центр. Например, в Петропавловске собираются проводить тренинги, консультации психологов. В Астане пока создадим фонд, первое время там будут работать психолог и юрист, уже со временем будем подключать и других специалистов. Я хотела бы привлечь работников роддомов, кризисных центров и сотрудников полиции, пожарных, все структуры экстренного реагирования, которые могут оказать первую помощь. Любая услуга в нашем центре будет оказываться совершенно бесплатно.

Женщины, которые прошли через такие трудности, готовы сами работать с теми, кто подвергся избиению со стороны своего мужа, или молодого человека, или кого-либо еще.

- После скандала, когда вы вышли на подиум в прозрачном платье, как ваше окружение отреагировало на это?

- Со стороны моих коллег критика обрушилась сразу, потому что везде написали, что депутат вышла на подиум с обнаженной грудью, не выяснив ничего: кто я, какой депутат, начались все эти обвинения. Конечно, на работе я получила выговор. А все родственники звонили и сказали, чтобы я в таких показах больше не участвовала, но потом я постаралась объяснить, что это часть моей работы.

Представляете, дома даже подумали, что я по улице хожу в таком виде!

Но это все продолжалось, пока я не призналась в том, что меня избили. Потом все поняли, что это все случилось на самом деле, а не ради хайпа.

- После всего, что случилось, сможете ли вы снова демонстрировать такой стиль одежды?

- Уже многое поменялось. Если я буду работать в центре, который планирую открыть, и если меня выберут на депутатство снова, то нет, не смогу больше демонстрировать такой вид одежды. А если буду только моделью, то да, это возможно, это же моя работа. Я просто вышла на подиум в платье от казахстанского дизайнера и не понимаю, почему это так бурно обсуждается.

- Многие пишут, что история с избиением - это некий пиар-ход с вашей стороны. Как вы сами прокомментируете это?

- Нет, конечно, если бы я хотела хайпануть, то делала бы это еще год назад.

- Как вы сами относитесь к тому, что другие девушки-казашки обнажаются? Как вам, например, последний случай, когда девушке за откровенную фотосессию разбили нос?

- Девушка по имени Ширин Нарчаева на самом деле хайпует, и она этого не скрывает.Россияне вступились за 18-летнюю Ширин Нарчаеву, публикующую откровенные фото в казахских нарядах

А если бы дизайнер мне предложила выйти в национальных казахских украшениях на голое тело, то я бы не согласилась.

Я не смогла бы, как она, надеть национальные украшения на голое тело.

У меня есть уважение к национальным традициям и культуре казахов.

То, что делает она, и то, что делаю я, - это разные вещи. Я - модель, я выхожу на подиум в том, что мне дает дизайнер из его коллекции, а тема коллекций может быть разной. На том показе я не одна была с обнаженной грудью.

- Как вы думаете, что нужно сделать, чтобы поменять сознание и ментальность казахстанцев?

- Просто информация поступает настолько искаженной, что люди все воспринимают иначе, чем это есть на самом деле. Не разобравшись до конца, начинают осуждать. Думаю, что обществу стоит толерантно относиться. А я просто делаю свое дело.

Понимаете, люди видят то, что хотят видеть.

- Динагуль, а что для вас уят?

- Уят – это когда человек голый выходит на улицу, появляется в таком виде в общественном месте. Уят - это когда ты матом разговариваешь со своими родителями. Но на подиуме, если ты профессиональная модель и тебя отбирают из сотни девушек, ты демонстрируешь коллекцию одежды дизайнера моды. И это не уят, это работа.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть