Опубликовано: 160

Эксперт: онлайн-трансляция судебных процессов повышает доверие к судебной системе через её открытость

Эксперт: онлайн-трансляция судебных процессов повышает доверие к судебной системе через её открытость

Открытый судебный процесс по делу Куандыка Бишимбаева проходит в столице. Экс-министра национальной экономики обвиняют в убийстве гражданской жены Салтанат Нукеновой. На YouTube-канале Верховного суда РК организована онлайн-трансляция процессов, за которой следят не только тысячи жителей нашей страны, но и граждане иностранных государств.

Как рассмотрение громкого дела влияет на казахстанскую судебную систему? Нашли ли своё место в данном процессе элементы модернизации отрасли? Эти и другие вопросы детально обсудили с консультантом Палаты Центра частнопрактикующих юридических консультантов г. Алматы Евгением Евгеньевым.

- Евгений Александрович, можно ли сказать, что судебный процесс по делу Бишимбаева - шаг к открытости судебной системы Казахстана?

- Зачастую суды обвиняют в зависимости и беззаконии, особенно, если дело связано с чиновниками, в том числе, и бывшими. Считаю, что организованная Верховным судом онлайн-трансляция процесса по делу К. В. Бишимбаева направлена на повышение доверия к судебной системе через её открытость. В режиме онлайн-трансляции не только каждый гражданин нашей страны, но и каждый человек за её пределами, может наблюдать за процессом, анализируя ситуацию и делая соответствующие выводы. Очевидно, что население с интересом наблюдает за ходом заседания. Однако многие допускают неуважительные высказывания в адрес суда, что не только недопустимо, но и чревато привлечением к ответственности. К сожалению, даже отдельные юристы, при комментировании процесса, допускают некорректные высказывания не только с точки зрения права, но и напрямую нарушающие этические нормы.

- Стал ли суд над экс-министром самым громким процессом в Казахстане? Какую роль, на Ваш взгляд, здесь играет беспрецедентная публичность заседания?

- Действительно, суд над экс-министром Бишимбаевым, скорее всего, стал самым громким процессом, что напрямую связано с публичностью, которой раньше не по одному процессу мы не видели. Полагаю, многие помнят дело, связанное с убийством в городе Алматы юриста Айман Асановой. Поскольку Айман состояла в нашей Палате юрист-консультантов и являлась участником дисциплинарной комиссии, лично я судебным процессом по её делу интересовался больше, даже при отсутствии онлайн-трансляции. Уверен, что при наличии онлайн-трансляции по делу Айман, интерес был бы не меньше. Возможно, тогда и вердикт присяжных был бы иным, и допущенных процессуальных нарушений, которые повлекли отмену первоначально вынесенного приговора, было бы меньше.

- Насколько важна открытость судебного процесса по делу экс-министра для судебной практики Казахстана, в целом?

- Вопрос о важности открытости судебного процесса для практики Казахстана, является риторическим. Ввиду полной гласности судебного разбирательства, по моему мнению, вскрылись и стали доступными, в том числе, и многие недостатки, как на стадии досудебного производства, так и в ходе судебного разбирательства. В данный момент, пока рассмотрение дела не завершилось, обозначать каждый из недостатков, будет не совсем корректно, в том числе, чтобы это не было расценено как давление на суд в СМИ. Но, больше чем уверен, по результатам рассмотрения дела, будет проведён надлежащий анализ всех судебных заседаний с соответствующими разъяснениями. Прокуратура тоже должна сделать для себя отметки по определённым моментам. Президентом республики уже давно поставлено одной из целей - повышение доверия населения к судебной системе: полагаю, открытость данного судебного процесса, была направлена на это.

- Может ли это судебное разбирательство стать примером для проведения других заседаний в открытом формате?

- Конечно, данное судебное разбирательство может стать примером для проведения других судебных процессов с применением онлайн-трансляций. Причём не только по уголовным, но и по гражданским делам. У меня лично было немало гражданских дел, которые я желал бы провести с использованием онлайн-трансляций. Например, было дело, когда в Туркестанской области пять КХ чуть не лишились своих земель, площадью 320 га, ну или, например, сейчас я веду дело, уже в апелляционной инстанции, где люди, далёкие от юридических познаний, лишились права на имущество после обращения за квалификационной юридической помощью. Учитывая доверчивость многих граждан нашей страны, полагаю, онлайн-трансляции судебных дел даже по гражданским делам, были бы весьма поучительными, поскольку учиться лучше на чужих ошибках. Конечно же, нужно не забывать, о том, что рассмотрение дел с применением онлайн-трансляций возможно лишь с согласия участников процесса. И данный вопрос в каждом конкретном случае должен решаться председательствующим судьёй, и не иначе как с учётом мнения сторон, поскольку далеко не каждый согласится, чтобы судебный процесс с его участием, попал в сеть интернет.

- Как Вы считаете, возможно ли, что опыт РК в части проведения процесса открыто заинтересует представителей других стран?

- Передовой опыт всегда интересен. Как уже отмечалось выше, таковое проведение судебных процессов не только показатель открытости и гласности, но и возможность усмотреть различные недочёты, которые могут быть превентивно устранены для последующих судебных дел с соответствующими, как говорят, «разборами полётов». При этом соглашусь с представителем судебной администрации города Астана Жумаксановым Елдосом Шагановичем, который зачастую в своих публикациях и комментариях указывает, что не совершает ошибок лишь тот, кто ничего не делает. Ошибки есть у всех, только важно их признавать и устранять, и опыт онлайн-трансляций, в этом плане, может быть очень полезен.

- Президент Казахстана с первых дней поручил взять дело, связанное с убийством С. Нукеновой на особый контроль. О чём свидетельствует этот момент?

- Действительно, как мы все слышали, с первых дней Президент поручил взять на особый контроль данное дело. Но уверен, что Глава государства имел в виду контроль дела на стадии досудебного расследования. Поскольку, как указывают пункты 1 и 3 Конституционного закона РК «О судебной системе и статусе судей», обращение, заявления подлежащие рассмотрению в порядке судопроизводства не могут быть рассмотрены и взять на контроль какими-либо органами должностными и иными лицами, судьи при отправлении правосудия независимы и подчиняются только Конституции и Закону. Какое-либо вмешательство в деятельность суда по отправлению правосудия недопустимо и влечёт ответственность по закону, по конкретным делам судьи не подотчётны. Поэтому, повторюсь, что Президент, скорее всего, имел в виду лишь стадию досудебного расследования. Тем не менее, данное указание Касым-Жомарта Токаева говорит о том, что он интересуется жизнью общества и, являясь гарантом незыблемости Конституции, а также прав и свобод, обратил своё внимание на данное дело, связанное с насилием.

- Какие наиболее актуальные моменты в модернизации казахстанской системы правосудия Вы можете отметить?

- Фактически, реформирование судебной системы ведётся уже очень давно. Если говорить о текущем периоде времени, обсуждаются вопросы, связанные с введением сплошной кассации по гражданским делам, чего уже давно требует общество. Следующим важным механизмом считаю то, что уже созданы рабочие группы и обсуждаются вопросы реформирования сферы. Изменён механизм возбуждения дисциплинарных производств в отношении судей, допустивших грубое нарушение законности, если о таковых нарушениях указано в судебном акте вышестоящей инстанции. Однако, в целях объективности, хочу заметить, что лично на своей практике уже давно не видел, чтобы вышестоящая инстанция указала именно о грубом нарушении. В-третьих, уже более года действует Судебная администрация, которая занимается разработкой и совершенствованием государственной политики в сфере судебного администрирования. Вместе с тем, конечно же, в рамках вопроса модернизации судебной системы, хотелось бы вспомнить крылатое выражение «кадры решают всё». Насколько мне известно, возобновились выплаты сотрудникам судов премий, в выплате которых имелся некий перерыв. Это, безусловно, является хорошим стимулом для сотрудников остаться работать в суде, а не уходить в различные частные правозащитные организации. Специалисты и секретари судебных заседаний являются важным звеном судебной системы, на них держится всё судопроизводство. Поэтому обучать, и затем отпускать сотрудников, считаю, как минимум, не логичным. По моему мнению, в рамках модернизации, обязательно нужно продолжить создавать и налаживать условия, при которых человек будет держаться за работу в судебной системе, и что немаловажно, гордиться этим. Новые сотрудники, при таких условиях, будут стремиться трудоустроиться в суд. Какие меры для этого принимать, решать, конечно же, уже судебной администрации. Но лично я считаю, что первым шагом на пути к этому, опять же в рамках модернизации, должен быть вывод специалистов и секретарей судебного заседания из сетки госслужащих по оплате их труда, чтобы Судебная администрация самостоятельно имела возможность устанавливать и корректировать размер оплаты их труда, что имеет существенное значение. Также, немаловажным считаю наладить именно эффективное использование уже имеющейся компьютерной и оргтехники. Морально устаревшее оборудование необходимо заменить, а также наладить бесперебойное снабжение канцелярскими товарами, поскольку, как известно, объём обращений в суд, постоянно растёт.

Виталий Воронов о суде над Бишимбаевым: «Токаев взял ход этого дела под свой контроль. Это хорошая «школа» для всех участников процесса»

- Внедрены ли новшества на практике?

- Всё в процессе. Отвечая на данный вопрос, хотел бы вернуться к принципу открытости, как о новшествах на практике. Допустим, в городе Алматы, по насущным проблемным вопросам, представителями судебной системы, с участием представителей юридического сообщества мегаполиса, неоднократно проводились обсуждения в Алматинском городском суде. Одними из последних вопросов повестки таких встреч, насколько помню, были вопросы применения законодательства по возмещению сторонам гражданского судебного процесса расходов по оплате помощи представителя (т.е. представительских расходов), и по введению в городе Алматы алгоритма принятия исков в производство судов (юристы поймут, о чем я). Так, по результатам встреч, проведённых председателем Алматинского городского суда Смайловым Аскаром Спартаковичем, и председателем апелляционной коллегии по гражданским делам Бекназаровым Нариманом Бектасовичем, была закреплена единая практика, основанная на законодательстве, о возмещении сторонам дела представительских расходов. Конечно, даже после этого иногда бывают нарушения данной практики, однако всегда имеется правило апелляционного обжалования, с целью устранения таковых ошибок. Во втором вышеуказанном случае по результатам обсуждения было принято важное решение о нецелесообразности применения в городе Алматы алгоритма, который был, допустим, и «прижился» в Астане. Такие конструктивные диалоги, между представителями судебной системы и юридического сообщества, ранее были невозможны, что с уверенностью можно отнести к положительным моментам модернизации.

- Нашли ли элементы модернизации сферы отражение в деле Бишимбаева?

- Цифровизация, в том числе и судебной системы, как отмечал Президент, имеет важное значение, при этом цифровизация тоже является частью модернизации. Поэтому полагаю, что применение онлайн-транслирования, конечно же, можно считать отражением модернизации в данном процессе.

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи