Опубликовано: 4723

Военные тайны Алматы

Военные тайны Алматы

История гонки вооружений, описанная в учебниках, отчасти свершалась в Алматы. По улицам Пастера, Карла Маркса, в районе Алматы I… И таких адресов немало. Проходя мимо секретных объектов, многие горожане даже не догадываются, что в их стенах производили изделия для военных целей.

О чем молчат архивы?

Никто сейчас не скажет, сколько же на самом деле в Алматы было военных заводов и какую точно продукцию они выпускали. Архивы до сих пор засекречены. Даже те документы, которые попадают в руки историков, скупы на информацию, давая внимательному исследователю лишь намеки.

“Фонд 174, докладная записка. Секретно. О состоянии работы эвакуированных предприятий города за 1942 год…”. Этот документ сообщает о прибытии в Алматы 19 крупных предприятий. В справке указывается, откуда прибыли заводы и где они размещены. Никакой пометки о том, работали ли они на оборону страны, не было. Но… адреса размещения указаны не для всех прибывших заводов. Случайность? Как известно, в таких документах случайностей не бывает.

Другая историческая справка рассказывала о том, чем занимались некоторые предприятия, которые работали на оборону страны. Но и этот документ не блистал откровением: “В годы войны они выпускали пищевые котлы, солдатские котелки и другую военную продукцию…”. О том, что такое “другая военная продукция”, – ни слова. Единственный способ узнать тайны прошлого – найти людей, которые работали на оборонных предприятиях. И мы отправились на поиски.

Перед тем как раскрыть вам военные тайны – небольшое пояснение. Все оборонные предприятия имели двойное название: открытое и закрытое. Последнее было представлено обычным номером, смысл которого знали немногие. Для обычных людей это были всего лишь номера “почтовых ящиков”…

П/я № 182. Торпеды вместе с мясорубками

“Остановка “Торпедный завод”!” – вот так обычный кондуктор трамвая раскрывал военную тайну, подъезжая по бывшей улице Пастера (ныне – Макатаева) к заводу имени Кирова. В 1942 году здесь делали самые современные на тот момент торпеды.

– Люди просто не могли предположить, что в стенах нашего завода создается самоходная мина длиной пять метров и весом несколько тонн! – рассказывает ветеран труда Виталий Бурков, который был в те времена главным конструктором.

Официальной же продукцией предприятия считались мясорубки и прочая кухонная утварь. Несмотря на то что уже прошло много лет, данные до сих пор не рассекречиваются. Виталий Бурков написал об этом целую книгу, она была издана в количестве всего 100 экземпляров – только для “своих”.

– Чтобы напечатать книгу для внутренних нужд завода, мне пришлось получить особое разрешение, ведь все производство находилось под особым контролем спецорганов, – говорит ветеран. – Собирая материал, я нашел кипу досье на работников завода. Оказывается, обо всех нас собиралась информация. В своем досье я нашел пометку “за рубеж не выпускать”. Это понятно – по роду службы я знал очень многое.

Сам завод представлял собой мини-город, где было все необходимое: поликлиника, школа, детский сад, баня, бассейн, магазины. В узких кругах завод имени Кирова называли просто – объект №182, хотя вывеска гласила: предприятие “Двигатель-строй”. Он возник на базе двух мощных оборонных заводов. Один был эвакуирован с Украины, второй – из Махачкалы. Оба выпускали вооружение для военно-морского флота.

– Завод ехал больше месяца, – продолжает Виталий Бурков. – Все машины были упакованы и зашифрованы под специальными номерами, стояли только вес и габариты, а что внутри – никто не знал. Оборудование и металл везли 1800 вагонов и платформ. Вместе с машинами ехали 11 с половиной тысяч работников, спали прямо на ящиках с секретным грузом. Составы строго охранялись, никто чужой в поезд не допускался. Последний секретный состав прибыл в ноябре 1942 года.

Чтобы разместить всю технику, специальной секретной директивой было освобождено в Алма-Ате 18 300 квадратных метров. Оборонный завод начал свою работу в зданиях трамвайного парка, механического завода №2, на нижнем этаже табачной фабрики, в здании прядильной и Ивантиевской фабрик по улице Сейфуллина, в Наркомате водного хозяйства, который находился на нынешней улице Желтоксан. Под цеха были отданы даже два кинотеатра – “Родина” в парке Горького и “Алатау” по улице Калинина.

В стенах юридического института разместились сразу два цеха по выпуску деталей для торпед, в здании городской типографии на улице Пастера изготавливали оболочки для торпед и вели первую сборку. Несмотря на неудобства, неприспособленность помещений, завод стал давать первые торпеды и мины на фронт.

– Это было самое передовое на тот момент оружие, – говорит Виталий Бурков. – Помимо торпед мы выпускали глубинные подводные магнитные мины АМД-500, АМД-1000 (цифры означают вес в килограммах). Эти мины использовались для подрыва больших кораблей. Также мы изготавливали бомбометы и минометы, которые действовали по принципу “разбрасывания” мин. С помощью их можно было очищать морской путь от подводных мин врага. Изготавливали мы и снаряды для зенитной артиллерии, чтобы сбивать самолеты.

После окончания Великой Отечественной войны жизнь на заводе стала еще более закрытой. Гонка вооружений заставила завод увеличить производство оружия. Теперь секретное оружие производили и для союзников. Торпеды уезжали из Алма-Аты в 12 стран мира. Правда, перед тем как отправлять продукцию, каждое изделие проходило строжайшую проверку и испытание на специальном полигоне, который располагался на берегу озера Иссык-Куль. Сейчас завод перепрофилировался и работает в мирных целях.

П/я 4178. Лаборатория “черных ящиков”

Об алматинском опытном заводе “Эталон” в Интернете мы нашли информацию, что во времена холодной войны здесь, в засекреченных цехах, изготавливали приборы наведения для артиллерийских войск и снабжали пехоту особыми приборами ночного видения.

Чтобы узнать правду, мы отправились прямо на завод, который располагался по улице Кунаева (бывшая Карла Маркса). Сегодня на месте старого завода работает предприятие, но в некоторых цехах, как нам удалось выяснить, до сих пор трудятся старые мастера. Они изготавливают сверхточные и чувствительные измерительные приборы, но теперь только в мирных целях. Как нам пояснил один ветеран этого завода, цехи, где изготавливали засекреченные изделия, назывались “экспериментальным участком”. Старожилы засекреченных цехов по сей день хранят тайны и не готовы их раскрывать.

– Мы – люди старой закалки, в свое время давали подписку о неразглашении информации, – пояснили ветераны. – И все же нам стало известно, что завод действительно выпускал специальную продукцию, которая использовалась для нужд обороны. Всего выпускалось около 40 видов изделий.

– Даже после ухода с “Эталона” мы не имели права говорить о деятельности завода, подписывали специальный документ о неразглашении информации в течение пяти лет, – рассказывает работник завода Станислав Трегубов.

На заводе трудились около полутора тысяч работников. Но только 70 человек имели допуск в секретные цеха, которые располагались на втором этаже. Коллектив секретных работников формировался по очень жестким требованиям. Рабочие, у которых были родственники за границей, в него ни в коем случае не принимались. Нужна была безукоризненная репутация. С одним таким специалистом нам удалось встретиться. По словам Юрия Королева, на заводе выпускали номерные блоки для авиации. Что это такое? Любой обыватель слышал про “черные ящики” самолетов, которые хранят информацию даже после авиакатастроф. Так вот номерные блоки – это тоже “ящики”, которые собирают всю необходимую информацию. Они измеряют более сотни показаний. Этими “ящиками” завод снабжал военные самолеты и вертолеты Советского Союза. Каждый такой прибор выпускался только по специальному заказу.

– Эти номерные блоки для авиации у нас принимал военный представитель из министерства обороны, – говорит Юрий Королев. – Каждое изделие проходило строжайшую проверку.

Одно такое изделие хранится на заводе по сей день. Но сделать снимок этого засекреченного прибора нам не разрешили… Сегодня завод уже не изготавливает такие приборы. А в старых цехах делают сейфы, чтобы хранить современные секреты…

Военный арсенал в стенах АЗТМ

Когда мы собрались за военными секретами на Алматинский завод тяжелого машиностроения, многие его нынешние сотрудники просто покрутили пальцем у виска:

– Какие военные тайны? Мы всю жизнь прокатные станы делаем и прочую вполне мирную продукцию.

После этих слов можно было закончить расследование и пойти по “секретному списку предприятий” дальше, но покоя не давала одна фраза, которая попалась нам на глаза в городском архиве. В списке эвакуированных предприятий значился Луганский паровозостроительный завод. Он впоследствии превратился в АЗТМ.

“АЗТМ с первых дней начал производить военную продукцию” – сообщал архив. И все! Мы стали добиваться пропуска на завод. Нас согласился принять бывший начальник службы безопасности и спецотдела Михаил Зазулин.

– Спецотдел отличается от “первого отдела” тем, что он работает в мирное время, но все с той же секретной темой вооружения, – сразу же пояснил нам Михаил Зазулин.

На заводе действительно производилась военная продукция. Например, делали корпусы 82-миллиметровых мин, авиабомб, артиллерийские снаряды для минометов. Завод выпускал только военную продукцию – вплоть до 1946 года…

На АЗТМ до сих пор хранятся образцы этой секретной продукции. Там же – документы, которые касаются военного времени. Вот приказ за 29 октября 1941 года об “обеспечении быстрого разворота работ на эвакуированном предприятии”. Завод приехал в Алма-Ату в конце ноября на голое место. Тут же залили фундамент, частично накрыли крышей, поставили станки и приступили к работе. Уже в феврале отправили на фронт первые мины и снаряды. На дворе зима – ветер и снег, но завод работал без остановок, круглосуточно, без выходных. Мощности завода требовали как можно больше рабочих рук. Поэтому у станков в невыносимых условиях работали дети 12–14 лет.

Нам удалось найти дневник девочки-подростка, которая работала на заводе в 1941–1945-е годы. “Мы работали, как взрослые, по 12 часов, уставали, голодно было, холодно, – пишет Маша Резяткина, – многие дети ставили ящики, чтобы дотянуться до станков…”.

В цехах шла своя битва, битва на выживание… Вот что нам рассказала бывшая лаборантка завода заслуженный ветеран Нина Каширина:

– Станки работали без остановки, чтобы они не перегревались, их окатывали холодной водой. Дети стояли мокрые, а на дворе – зима. Чтобы хоть как-то согреться, жгли огонь в бочках. Болеть было нельзя. Мы все прекрасно понимали, какую важную продукцию нам доверено делать…

В отличие от других оборонных заводов секретный номер так называемого “почтового ящика” АЗТМ не известен до сих пор.

На месте “оборонки” – религиозная обитель

По приблизительным подсчетам, на территории Алматы в годы Великой Отечественной и холодной войн существовало около 200 предприятий, которые могли выпускать продукцию военного и “двойного” назначения. После распада Советского Союза они были ликвидированы. Огромные предприятия делили по частям, распродавали. Многие архивы заводов, которые по всем правилам должны быть сданы в главный городской архив, просто потерялись. Образцы изделий долго пылились на чьих-то домашних полках, а потом просто выбрасывались. Так исчезала уникальная история.

Показательный пример “потерянной тайны” – это история оборонного завода “Поршень”. Единственное, что сегодня напоминает об этом заводе, – это старые стены, выкрашенные в новый цвет. Теперь в них производят напитки, в другом отсеке даже расположилась какая-то религиозная община…

Утеряны “секреты” табачной фабрики, которая располагалась по улице Гоголя. Поговаривали, что вместе с папиросками там производили патроны…

Александра МЫСКИНА, Тахир САСЫКОВ (фото)

[X]