Опубликовано: 2500

В чем перед смертью признался Сакен Сейфуллин

В чем перед смертью признался Сакен Сейфуллин Фото - Фото из открытых источников

На протяжении двух столетий Семипалатинск был городом ссылки. Среди тысяч сосланных в 1937 году в городе на Иртыше оказалась писательница и журналистка Галина СЕРЕБРЯКОВА. Ее имя сегодня мало вспоминают, потому что непонятно, как к ней относиться, –

слишком много слухов и сплетен окутывает судьбу этой женщины.

В 20-е годы прошлого века по заданию “Комсомольской правды” работала в Китае, Женеве и Париже. А после выхода в печать ее памфлета “Очная ставка: картины английской жизни” Чемберлен запретил Серебряковой въезд в Англию. На родине же многие не могли ей простить романов о Марксе и Энгельсе. Писательница дважды была замужем за крупными советскими чиновниками. Позже Солженицын заявит, что Серебрякова была агентом КГБ. А между тем она сама была объявлена врагом народа и в общей сложности провела в тюрьмах, лагерях и ссылке 17 лет. Судьба связала ее не только с Казахстаном, но и со многими выдающимися людьми нашей страны.

“Дьявольская воля уже плела сеть”

В 1936 году Серебрякова еще не подозревала о том, чем станет для нее Казахстан. Она жила на даче в Подмосковье, когда ей позвонил Александр Фадеев и сказал, что у него в кабинете находится поэт Сакен Сейфуллин, приехавший в Москву на Декаду казахского искусства. Он привез с собой книгу Серебряковой “Юность Маркса”, переведенную им на казахский язык. Галина Иосифовна попросила Сейфуллина приехать к ней, и вскоре он явился с книгой, ящиком прославленных алма-атинских яблок и правительственным приглашением посетить столицу далекой республики. 

– У Сейфуллина была незабываемая внешность: он будто сошел с древнеперсидской фрески, не хватало только кольчуги и кривого меча. Он рассказал мне много занимательного о своих встречах с Лениным, о борьбе в годы Гражданской войны с бандами белых. Могла ли я думать, что имя Сакена Сейфуллина – человека, которого я видела дважды в жизни, будет роковым образом вплетено в мою судьбу, и в предъявленном мне впоследствии обвинении наши имена окажутся рядом? Но чья-то дьявольская воля уже плела для нас сеть, – вспоминала Галина Серебрякова.

Летом того же года был арестован муж писательницы. Затем в тюрьме оказалась и она сама. Вскоре ей предъявили обвинение, и, как оказалось, единственным свидетелем против писательницы оказался признанный основоположник советской казахской литературы.

– Я, Сакен Сейфуллин, летом 1936 года во время Декады казахского искусства в Москве посетил писательницу Галину Серебрякову, передал ей переведенную на казахский язык и отредактированную мною книгу “Юность Маркса” и имел с ней контрреволюционный разговор. Затем она отвела меня в кабинет мужа и оставила нас наедине, – гласил текст, представленный писательнице как улика.

И хотя в записке не было ни слова о сути якобы контрреволюционного разговора, а муж писательницы в то время вообще находился в другом городе, свидетельство Сейфуллина было признано как неопровержимое доказательство антисоветской деятельности. Писательница не знала, что ее казахский коллега к этому времени был уже расстрелян. И только в 1956 году было обнародовано предсмертное заявление Сакена Сейфуллина, сделанное им на заседании выездной сессии Военной коллегии Верховного суда, где ему вынесли смертный приговор:

– Я, Сакен Сейфуллин, заявляю, что, не выдержав физических пыток, примененных ко мне, оговорил писательницу Галину Серебрякову. Никогда я не имел с ней никакого контрреволюционного разговора и не видел ее мужа, – признался поэт.

“Береги свой талант”


В 1937 году Галина Серебрякова по обвинению в антисоветской агитации и участии в контрреволюционной организации оказалась в ссылке в Семипалатинске. Сюда с ней добровольно отправилась ее мать. Окончившая в юности Варшавскую консерваторию – пожилая женщина была прекрасной пианисткой – в прииртышском захолустье она давала уроки музыки. В конце 1940-х после областного смотра художественной самодеятельности Галина Серебрякова решила помочь одаренной девушке, участвовавшей в конкурсе, подготовиться к поступлению в консерваторию. Девушку звали Бибигуль Тулегенова.

– Удивительный человек – Галина Иосифовна! В первый вечер, поделившись со мной скудным пайком хлеба и напоив горячим чаем, она сказала: начнем с дикции и артикуляции. Этим со мной занимался знаменитый режиссер и театровед Федор Комиссаржевский, родной брат великой русской актрисы. Теперь я научу тебя. Береги свой талант, – вспоминала знакомство с Серебряковой Бибигуль Тулегенова, которая вскоре стала студенткой консерватории.

– Меня поздравляли, хвалили, а я думала о Галине Иосифовне. Рвалась домой в Семипалатинск. И мучилась от осознания, что слов, чтобы выразить своей учительнице благодарность, которая переполняла меня, не найду никогда, – признавалась казахская певица.

А сама Серебрякова была счастлива, что судьба свела ее в Семипалатинске с таким талантом, и не раз повторяла, что Бибигуль –
певица ярчайшего дарования, редкость, которая случается раз в столетие.

Чтобы помнили

Значительная часть подробностей о пребывании в Семипалатинске Серебряковой известна благодаря семейскому краеведу Виктору КАШЛЯКУ, который провел немало архивных изысканий, а в 1968 году лично встречался с опальной писательницей. Но это далеко не единственная деталь истории Семея из тех, которые были документально подтверждены неутомимым краеведом. 29 июля 2021 года ему исполнилось бы 70 лет. Однако в 2013 году Виктора Кашляка не стало. Но в память о нем остались десятки исторических исследований, рассказывающих о большой истории города на Иртыше и сохранивших подробности из жизни сотен людей, чьи судьбы оказались связанными с казахстанской землей.

Семей

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи