Опубликовано: 3800

"Дочь расстрелянного прокурора": как жила певица, которую звали "золотым голосом Казахстана" (и это не Куляш Байсеитова)

"Дочь расстрелянного прокурора": как жила певица, которую звали "золотым голосом Казахстана" (и это не Куляш Байсеитова) Фото - facebook.com/kenjetuxa

Жизнь Шабал Бейсековой началась нелегко, даже точная дата ее рождения так и осталась неизвестна.

В документах можно обнаружить 1 ноября 1919 года, но есть источники, которые указывают на 1917-й. В любом случае время было тяжелое. Редакция Caravan.kz рассказывает, как сложилась дальше биография певицы, которую называли «второй Куляш».

Отец Шабал работал в Акмоле учителем, а потом судьей и прокурором, знал многих известных личностей того времени. Это его и погубило – за дружбу с Сакеном Сейфуллиным прокурора арестовали, а затем и расстреляли.

Его семеро детей остались без отца, поднимать их предстояло матери. Это само по себе было тяжело, но ярлык «семья врага народа» ухудшала ситуацию в разы. Не говоря о том, что им пришлось уехать из большого города в аул Смирново в Южном Казахстане.

Здесь даты биографии тоже не всегда сходятся, но факты остаются фактами: до переезда или после, но Шабал Бейсекова начала учиться пению в раннем возрасте, и все учителя замечали ее талант и красивый тембр голоса.

Однако сама девушка решила учить детей, как ее отец, и даже успела подать документы в соответствующее учебное заведение в Алматы. Если бы не случайная встреча с преподавательницей из хора, Казахстан обогатился бы одним педагогом, но лишился бы оперной дивы. Но встреча произошла, и Шабал поступила в музыкальный техникум. Это было первое в стране заведение, которое готовило профессиональных музыкантов, и оно существует до сих пор, теперь уже как Алматинский музыкальный колледж им. П.А.Чайковского.

Несмотря на юность, миниатюрная, хрупкая внешне Шабал быстро нашла работу и начала выступать на одной сцене вместе с артистами, которые позже были признаны звездами, например Куляш и Канабеком Байсеитовыми.

«Шабал сыграла в театре все роли, которые знакомы нам по исполнению Куляш Байсеитовой. Все признавали ее талант и называли «второй Куляш». Добрая, отзывчивая Куляш сама искренне радовалась успеху Шабал, часто помогала ей своими советами. Она любовно называла Шабал «Малышом», - рассказывал позже муж Шабал, актер и режиссер Каукен Кенжетаев.

Благодаря яркому таланту и усердию Шабал в 1939 году уехала в Москву, учиться в консерватории. Учебу прервала война - в 1941-м Шабал вернулась в Алматы и сразу получила должность солистки в Казахском академическом театре оперы и балета им. Абая. Шабал Бейсекова считается первой оперной певицей Казахстана, получившей классическое музыкальное образование.

«Я считаю Шабал Бейсекову первой профессиональной казахской певицей. Среди исполнительниц своего поколения Шабал Бейсекова была самой подготовленной. Голос у нее был полного диапазона и очень красивого тембра. Мы с ней подружились, хотя я значительно моложе", - вспоминала потом Бибигуль Тулегенова.

Во время ВОВ артистка выступала на фронте перед солдатами вместе с коллегами, а после продолжила музыкальную карьеру.

Когда в 1948 году в Москве прошла декада казахского искусства, Шабал сыграла Сару в опере Мукана Тулебаева «Биржан и Сара». Постановка была настолько хороша, что автор и исполнители главных ролей получили за нее Сталинские премии – выше награды для артиста тогда не было.

Новую оперу, «Козы-Корпеш и Баян-Сулу» Мукан Тулебаев писал, уже точно зная, что именно Шабал будет исполнять главную женскую роль на премьере.

В 1959 году Шабал Бейсекова была удостоена звания народной артистки Казахской ССР. Ее отец был реабилитирован за 2 года до этого – очень быстро, многие дела по реабилитации не закрыты до сих пор.

Семейная жизнь Шабал сложилась вполне счастливо: она вышла замуж за Каукена Кенжетаева, прожила с ним всю жизнь и родила двух дочерей.

«С Шабал Бейсековой я познакомился еще в 1939 году в Московской консерватории. В тот год она приехала учиться. Светловолосая, невысокого роста, тоненькая девушка с роскошной длинной косой поступила на наше отделение. Голос у нее был удивительный, с серебристыми переливами. Профессор Владимирова взяла ее в свой класс. С тех пор мы начали дружить», - вспоминал Каукен Кенжетаев.

При этом, хотя супруги познакомились еще до войны, Каукен совсем не думал о браке, пока на него не надавила родня. Шабал была той, кто провожал его сначала в народное ополчение, а потом на фронт. Она же встретила его с войны в 1946 году. Родственникам Каукена очень понравилась Шабал, к тому же они заметили взаимную привязанность молодых людей. Поэтому все это время семья Каукена поддерживала с девушкой связь и аккуратно ее опекала.

«В 1947 году, тогда, не имея своей крыши над головой, я жил в доме Шакена. В нем было всего две комнаты. Их самих четверо, да я еще затесался. Но человеку неприхотливому, без поклажи, как говорят казахи, везде хорошо. Так и я: то у друзей останусь, то в общежитии переночую... Как-то, вернувшись из театра домой, я застал там отца, только что приехавшего из аула. Поговорили о том, о сем, вдруг он говорит:
– Подсаживайся-ка поближе, сынок! – и показывает рукой на место рядом с ним. Я понял, что ожидается серьезный разговор. Так и есть. Отец, как всегда, рубанул напрямик:
– Тебе уже сколько лет?
– За тридцать...
– Если так – скажи, сколько ты еще собираешься бездомничать?
– Так что же, теперь и к друзьям сходить нельзя?
– Вот что – пора кончать с этим. Пора тебе жениться, – выложил отец все, как есть. Тут я сообразил, что сегодня мне не отвертеться.
– Может быть, вы знаете даже на ком?
– Знаю, – спокойно ответил отец. – Раз ты не смог себе найти жену, я ее тебе сам нашел. Моей невесткой может стать лишь одна женщина. Это – Шабал, – сказал он, как отрезал. И добавил:
– Если правда, что я тебе отец и ты мой кенже, то быть Шабал моей невесткой.
Последнее прозвучало, как ультиматум. Я не знал, что ответить.
Пять лет ждала она, когда ты вернешься с фронта. Ничего дурного за эти пять лет о ней мы не слышали. А посмотреть с другой стороны, так она – ведущая актриса театра. Не знаю, подойдешь ли ты ей, но уж она тебе – точно пара! Вот все, что хотел сказать тебе, сынок!
Я попытался было перевести разговор на шутливую волну, но, почувствовав, что отец накаляется, уступил», - так в своих воспоминаниях описал Каукен Кенжетаев историю брака.

Таким образом появилась еще одна семья.

«В 1947 году в доме Шакена мы справили свою свадьбу. В гостях у нас в тот день побывали именитые гости – Мухтар Ауэзов, Габит Мусрепов, Габиден Мустафин, Калибек Куанышпаев. Они благословили нас, и вот уже много лет мы вместе идем по жизни. Мне хочется верить, что в нашем семейном благополучии немалую роль сыграли добрые пожелания корифеев литературы и искусства. Жили мы с Шабал в маленькой гримерной нашего театра. Комнату разделили на три части: кухню, столовую и спальню. Кухню отгородили плотной красной тканью. Рядом с ней – спальня. Остальное пространство комнаты служило столовой. У нас была одна железная кровать, которую, впрочем, вскоре забрал ее настоящий хозяин. Мы не сильно горевали по этому поводу, считая это мелочами жизни. Со временем мы добились своим трудом всего, что может желать каждая семья, переехали в просторную квартиру», - говорится в его воспоминаниях.

Шабал Бейсекова всю карьеру провела в ГАТОБ им. Абая, отметившись блестящими ролями во многих классических операх. Ее именем названа улица в Нур-Султане.

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Tamerlan 25 июня

Комментарий удален