Опубликовано: 680

В чьем кармане дырки шире: ущерб Казахстана от CОVID-19 может составить более 4,9 триллиона тенге

В чьем кармане дырки шире: ущерб Казахстана от CОVID-19 может составить более 4,9 триллиона тенге Фото - Ибрагим КУБЕКОВ

Состояние экономики страны зависит от расходов и доходов каждого гражданина. Лично мои траты во время карантина (в нашем доме обнаружили заразившегося вирусом) сильно изменились. В марте я лишилась основного дохода – попала под сокращение в связи с “тяжелой экономической ситуацией в стране” (формулировка, знакомая многим казахстанцам). Уже минус 250 тысяч тенге из семейного бюджета. Эти деньги я обычно

тратила в магазинах, фитнес-клубах, развлекательных центрах. Вот они их и недосчитались.

Почем карантин для народа

До карантина на общественный транспорт у меня уходило 320 тенге в день. Добиралась до работы на двух автобусах с пересадкой. Потом ездить стало некуда. В итоге за месяц автопарки недополучили от меня 7 680 тенге.

Практически каждые выходные мы выезжали с семьей на своей машине на отдых. Чаще всего – на платные озера. В конце марта из-за режима ЧП все рыбацкие турбазы закрыли. Для семейного бюджета плюс: на бензин стало уходить меньше (10 тысяч тенге). За место у водоема не нужно платить (3 тысячи). Не надо покупать прикормку и наживку. Экономия около 20 тысяч.

Зато АЗС и турбазы – в убытках. Как и рыбацкие магазины.

К новому весеннему сезону мой гардероб обновился лишь на 10 500 тенге (два домашних халата). Ни одежда, ни обувь на карантине не нужны. Даже колготки порвать негде. С антресолей, минуя демисезонные ботинки, достала сразу летние туфли. И те надеваю, только когда нужно спуститься в подъезде, чтобы забрать у курьера продукты. Так что магазины одежды меня, как клиента, потеряли.

Из-за “домашнего ареста” не кончаются косметика с парфюмерией. До карантина на тушь, пудру, крем и помаду обычно уходило около 10 тысяч в месяц. Самой красить волосы и делать маникюр – тоже плюс семейному карману. Только салоны красоты недополучили около 15 тысяч тенге. Посещение фитнес-клуба заменила пробежкой вокруг дивана. Для семьи – экономия. А для клуба – убыток в 11 тысяч.

Не нужно покупать кофе на вынос, тратить деньги на обеды в столовой. До карантина на еду вне дома уходило 1 100–1 200 тенге в день. Теперь питаюсь исключительно домашней пищей. За месяц общепит недополучил 28 800 моих тенге.

Обычно раз в месяц наша семья выделяла 25 тысяч на посещение концертов различных рок-звезд. Теперь я с мужем смотрю выступления любимых групп в Интернете совершенно бесплатно.

Некоторые расходы выросли. В первую очередь из-за автомобиля, который, как и весь наш карантинящий дом, был под “арестом”. Разумеется, за полмесяца аккумулятор полностью потерял заряд, а тормозные диски покрылись ржавчиной. Потенциальные убытки – 30–40 тысяч. Это не считая вероятного штрафа за несоответствие шин сезону – 13 890 тенге (мы до сих пор не “переобулись”).

Выросли затраты на продукты. Холодильник теперь все время рядом, и отвлекаться на перекусы можно по нескольку раз в день.

Стучишь по клавишам одной рукой, а второй таскаешь потихоньку бутерброды, конфеты, орешки, чипсы. Как только провизия заканчивается, набираешь телефон службы доставки…

Увеличились расходы на коммуналку. Основной мой досуг на самоизоляции – просмотр фильмов и готовка еды. А это дополнительные затраты на газ, свет и воду. К тому же супруга перевели на удаленку, и ему приходится чуть ли не сутками сидеть в Интернете. Хорошо еще, что у мужа зарплата больше моей!

В целом за время карантина наша семья сэкономила 95 тысяч тенге. Но если мы их не потратили, то, значит, кто-то их недополучил? Эта сумма просто выпала из экономики страны.

Судя по официальной информации, доход с начала режима ЧП потеряли более 4,251 миллиона человек (по крайней мере стольким казахстанцам назначили государственную помощь в размере 42 500 тенге). Если предположить, что в их семьях расходы сократились так же, как в нашей, то общий урон экономике только за один месяц составил 403,759 миллиарда тенге. Конечно, это расчет на примере отдельной семьи Зайкиных. А еще есть Медведевы, Коянбаевы, Курманбаевы и так далее. Плюс я еще не учла многие другие нюансы.

К примеру, не брала во внимание турпоездки, а ведь туристическая сфера больше всего пострадала от коронавирусного кризиса. Как только ограничили вылеты-выезды за пределы страны, казахстанцы отменили запланированные путешествия и потребовали возврата денег. Но далеко не все турагенты, отельеры и авиакомпании вернули их полностью.

Сегодня в долгах больше 8 000 турагентств. Приблизительный урон отрасли – от 2 до 8 миллиардов тенге.

Пострадали и авиаперевозчики. По прогнозам представителей гражданской авиации, до конца года потери по операционным доходам могут составить порядка 0,3 триллиона тенге. Итак, выходим на сумму в 0,705 триллиона тенге.

Пропавшие миллиарды

В расчетах я учитывала только внутреннее потребление. Но многие казахстанские производители работали на экспорт. К примеру, фермеры из Туркестанской области долго не могли продать 300 тысяч тонн капусты. До введения чрезвычайного положения и закрытия границ большую часть скупала Россия. Теперь, если урожай пропадет, убытки составят минимум 3,6 миллиарда тенге (при цене 12 тенге за килограмм, которую сейчас хотят получить терпящие бедствие фермеры). Кстати, в 2019 году Казахстан экспортировал капусты, картофеля и лука на 21,8 миллиарда тенге.

Есть отрасли, где “капусту рубят” в гораздо больших объемах. Например, в 2019 году наш экспорт в Поднебесную потянул на 3 триллиона 354 миллиарда тенге. По данным главного эксперта программы китайских и азиатских исследований Института мировой экономики и политики (ИМЭП) при фонде Первого Президента РК Антона БУГАЕНКО, если бы не коронавирус, то Казахстан продал бы на китайский рынок продукции больше на 24,4 процента. По мнению эксперта, снижение спроса в КНР сильнее всего скажется на казахстанской металлургии. Под ударом окажутся такие компании, как “KAZ Minerals”, “Казатомпром” и “Казахмыс”.

Всего нереализованный экспортный потенциал страны может составить не менее 1 триллиона 120 милллиардов тенге. Тогда убытки могут вырасти до 1 триллиона 825 миллиардов тенге (1 триллиона 120 миллиардов тенге + 705 миллиардов тенге).

Переходим к главному экспортному товару Казахстана – нефти. Основной покупатель нашего “черного золота” – Италия. Страна, которая едва ли не больше всех пострадала от коронавируса. По предварительным данным, уровень потребления всего и вся там снизился на 31,7 процента в сравнении с показателями марта 2019 года. В марте была приостановлена работа всех предприятий, кроме стратегических. На карантин отправили более 7 миллионов работающих граждан.

В 2019 году Казахстан экспортировал в Италию нефть на 3 триллиона 526 миллиардов тенге. Понятно, что в этом году объемы поставок снизятся. К тому же цены на Brent опустились ниже плинтуса (с 64,12 до 19,93 доллара за баррель).

По приблизительным подсчетам, урон экономике может составить 2 триллиона 783 миллиарда тенге.

Расчет простой: в 2020 году Казахстан сможет выручить от продажи нефти в Италию только 3,526 триллиона тенге × 0,68 (изменение потребления) × 0,31(изменение цены) = 0,743 триллиона тенге. Убытки составят 3,526 триллиона тенге – 0,743 триллиона тенге = 2 триллиона 783 миллиарда тенге.

Прибавим эту сумму к тому, что насчитали ранее (1 триллион 825 миллиардов + 2 триллиона 783 миллиарда), и получим ущерб в 4,6 триллиона тенге

Из-за коронавируса Казахстан ввел ограничение на вывоз зерна. Теперь в месяц можно экспортировать не больше 200 тысяч тонн.

На сегодня в закромах Родины около 9,2 миллиона тонн зерна. В том числе продовольственного – 6,4 миллиона тонн. При населении 18,8 миллиона человек и среднедушевом потреблении в 120 килограммов хлебопродуктов в год на все нужды населения хватило бы около 3 миллионов тонн. Что будет с оставшимися 3,4 миллиона тонн зерна? Сгниют в амбарах? В среднем тонна пшеницы стоит 86 тысяч тенге. Значит, вероятные убытки – 292,4 миллиарда. Таким образом, сумма общего ущерба подбирается к отметке 4 триллиона 900 миллиардов тенге (4 триллиона 608 миллиардов + 292,4 миллиарда).

На фоне мировых потерь эта цифра выглядит не очень-то и страшно.

По подсчетам Национального университета Австралии, при самом благоприятном сценарии ущерб мировой экономики может составить 1 квадриллион тенге, или 1 000 триллионов тенге. Наши потери в 200 раз меньше.

P.S. Впрочем, мои расчеты очень приблизительные. Но считать в своем и чужом кармане – увлекательное занятие. Особенно на карантине.

Клара ЗАЙКИНА, АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи