Опубликовано: 1700

Ученый раскрыл загадки происхождения казахской тамги

Ученый раскрыл загадки происхождения казахской тамги Фото - Из альбома "Казахи. Лик народа". Родовая тамга на крупе лошади

Почему тамги вышли из употребления? С какими сложностями столкнулись этнографы, изучавшие систему родовых знаков? Об этом и о многом другом нам рассказал заведующий отделом этнологии и антропологии Института истории и этнологии имени Ч. Ч. Валиханова доктор исторических наук Серик АЖИГАЛИ.

В частности, ученый изучил и восстановил родовые знаки казахов Младшего жуза, результаты его трудов опубликованы. Все значения тамги

– Действительно ли тамга – это знак собственности?

– Тамга – прежде всего знак собственности. Это основное, прямое ее значение в кочевом скотоводческом обществе, но были и другие значения. Тамга на надмогильном памятнике – символ, индикатор рода, к которому принадлежал умерший. Она при этом может быть просто заместителем памятника: есть такой тип каменных оград, с западной стороны которых, где должна стоять стела (кулпытас) с изображением родового знака, просто на рельефе или выступе-площадке высекалась тамга.

Для взаимного сосуществования многих родов и племен на территории степной Евразии эти отличительные знаки были очень важны. Кроме того, тамга могла использоваться вместо подписи: так, ханы (төре) к родовой структуре не относились, но у них был свой династийный знак, трезубец, который нередко встречается и в архивных документах.

Те многочисленные знаки, которые мы обнаруживаем на мемориально-культовых памятниках Арало-Каспийской зоны, хорошо согласуются с тамгами, которые, например, приводятся в известных письменных источниках средневековья (Махмуд Кашгарский, Рашид ад-Дин).

В Арало-Каспийском регионе, где мемориальные памятники изучены наиболее детально, системы родовых знаков его насельников раскрыты почти полностью. Там прослеживаются три последовательные группы: ранняя группа огузского периода, которую мы встречаем у Махмуда Кашгари, – это система родоплеменных знаков огузских племен. Эти тамги системно не сохранились на более ранних памятниках, но мы вполне обоснованно предполагаем их существование уже с древнетюркского периода: с VI–VII веков. Затем тамги огузских племен встречаются в Арало-Каспийском регионе уже с X–ХІ веков, то есть в домонгольский период. А в средневековую и позднесредневековую эпоху, в XIII–XVII веках, на памятниках четко фиксируется система знаков огузо-туркменских племен, которые тогда расселялись в Прикаспии.

– Сколько всего тамговых знаков существует?

– Вообще у казахов около 100 тамговых знаков крупных родоплеменных структур, и наиболее достоверно они дифференцируются по мемориальным камнерезным памятникам. Естественно, когда тамга высекалась в камне, это делалось канонично и наиболее достоверно, в установившейся форме. Зачастую в наших источниках, книгах фигурируют неправильные изображения родовых знаков. Поэтому наиболее достоверная их иконография восстанавливается по данным мемориально-культовых памятников, в первую очередь надмогильных сооружений, и прежде всего стел-кулпытасов. На них тамга высекалась почти всегда, даже если не было никакого текста, эпитафии.

Вышли из употребления?

– Есть родовые тамги, чье изображение спорно. У тех же аргынов все-таки тамга – два круга или знак бесконечности?

– Скорее всего, это два круга. Да, спорные тамги есть, но их надо исследовать по совокупности всех источников. К сожалению, наши исследователи пользуются, на мой взгляд, не совсем корректными источниками, устаревшими их иконографиями – например, по Левшину и другим ранним авторам. Здесь, прежде всего, надо фиксировать и учитывать их варианты, обнаруживаемые на памятниках, – как это, например, делал французский исследователь, этноархеолог Жозеф Кастанье. В частности, наскальные изображения родовых знаков обнаруживаются в том же районе Жетысу, где мы с вами находимся. Исследователи находят поздние казахские родовые тамги в составе так называемых “народных рисунков” на скалах, которые были оставлены скотоводами в местах ежегодного выпаса своего скота и т. д. Хотя традиции их изображения на мемориальных памятниках в данном регионе, видимо, нет.

– Тамговую систему можно причислить к письменности?

– Это все же не письменность, это система этнодифференцирующих знаков. Хотя связь происхождения отдельных тамг со знаками письменности не исключена.

Тамга – это прежде всего символ, индикатор рода или племени.

Кроме того, в различных вариантах она может иметь и более узкое значение символа личной собственности – главным образом на скот и т. д. Вместе с тем на памятниках, как уже говорилось, тамга могла играть роль личного знака, подписи; символа посещения святыни, когда, например, высекалась на стенах крупных сооружений – древних мавзолеев, мечетей.

Обычно тамги имеют много вариантов, но восходят к основополагающим элементарным образцам. Так, у алшынов – казахов Младшего жуза – в основе знаков лежит угол, два соединенных в вершине отрезка. Когда присоединяется какая-то черточка, образуется новый знак. В литературе это дополнение называется “отпятныш”. Таким образом, степные казахские тамги восходят к глубокой древности, образованы из двух-трех элементарных знаков, различные варианты которых возникали путем таких дополнений. То есть по мере роста, вычленения новых родоплеменных структур образовывались новые родовые знаки.

Вообще, основные тамги степняков – это элементарные, несложные в своей основе знаки, поскольку они выжигались как тавро, обычно на крупе крупного скота, лошадей, и должны были быть различимы издалека. При особо усложненных знаках их элементы при выжигании могли сливаться.

Издавна существовал специальный железный инструмент для этого, который, кстати, в тюркском языке называется “дақ”. “Дак” – значит бренд, клеймо, тавро. Этот инструмент был у казахов, туркменов, его уникальные изображения известны на единичных памятниках Мангистау и Устюрта. Этот инструмент раскаляли, а потом тавро прикладывали к крупу лошади. Если же тамга была бы сложная, то при выжигании была бы непонятной, “нефункциональной” – поэтому тамги были простыми. Чтобы их издалека было видно кочевнику, который мог бы различить, чей табун: свой или чужой и т. д. Вообще в культуре степной повседневности использовалось немало различительных, дифференцирующих элементов: те же крупные орнаменты на переметных сумах – “қоржын” и т. п.

– Когда тамгами перестали пользоваться?

– Тамги вышли из употребления уже в советское время, в 30-х годах, когда началось колхозное строительство, обобществление скотоводческого хозяйства. Они потеряли свою востребованность, актуальность, в них не было необходимости. Уже в 50-х годах ХХ века многие аксакалы не знали родовых знаков. Ввиду этого, естественно, и знания былой традиционной тамговой системы начали уходить. Этнографам было весьма сложно найти знатока по родовым знакам, а в 70-х годах – практически невозможно. Сколько я ездил в этнографические экспедиции, только два-три пожилых информатора могли показать несколько старинных тамг, за исключением, конечно, общеизвестных (по сохранившимся многочисленным надмогильным памятникам – в частности, адаевцев, шомышты-табынцев, шекты).

Сейчас, как известно, происходит национальное возрождение, народные знания имеют немаловажное значение. В связи с этим многие казахи интересуются своими корнями, тамги стали играть некую презентационную роль. Безусловно, они имеют большое историческое, познавательное значение, но восстанавливать, актуализировать систему тамговых знаков, конечно, не следует. Это дело уже прошлого, удел историков, этнологов, но в научном отношении, безусловно, их надо изучать, заполнять имеющиеся лакуны и т. д.

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть