Опубликовано: 180

Центральная Азия может содействовать Байдену в противостоянии с Китаем и управлении Афганистаном - CМИ

Центральная Азия может содействовать Байдену в противостоянии с Китаем и управлении Афганистаном - CМИ

На портале The National Interest опубликован материал Камрана Бохари о событиях, происходящих в Центральной Азии.

"Караван" публикует полный перевод данной статьи.

 

Выработка долгосрочного плана действий по вопросу Афганистана после вывода войск из страны должна стать отправной точкой в деле укрепления стратегических связей с регионом, находящимся в самом сердце Евразийского континента.

Государственный секретарь Энтони Блинкен допускает упущение, говоря о выводе войск из Афганистана как о необходимости консолидации ресурсов в противостоянии Соединенных Штатов с Китаем. Две цели не являются взаимоисключающими. Напротив, расширение стратегического взаимодействия с Центральной Азией позволило бы Вашингтону осуществить одновременно обе задачи. Для Казахстана и Узбекистана – надежных региональных партнеров США, которые заинтересованы в укреплении взаимоотношений с Вашингтоном, – крайне важно исключить возможности для усиления как угроз безопасности из Афганистана после вывода войск, так и для доминирования Китая в регионе.

По сообщению газеты «The New York Times» от 27 мая текущего года, все большее количество постов по всему Афганистану оказываются захваченными боевиками "Талибана". Ранее, 8 мая, 85 человек были убиты в результате взрыва заминированного автомобиля близ средней школы для девочек в Хазарском районе афганской столицы с преимущественно шиитским населением. Подобные инциденты дополнительно усиливают опасения, что по итогам вывода войск США, завершить который планируется к 11 сентября 2021 года, сфера влияния талибов будет расширена на весь Афганистан.
Именно в таких условиях в стране может образоваться стратегический вакуум, который послужит благодатной почвой для мобилизации иностранных боевиков-террористов джихадистского толка, в связи с чем Соединенным Штатам необходимо продвигаться с вопросом разворачивания баз в соседних странах.

Пакистан является наиболее очевидным выбором на первый взгляд, однако имеющейся в стране инфраструктуры будет явно недостаточно, особенно с учетом того, что Исламабад находится под сильным общественным давлением касательно использования военных объектов американской армией и спецслужбами. Все другие варианты могут рассматриваться только в странах Центральной Азии, что в свою очередь раскрывает причины визита специального представителя США по примирению в Афганистане Залмая Халилзада в Узбекистан и Таджикистан в начале мая этого года. Примечательно, что З. Халилзад, который вел прямые переговоры с афганским джихадистским движением, посетил две из трех центральноазиатских стран, граничащих с Афганистаном. В дополнение к этому 4 мая госсеккретарь Э. Блинкен провел виртуальную встречу с министрами иностранных дел группы «C5+1», в которую входят все пять государств Центральной Азии. Это примерно через две недели после того, как он провел телефонные разговоры со своими коллегами из Узбекистана и Казахстана.

Примерно в то же время министр обороны России Сергей Шойгу посетил Таджикистан и Узбекистан. Известно, что были подписаны соглашения о военном сотрудничестве в целях устранения любых угроз безопасности, которые могут возникнуть из Афганистана после завершения вывода войск Соединенных Штатов из страны. Москва и Душанбе договорились сохранить российские войска в стране до 2042 года в дополнение к 201-й мотострелковой дивизия российской армии, располагаемой вдоль таджикско-афганской границы еще с 1990-х годов

Мировые державы и их центральноазиатские партнеры столкнутся с проблемой дефицита безопасности, распространяющегося из Афганистана в северном направлении, как в военном плане, так и во всех других отношениях. Позиция США продолжает оставаться неясной, вместе с тем уже звучали слова о том, что Вашингтон заинтересован в размещении баз в Центральной Азии в качестве альтернативы военным составам в Афганистане. Интересен также другой факт: Китай давно создал военный форпост на востоке Таджикистана, благодаря которому стал возможен контроль Ваханского коридора на северо-востоке Афганистана вдоль узкой границы с неспокойной китайской провинцией Синьцзян. Несмотря на такие разные действия, логика международного взаимодействия с "Талибаном" заключается в том, что решение проблемы Афганистана после вывода войск будет обеспечиваться больше дипломатическими, нежели военными методами.

Многие региональные державы в той или иной степени уже принимают участие в процессах дипломатического урегулирования проблемы. Среди них Пакистан, Иран, Катар, Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты, Турция, Индия, Китай, Россия и европейские державы. Многие из них являются ключевыми партнерами США, но даже самые стойкие из них ограничены в том, что они могут сделать, чтобы помочь Вашингтону: либо ввиду ограниченного влияния внутри страны, либо из-за расхождения собственных интересов с целями Соединенных Штатов.

По другую сторону находятся прямые противники США – Иран, Россия и Китай, интересы которых резко расходятся с интересами Вашингтона. Эти три игрока также граничат с государствами Средней Азии. Очевидно, что необходима нейтральная платформа, на базе которой Вашингтону с большей вероятностью удастся достичь своих целей в отношении Афганистана. С учетом значительного опыта в сфере развития многосторонней дипломатии и международного сотрудничества этой площадкой мог бы стать Казахстан.

Вскоре после распада Советского Союза в 1991 году и обретения Казахстаном независимости Первый Президент Нурсултан Назарбаев в 1992 году предложил создать межправительственный форум под названием Совещание по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА). Официально учрежденное в 1999 году 16 государствами-членами в целях укрепления безопасности и стабильности в Азии, сегодня в СВМДА входят 27 полноправных государств-членов и восемь наблюдателей. Среди членов Совещания – Израиль и Иран, которые принимают активное участие в работе форума и его комитетов. Н. Назарбаев сыграл также ключевую роль в процессе ядерного разоружения своей страны, вдохновив другие бывшие советские республики на последующую денуклеаризацию и превратив тем самым Центральную Азию в регион, свободный от ядерного оружия.

Недавно, в 2013 году, Казахстан выступил в качестве ключевого посредника в переговорах по ядерной программе Ирана, по итогам которых в 2015 году была заключена сделка с Ираном, известная как Совместный всеобъемлющий план действий. Кроме того, в период с 2015 по 2019 год столица Казахстана Астана (переименованная в Нур-Султан) была основным местом проведения нескольких раундов сирийских мирных переговоров с участием России, Турции, Ирана, представителей правительства Сирии
и оппозиционных групп. Расположенный между двумя великими ядерными державами, Россией и Китаем, Казахстан при Н. Назарбаеве и его преемнике К.-Ж. Токаеве продемонстрировал невероятную способность балансировать между Москвой и Пекином. В то же время были налажены тесные связи с Соединенными Штатами, которые Казахстан заинтересован укреплять и в дальнейшем.

Несмотря на отсутствие общей границы с Афганистаном, имеются хорошие перспективы для того, чтобы Казахстан – очевидный лидер в регионе и как крупнейшая экономика Центральной Азии - объединил под своим началом региональные усилия по решению проблем, которые в ближайшие годы будут исходить из Афганистана.

Вашингтону, несомненно, придется и в дальнейшем сотрудничать с Пакистаном и другими ключевыми партнерами. Но теперь, когда Соединенные Штаты больше не будут задействованы в военных действиях в Афганистане, им представляется хорошая возможность решать вопросы через более тесное взаимодействие с Центральной Азией.

Выработка долгосрочного плана действий по вопросу Афганистана после вывода войск из страны должна стать отправной точкой в деле укрепления стратегических связей с регионом, находящимся в самом сердце Евразийского континента.

Из-за Китая у Соединенных Штатов может появиться гораздо больший стимул для инвестирования в Центральную Азию. В конечном итоге морской потенциал Китая не настолько высок, потому Пекин и прилагает так много усилий в реализации своей инициативы «Один пояс, один путь» в Центральной Азии. Таким образом, направляя ресурсы в регион, Вашингтон может продолжить обеспечение безопасности, управления и развития в Афганистане, пытаясь минимизировать активные и уверенные шаги Китая в Центральной Азии.

Д-р Камран Бохари является директором по аналитическому развитию в Институте стратегии и политики «Newlines», а также специалистом по вопросам внешней политики в Институте профессионального развития Университета Оттавы.

Ранее К. Бохари занимал должность вице-президента по делам Ближнего Востока и Южной Азии компании «Stratfor» (американская частная разведывательно-аналитическая компания) и координатора исследований по Центральной Азии в Институте внешней службы государственного департамента США. 

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи