Опубликовано: 1500

Я и ты – такие разные: казахстанцы не хотят жить по соседству с геями и лесбиянками

Я и ты – такие разные: казахстанцы не хотят жить по соседству с геями и лесбиянками Фото - архив "Каравана"

Родовая принадлежность перестает быть определяющим фактором солидарности казахстанцев, больше половины граждан считают, что у чиновников слишком много прав, а среди нежелательных соседей соотечественники называют представителей ЛГБТ-сообщества.

Между модернистами и традицио­налистами

Таковы данные исследования “Ценности казахстанского общества в социологическом измерении”, проведенного группой социологов, политологов, культурологов и журналистов в прошлом году в рамках проекта, который инициировало представительство Фонда им. Ф. Эберта в Казахстане, “Система ценностей казахстанского общества”. Это первый в истории страны срез ценностных установок общества.

На днях представительство Фонда им. Ф. Эберта в сотрудничестве с Институтом мировой экономики и политики при Фонде Первого Президента РК – Елбасы провело научную конференцию “Ценности: что нас сближает и что нас различает?”, где авторы исследования презентовали результаты своей работы.

– В Казахстане идет сложный процесс трансформации ценностей, изменения их иерархии. Казахстанцы начали искать ответы на вопросы о том, какую роль в современном обществе играют корневые казахские ценности. В результате мы наблюдаем разлом между модернистами и традиционалистами. Три ключевых слова, которыми мы активно сейчас оперируем: уят – стыд, намыс – совесть (хотя у слова более широкий спектр значений) и рух – наш казахский дух, – отметила один из соавторов исследования, кандидат социологических наук Гульнара ИСМУХАНОВА на конференции.

Космополиты вне границ и территорий

В ходе исследования многие ранее актуальные стереотипы и гипотезы не нашли своего подтверждения в настоящее время. Как на ложном стыде зарабатывают капитал, или Почему Казахстану нужно половое просвещение

Эксперты опросили 1 600 респондентов в 14 областях, городах Нур-Султане, Алматы и Шымкенте в формате интервью из 35 вопросов. Пристальное внимание было уделено проблеме идентичности через анализ ситуации в языковой и религиозной сферах. Также авторов интересовало: ценности какого порядка – выживания или самовыражения – ближе казахстанцам? Оказалось, первая важнее.

Поскольку рассказать обо всех ценностях казахстанцев, ставших известными по итогам исследования, газетная площадь не позволяет, остановимся на некоторых интересных показателях.

В категории “Национальная и религиозная идентичность” выяснилось, что большинство казахстанцев – 66,1 процента – испытывают чувство единства по отношению к своим согражданам. То есть можно говорить о сформировавшейся казахстанской гражданской идентичности.

Примечательно, что 62 процента молодых людей 18–29 лет в меньшей степени, чем старшее поколение (72,3 процента), испытывают это чувство, поскольку склонны ощущать себя космополитами в эпоху глобализации.

Казахстанцы с самыми низкими и самыми высокими доходами также в меньшей степени испытывают чувство единства со своими соотечественниками.

Результаты в разрезе регионов показали, что жителям восточных, западных и цент­ральных регионов страны в большей степени присуще чувство гражданской солидарности (80,3, 70,4 и 69,9 процента соответственно). В меньшей степени оно выражено у респондентов южных (62,1) и северных регионов (48 процентов).

Национальность продолжает играть важную консолидирующую роль для значительного количества казахстанцев.

Каждый десятый участник исследования ответил, что в первую очередь испытывает чувство единства с представителями своей национальности.

Таким образом наследие советской национальной политики всё еще оказывает влияние на казахстанцев. Чувство идентичности по национальному признаку больше распространено на юге республики (15,7 процента).

Из какого ты жуза: важно, но не очень

Другой интересный вывод исследования: несмотря на то что в Казахстане сохранились представления о жузовой и родоплеменной принадлежности, лишь 2,2 процента казахстанцев испытывают чувство солидарности с представителями своего рода или жуза, причем этот процент высок среди граждан с низким уровнем дохода (5,2 процента). Это вполне объяснимо, считают авторы исследования, поскольку родственные связи и отношения могут играть для них важную роль в доступе к социальным благам.

Важность родовых и жузовых отношений в стране также больше выражена на юге (3,9 процента) и западе (3,2 процента), чем в других регионах.

На севере только 1,8 процента респондентов поддерживают солидарность с выходцами из своего рода и жуза, на востоке – 0,4 процента, а в центре таковых вообще нет.

То есть значимость родового и жузового фактора в современном Казахстане незначительна, а значит, субэтническая идентичность не является определяющей для казахстанцев. Исследователи предполагают, что ее роль будет ослабевать и далее – под влиянием дальнейшей урбанизации и развития капиталистических отношений.

Большинство респондентов (44,6 процента) видит Казахстан многонациональной страной, граждане которой владеют казахским, русским и английским языками.

36,4 процента считают, что в Казахстане в будущем будут говорить на казахском и русском. А 10,3 процента опрошенных полагают, что в будущем в Казахстане должны говорить только на казахском. И, наконец, 5,6 процента считают, что в Казахстане будут проживать только казахи.

Один из авторов исследования Леонид ГУРЕВИЧ, комментируя выводы проекта, сказал, что термин “казахстанец” является понятием временным и на международном уровне начинает отмирать, и привел примеры, когда казахстанцев за рубежом называют казахами.

Мы недоедаем, а они – жируют

Данные опроса показали, что казахстанцы отмечают неравенство в правах и свободах различных социальных групп.

50,4 процента респондентов полагают, что “слишком много прав” и 37,2 – “достаточно прав” прежде всего у чиновников (работники министерств, областных, городских и сельских акиматов).

То, что у чиновников слишком много прав, чаще говорят респонденты с низким уровнем доходов (“денег не хватает даже на питание”). Ответы респондентов, считают эксперты, указывают на проблемы во взаимоотношениях общества и госслужащих, а также на особенности восприятия казахстанцами их привилегий.

Результаты исследования говорят и о том, что осуществ­ляемые реформы в Казахстане не поддерживают на должном уровне социально незащищенные слои населения.

Среди тех, чьи права недостаточно соблюдаются, собеседники выделяют людей с ограниченными возможностями (36,8 процента), бедных (34,3 процента), пенсионеров (24,9 процента), молодежь (20,7 процента). Карма предков: что скрывают под собой хвастовство, тои и уят - откровения родолога

Замерили эксперты и уровень толерантности и социального исключения. Для этого задавались в числе прочих вопросы о нежелательных соседях. 82,8 процента не хотели бы жить по соседству с наркоманами, 70 процентов – с представителями ЛГБТ и 64,6 процента – с алкоголиками. Во второй группе – бывшие заключенные (60 процентов), ВИЧ-инфицированные (59,8 процента), иностранные рабочие и мигранты (22,3 процента). В третью группу вошли оралманы (13,3 процента), люди другой религии (11,4 процента) и бедные, малообеспеченные люди (9 процентов).

Код модернизации

По результатам исследования, эксперты сделали выводы о том, что современный казахстанец – самый “советский” человек на постсоветском пространстве (приоритет ценностей интернационализма, неприятие ксенофобии, социальная сплоченность), самый европеизированный в Центральной Азии (открыт прогрессу в пространстве развивающихся стран) и самый светский на фоне стран с доминированием ислама.

Набор важнейших смыслов казахстанцев дрейфует в направлении модернизации. Однако, как напоминают авторы исследования слова Елбасы из статьи “Взгляд в будущее: модернизация общественного сознания”: “Новая модернизация не должна, как прежде, высокомерно смот­реть на исторический опыт и традиции. Наоборот, она должна сделать лучшие традиции предпосылкой, важным условием успеха модернизации”.

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи