Опубликовано: 1800

У разведки более четкое видение и понимание текущей ситуации - политолог о новом статусе Совета безопасности РК

У разведки более четкое видение и понимание текущей ситуации - политолог о новом статусе Совета безопасности РК

Новый статус Совета безопасности РК является одной из основных тем, которой занимаются аналитики. С чем связаны изменения и что следует ожидать? На эти вопросы отвечает политолог Уразгали СЕЛЬТЕЕВ.

– Весной этого года были приняты законодательные изменения в положение о статусе Совета безопасности страны. Чем они были продиктованы? Для чего понадобилось их принимать именно сейчас? Например, закреплено пожизненное право Первого Президента РК возглавлять СБ.

– Прежде всего, надо сказать, что данные изменения стали очередным катализатором роста оценочных суждений и прогнозов большинства экспертов о приближении так называемого транзита власти. Последние два года даже наблюдается перегрев по этой теме. Данная риторика активизировалась после того, как в прошлом году была проведена конституционная реформа по перераспределению полномочий между ветвями власти. Но я не сторонник анализа этих процессов именно в таком ракурсе. И мне кажется, проблема еще в том, что экспертным сообществом вкладывается не совсем точный смысл в понятие “транзит власти”. Соответственно, часто оно используется не к месту.

Я же пока здесь вижу только конкретные аспекты. Во-первых, это логичное продолжение процесса по укреплению и усилению фактора и роли Первого Президента. Во-вторых, произошла существенная модификация политической конструкции.

Появление еще одного конституционного органа в лице Совета безопасности направлено на балансировку веса и влияния между ключевыми государственными институтами.

Для действующей политической системы эти изменения, безусловно, имеют стабилизирующее значение. Назарбаев подписал закон о наделении Совбеза Казахстана статусом конституционного органа

Однако надо понимать, что предназначение подобных законодательных поправок стратегически нацелено на неопределенное будущее. То есть реальный полный запуск их в действие не имеет точных временных рамок. Но самое главное, что они закреплены. Это важно. Возможно, они будут приводиться в действие постепенно. Кстати, только спустя полтора года заработала процедура согласования членов правительства с парламентом на примере назначения нового министра финансов.

“Участились войны компроматов, подставы, многоходовые информационные дискредитации”

– Сразу после принятия поправок в закон заговорили о том, что новым секретарем Совбеза станет кто-то из политических тяжеловесов. Однако в одном из своих комментариев вы указали, что говорить о такой постановке вопроса не совсем верно. И оказались правы. Как вы сейчас это прокомментируете?

– Да, это так. Ставки на тяжеловесов превалировали, потому что большинство оценок, опять же, зациклено на приближении некоего мифического процесса транзита власти. Такие выводы транслируются с откровенной натяжкой.

Я назвал это конспирологическими домыслами и экспертными фальстартами. Кстати, в одной публикации российского интернет-ресурса процитировали мои слова, но не указали их принадлежность. Это крайне непрофессионально со стороны автора статьи. К тому же мне приписали упреки в адрес других экспертов. Хотя я уважаю и признаю любое мнение и считаю, что их должно быть больше в публичном пространстве. А насколько правомерны и профессиональны оценки, пусть решает аудитория. Лестно, конечно, что один тезис преподнесли как тренд, и он послужил для того журналиста поводом к написанию еще одной статьи на данную тему.

Вообще, в последнее время зарубежные СМИ, особенно российские, намеренно культивируют вопросы транзита власти. Может быть, ввиду дефицита инфоповодов, либо в силу поверхностного восприятия реальной внутриполитической ситуации, либо по другим установкам, спускаемым по вертикали.

Но, наблюдая многие годы за нашей политической практикой, давно пора понять, что кадровые изменения не оказывают какого-либо существенного влияния на ход политического процесса. Они лишь свидетельствуют об изменении баланса между внутриэлитными группами. А это параллельные уровни.

Кадровый запрос на должность секретаря Совета безопасности в пользу менее политизированного руководителя и не аффилированного с ключевыми группами влияния был очевиден.

Во-первых, как я уже отмечал, полной активации нового функционала Совбеза не произойдет в ближайшее время. Во-вторых, приход тяжеловеса на этот пост резко накалил бы уже обостренные противостояния между внутриэлитными группами. В последние годы заметно участились войны компроматов, подставы, многоходовые информационные дискредитации.

В приоритете – координация работы силовых структур

– Почему именно кадрового разведчика Габита Байжанова Президент страны решил назначить своим помощником по вопросам безопасности?

– Назначение представителя силового блока подтверждает тот факт, что, по сути, СБ пока еще будет работать в прежнем режиме. Учитывая высокую динамику осложнения геополитической обстановки, сейчас важнее решение разноплановых вопросов безопасности. У разведки наверняка есть более четкое видение и понимание текущей ситуации, которая складывается вокруг нашего государства и региона Центральной Азии в целом.

– На днях глава государства принял Габита Байжанова и поставил перед ним новые задачи. Какого они рода и чем конкретно будет сейчас заниматься Совет безопасности?

– Скорее всего, в приоритете, во-первых, будут вопросы совершенствования деятельности всех силовых структур и процесса их координации. Возможно, будут вноситься дополнительные законодательные поправки по расширению или усилению полномочий отдельных структур.

Во-вторых, теперь Совбезу требуется разработка новой концепции развития или руководящего документа. Это может быть что-то вроде стабилизационного плана по укреплению национальной безопасности, где будут четко разграничены зоны ответственности между государственными и специальными органами, отражены превентивные и профилактические меры.

В-третьих, начнется неспешное формирование собственного аппарата Совбеза на базе существующих пяти структурных подразделений, которые до сих пор находятся в составе Администрации Президента, но подчиняются секретарю СБ.

Судя по наделенным функциям, аппарат Совета безопасности будет значительно расширен и укрупнен.

Но именно в этом госоргане меньше всего должно быть бюрократической работы. Считаю, что сейчас СБ должен сосредоточиться над тем, чтобы стать мощной государственной аналитической службой, а не просто сводящим координатором.

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи