Опубликовано: 370

В Казахстане падают вложения в науку. Чем это чревато

В Казахстане падают вложения в науку. Чем это чревато Фото - Тахир САСЫКОВ

В Казахстане падают вложения в науку. По данным портала finprom.kz, за год инвестиции в научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (НИОКР) уменьшились на 2,5 процента.

За январь – апрель 2021 года инвестиции, направленные в профессиональную, научную и техническую деятельность, сократились на 0,8 процента – до 9,8 миллиарда тенге. Это самый низкий показатель за 7 последних лет.

За январь – апрель 2020 года в науку было вложено почти 9,9 миллиарда тенге. На 60 процентов меньше, чем годом ранее. Практически все деньги дали частные компании – 9,5 миллиарда тенге. Из бюджета ученым перепало лишь 300 миллионов тенге. Что равно финансированию 1–2 небольших разработок.

Больше всего инвестиций в профессиональную, научную и техническую деятельность приходится на Алматы: 2,7 миллиарда тенге. Рост за год – 15 процентов. В Нур-Султане науке дали 1,7 миллиарда тенге – в 2,4 раза больше, чем в прошлом году. Замыкает тройку лидеров Кызылординская область: почти 900 миллионов тенге. Кто тратит меньше всех? Северо-Казахстанская (9 миллионов тенге), Жамбылская области (14 миллионов тенге) и город Шымкент (62 миллиона тенге).

Если посмотреть затраты на НИОКР по регионам, то видна прямая зависимость: богатые лучше оплачивают труд ученых. Алматы и Нур-Султан – всегда были такими. Две другие области с самыми большими доходами населения – Атырауская и Мангистауская – тоже несильно отстают от лидеров. Здесь по этой статье расходов потратили по 700 миллионов тенге.

Мировой опыт показывает, что в обратную сторону зависимость между расходами на науку и уровнем жизни тоже работает. Например, Израиль тратит на НИОКР свыше 5 процентов от ВВП. Результат мы видим: эта страна – лидер по производству продуктов питания, развитию систем связи, химии, энергетики. Другой лидер по расходам на науку – Южная Корея – тоже отдает на разработки около 5 процентов от ВВП. Благодаря такой щедрости эти государства стали экономическими гигантами.

Помочь в этом вопросе Казахстану могут недропользователи. В мае министерство энергетики сообщило, что до 2024 года все их обязательные затраты на НИОКР будут централизованы. Это позволит увеличить ежегодное финансирование науки на четверть.

Компании обязаны выделять на НИОКР 1 процент от собственных затрат на добычу. Сегодня они могут сами выбирать, кого финансировать.

Централизация начнется с будущего года. Тогда половину расходов на НИОКР компании будут перечислять через республиканский бюджет на отдельную бюджетную программу. Деньги пойдут на создание 15 научных лабораторий коллективного пользования и 10 научно-исследовательских центров на базе отечественных вузов.

Сбудутся ли эти планы? Сомнения есть. 5 лет назад в Казахстане стартовала госпрограмма развития образования и науки на 2016–2019 годы. Общая сумма финансирования составила 1,4 триллиона тенге. Итог мы видим: расходы на науку упали еще больше. А по данным Глобального инновационного индекса Корнелльского университета, результаты инновационной деятельности казахстанских ученых оказались худшими в группе стран с доходом выше среднего.

Тем не менее пандемия показала, что не всё у нас потеряно. Cегодня только 8 стран мира смогли создать рабочую вакцину от коронавируса. Это – Великобритания, Германия, Франция, США, Россия, Китай, Индия. И Казахстан. Да-да, Казахстан, черт возьми!

Первые 4 – экономические мировые лидеры на сегодняшний день. Это видно и по размеру экономики, и по показателю ВВП на душу населения – более 40 тысяч долларов в год. 3 других страны – лидеры будущие. Если верить проекту БРИК. И, судя по успехам в создании вакцин, активно развивающие собственную науку. Вот в эту компанию попал и Казахстан, который оказался способен создать свою панацею от вируса. 

Заметьте, в этом ряду нет Польши, Южной Кореи, Австралии, Мексики, Испании, Сингапура и Таиланда – тех, кого нам ставят в пример. Нет там даже Турции – одного из лидеров группы развивающихся стран. В чем казахстанская вакцина от коронавируса лучше остальных - ученый

Это показывает, что фундаментальная наука в Казахстане есть. Она не умерла. И даже может давать нужные разработки. Но необходимо лишь поливать эту грядку.

Первое, что сделало руководство НИИ в Отаре, – подняло зарплату своим сотрудникам в 2 раза. До этого рядовой научный сотрудник получал на руки 100–120 тысяч тенге. Сейчас – 300 тысяч.

Это правильно. Оказалось, что мы в науке нуждаемся.

О том, что в казахстанском обществе осталось уважение к ученым, говорит количество молодых людей, выезжающих за рубеж на обучение. Только в Россию ежегодно уезжают до 20 тысяч человек. Есть опыт Назарбаев Университета. В 2010 году, когда он был создан, казахстанских ученых в его штате было не более 3 процентов. Сегодня среди профессоров университета граждан РК – уже четверть. То есть желание учиться и работать в науке есть. Если создать условия и дать свободу работы. Иначе сочетание “казахстанский ученый” может стать еще одной легендой.

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи