Опубликовано: 3015

В Семее сохранилась единственная в стране пожарная каланча

В Семее сохранилась единственная в стране пожарная каланча

Как-то в Интернете попался на глаза фоторепортаж путешественника, проездом побывавшего в Семее. Он скрупулезно снимал всё попадавшееся на дороге – груды мусора, руины на центральных улицах, облезлые фасады. Все казалось объективным и правдивым, пока на глаза не попался снимок пожарной каланчи, автор репортажа отчего-то обозвал ее “инфантильной”. Вот тут стало по-настоящему обидно. Ведь это – единственная пожарная каланча, сохранившаяся в

стране. А ее история пестрит самыми неожиданными поворотами.

Деревянный пролог

Семипалатинск был сплошь деревянным, и огненные гребни пожаров вспыхивали то здесь то там. В сентябре 1790-го в Семипалатной крепости произошел такой сильный пожар, что из 172 домов осталось только 88. Стало понятно, что без службы по тушению огня не обойтись. В середине XIX века бравое профессиональное сословие в Семипалатинске кроме тушения пожаров и фонари на улицах обязано было зажигать, и пьяных сограждан в управу препровождать, и воду губернатору в дом доставлять. Даже приходилось сечь провинившиеся спины, поскольку именно пожарным вменялось производить экзекуции батогами. Еще городские огнеборцы умудрились вывести специальную породу “противопожарных” лошадей огненно-рыжей масти.

В 1867 году в Семипалатинске построили деревянную каланчу. 20-метровая башня была самым высоким строением города, с нее можно было разглядеть всполохи пожара в любой слободе. Завидев дым, каланчовые звонили в колокол и подавали пожарным условные сигналы: ночью – фонарем, днем – разноцветными шарами. В воздух взмыл синий шар – значит пожар в северной стороне, желтый – огонь вспыхнул на юге.

Наклон не тот!

Деревянная каланча быстро ветшала, и в 1927 году построили каменную – ту самую, что и сегодня возвышается в центре Семея на улице Интернациональной. Архитектором каланчи был потомственный инженер-строитель Иван БОГОМОЛОВ. На самый верх башни ведет ровно 100 ступеней – 60 бетонных и 40 металлических по крутой винтовой лестнице. Закладывал ли архитектор какой-то сакральный смысл в число ступеней, никто не знает. Зато известно, что каланчу чуть было не запретили использовать. Дело в том, что, если смотреть на нее, стоя лицом на юго-восток, возникает ощущение, что башня кренится в сторону. Архитектору пришлось доказывать, что крен – всего лишь зрительный эффект. Чуть позже каланча вновь стала объектом дискуссий. Местные власти заявили, что в связи с телефонизацией нет нужды в каланчовых. Мол, каждый сможет сообщить о пожаре по телефону. В 1938 году каланчовую службу отменили. Но вскоре приключился пожар на кожевенном заводе. Огонь вспыхнул в тот момент, когда в этой части города не работала телефонная сеть. И каланчовые вновь начали нести свою вахту.

Несколько лет назад у молодоженов Семея появилась традиция подниматься на нее в день бракосочетания. Смотровую площадку башни обжил бессменный каланчовый – манекен в форме пожарного, получивший имя Федя. Он – один из экспонатов музея пожарно-технического центра, расположенного в каланче.

Семей

Загрузка...

[X]