Опубликовано: 8000

Загадки глубинки на Севере Казахстана: вместо водки в ауле - элитные дома

Загадки глубинки на Севере Казахстана: вместо водки в ауле - элитные дома Фото - Аул, из которого не уезжают. Фото Инны ЛОПАТКО

Почему в трезвом ауле народ ни на что не жалуется?

Аул Тендык известен в Северном Казахстане благодаря тому, что живет трезвой жизнью.

В селе уже 20 лет не пьют, но жаркие споры о выборе местных жителей до сих пор не утихают. Здоровый образ жизни Тендыка не дает покоя соседям. Как же так? И то, что в селе нет водки, оказывается, гораздо интереснее, чем то, откуда в оторванной от цивилизации глуши появилась элитная недвижимость?

Вместо дорог в Тендык, что в Тайыншинском районе СКО, – лишь направление. Зимой аул после каждой метели оказывается в снежном плену. В паводки – кругом вода. Другие бы разрывали соцсети классическим: “Куда смотрит акимат?!”, а местные жители только и рассказывают, как хорошо они живут. Чем на самом деле поражает Тендык?

Сворачиваем с новой трассы Петропавловск – Нур-Султан, к ровному полотну которой еще не все успели привыкнуть в этих бездорожных краях. И вот она, наша родная реальность. В Тендык есть официальная сельская дорога, которая отмечена на карте. Но рядом, как водится в наших краях, по полям идет накатанная народом дорожка “полевая”. Едем по официальной.

Знак, запрещающий скорость больше 50 километров, вызывает недоумение. Трясет машину здесь так, что приходится держаться обеими руками. Зачем здесь знак, ограничивающий скорость, – непонятно. А может, просто местные с юмором? По дороге реально можно ползти только со скоростью километров пять – не больше.

Устав вилять между яма-ми, съезжаем на полевую. Тут машине местами приходится ехать почти на боку. Впереди виднеется Тендык. Островок жизни в пус-той степи.

Сумку с деньгами можно оставить на заборе

На первый взгляд – всё серое, полуразрушенные дома и хозпостройки зияют пустыми глазницами. Въезжаем в село. Людей нет.

– Мрачновато. Как же тут люди живут, детей растят? – ловлю себя на мысли.

На центральной улице встречают нарядные свежевыкрашенные дома. Особенно бросается в глаза небольшой домишко, где весь забор завешен казахскими национальными ковриками и корпешками. Они такие яркие и сразу напоминают о домашнем уюте.

Дальше – еще один яркий штрих к портрету Тендыка. В доме напротив – прямо на калитке висит… женская сумочка. Такая, в которой носят деньги, документы. Сумка висит, а вокруг – никого.

В конце центральной улицы – школа. Здание далеко не новое, но выкрашено, как игрушка. На пришкольной площадке – новомодное футбольное поле. На специальной искусственной траве гоняют мяч мальчишки. За забором футбольной площадки – стайка девчонок резвится на огромной качели – алтыбакане. Само здание утопает в зелени и буйстве красок цветов.

Школа без закрытых дверей

В школе – запах свежей краски. Прямо напротив входа – пост, наверное, охрана. Здесь за школьной партой сидит приветливая женщина, которая дежурит даже во время каникул. В школьных коридорах суета. Учителя вместе с директором хлопочут в ожидании детей.

– Это у нас мини-центр, сейчас ждем 15 детей, – проводит экскурсию директор школы Сейтжан ШАЙМЕРДЕНОВ. В садике на полу ковры, а на стенах – веселые картинки.

Сама школа начинается с музея села. Здесь на самодельных стендах – всё, чем жили и чем живут в Тендыке. Директор, как экскурсовод, с ходу рассказывает о родном ауле. Говорит, история началась примерно в 1870 году. Тогда потомки местных жили по ту сторону озера Шагалы, а когда оно наполнилось водой, часть жителей переехала на противоположный берег. Так началась жизнь в современном Тендыке. А официально аул попал на карту в 1920 году.

В школьном музее много интересных вещиц, которые рассказывают о быте и жизни. Например, кинопроектор, на который сегодня дети со смартфонами смотрят, как на громоздкую игрушку.

Отдельный стенд музея посвящен ветеранам войны. Здесь имена всех 143 фронтовиков. В живых уже не осталось никого...

Примечательная деталь: на все мои вопросы об истории аула Сейтжан отвечает, начиная с фразы: “По нашим данным”. Свою историю здесь не только создают, но и воскрешают. Захожу в первый попавшийся класс. Полный комплект цифрового оборудования и электронная доска. Та самая, которыми любят гордиться городские чиновники, выдавая за свою заслугу перед школьниками. Солнечный свет льется через огромные, вымытые до блеска окна. В коридоре слышу голос директора – говорит, что маты из спортзала уже нагрелись на солнышке, можно заносить.

Вот удивили!

Пока я гуляла по сельской школе, деревенское сарафанное радио, похоже, разнесло весточку о том, что в аул приехал журналист. У школьного крыльца собрались местные, ждут меня.

Подхожу к собравшимся, среди них – одни женщины. То, что они пришли, совсем не удивляет. Обычно именно так и происходит в североказахстанских селах, куда приезжаю в командировку.

Сразу жду традиционных жалоб о том, чего в ауле нет. Уверена, что будут говорить про бездорожье, снежные переметы, еще обычно жалуются, что нет клуба. В Тендыке, к слову, его тоже нет. Вернее, он есть, но, как в большинстве аулов, закрыт из-за того, что требует огромного ремонта.

– Можно с вами сфотографироваться? – расплываясь в улыбке, спрашивает нарядная женщина. Чего-чего, а такой просьбы я точно не ожидала.

– Давайте сфоткаемся, – радушно вторят окружающие женщины.

– А я думала, вы хотите рассказать мне, как живете в 200 километрах от города без дорог, – опешив от нестандартной просьбы, отвечаю я.

– Хорошо живем, – хором твердят женщины.

И ведь правда, оказалось, эти люди оставили свои хлопоты и пришли, чтобы просто сфотографироваться, а не пожаловаться и решить какие-то проблемы. Так бывает, оказывается.

Трезвый взгляд

– У вас, правда, совсем не пьют?

– Правда, – смеются женщины.

– А праздники как отмечаете? Развлекаетесь как?

– Кумыс у нас отличный, его и употребляем.

Ляззат АЛПЫСОВА рассказывает, что ее мужа пригласили в этот аул на работу как отличного механизатора. Семья согласилась переехать в аул из Усть-Каменогорска и теперь совсем не жалеет о том, что променяла огромный город на глубинку:

– Воздух чистый, дети на улице гуляют, мы не боимся за них. Не то что в большом городе.

– А без спиртного не скучно?

– Нет, мы по вечерам собираемся, чай пьем. Вот, футбольное поле есть, играем, рядом озеро, рыбалка там хорошая. А вообще – свободного времени немного. На земле в своем доме всегда дел много, – делится Ляззат.

– Где ваши мужчины, не видно никого?

– Все на работе.

И тут же новое удивление – в ауле нет безработных. Совсем нет. Большинство работают в местном крестьянском хозяйстве. Остальные – у двух предпринимателей, которые производят кумыс.

Местных мужчин застаем при деле в гаражах крестьянского хозяйства. Одни готовят к уборке технику, другие ремонтируют крышу на машинно-тракторной мастерской.

– Как живете без пива и водки? – с ходу задаю вопрос представителям сильного пола.

– Хорошо живем, семья, работа. Я, например, никогда не пил и начинать не собираюсь, – говорит Куат ШАРИПОВ.

Дело добровольное

О том, как зародилась в ауле трезвая жизнь, охотно рассказывает аким Тендыкского сельского округа Ержан КАСКУЛАКОВ. Ержан говорит, что 20 лет назад местный глава крестьянского хозяйства построил в ауле мечеть. И тут же перестал продавать в своем сельском магазине спиртное. Алкоголь сразу убрали и в других магазинах. А покупатели только поддержали такую инновацию. И с тех пор – сухой закон, причем добровольный.

Жамбыл КАЙЫРОВ, местный участковый, с гордостью за сельчан подчеркивает, что продавать спиртное в ауле не запрещено, но не пользуется спросом этот товар здесь:

– Местные предприниматели даже лицензию на алкоголь не оформляют, не покупают люди здесь спиртное.

А еще участковый перечисляет, кого только нет в вверенном ему ауле:

– Алкоголиков нет, наркоманов нет, освободившихся условно-досрочно нет, никаких подучетных лиц нет.

В общем, на участке Жамбыла и преступлений нет.

– Жамбыл, значит, машину у вас можно не закрывать?

– Не закрывайте. Никто ничего не возьмет.

Что скрыто за трезвостью

То, что в Тендыке живут трезвой жизнью, постоянно приковывает к аулу внимание всей СКО. Такую диковинку обсуждают, хвалят, ругают, в ней сомневаются, даже завидуют.

Но в самом Тендыке на все эти разговоры вокруг, похоже, не обращают вообще никакого внимания.

Местным всё равно, что там говорит молва. Они живут своей жизнью. И трезвость, которая для большинства североказахстанцев – невидаль, для Тендыка – обыденность.

А что действительно удивляет в этом глухом ауле, так это то, что отсюда не уезжают люди. Молодежь завершает обучение в вузах в городах и приезжает назад – жить и работать в родной Тендык.

Еще штрих к портрету этого отдаленного села – элитные новостройки, совсем не похожие на деревенские дома. Такие можно встретить только в ВИП-микрорайонах крупных перспективных городов. Эта элитная недвижимость, наверное, главное удивление в ауле.

Такие дома здесь построили и живут в них местные предприниматели. Поражает то, что бизнесмены возвели себе это жилье здесь, в глуши. Такая недвижимость – вопреки всем правилам рынка. Ведь вложенное в строительство не вернуть, наверное, никогда. Но, раз построили, значит, собираются здесь жить и работать. И дети у местной элиты учатся в той же школе, что и все. И к фельдшеру ходят тому же. Такое отношение к родной земле – диковинка для многих казахстанских аулов и сел. Живут же люди!

ПЕТРОПАВЛОВСК – ТЕНДЫК

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи