Опубликовано: 1700

Третья сторона прилавка: Еда будет дорожать

Третья сторона прилавка: Еда будет дорожать Фото - Тахир САСЫКОВ

Чем больше шкаф – тем громче он падает. Чем выше цена на еду – тем сильнее градус возмущения граждан. А она в Казахстане опять начинает бить рекорды.

Молочка, мясо, рыба, овощи-фрукты, хлеб, спиртное, сигареты, – всё, что веселит желудок и душу, опять подорожало. Только ли перекупщики-спекулянты в этом виноваты? Или у нашего правительства нет нормальных инструментов, чтобы и цены укротить, и торговцев не обидеть?

Минувшей осенью министерство торговли ртом министра Бахыта Султанова утверждало, что доля торговли в ВВП страны составила 10–12 процентов. А когда из-за карантина закрыли рынки-базары и супермаркеты и народ ломанулся на стихийные рынки и сметал там товары по завышенным ценам – это кто-то и как-то учитывал?

Электронная торговля и формат “еда на вынос” для домосапиенс – это кто-то грамотно рассчитал. Отличный вариант для рыцарей прилавка. И этот сектор по итогам года показал рост почти на 50 процентов.

Справка “КАРАВАНА”

Во вторник Президент Токаев поручил правительству освободить индивидуальных предпринимателей (в первую очередь это касается торговли) от сдачи налоговой отчетности, если они используют POS-терминалы. А также разработать предложения по кардинальному упрощению и смягчению налогового администрирования. “Оно должно основываться на цифровых решениях, использовании больших данных и технологии блокчейн”.

К чему это приведет, знает, наверное, только бог торговли и прибыли Меркурий. В глубинке в некоторых магазинчиках до сих пор нет кассовых аппаратов. Кстати, в прошлом октябре, когда кило гречки достиг рубежа 750–800 тенге – почти мясо, г-н Султанов сказал, что в 2021 году будет создана 4-уровневая система мониторинга цен. А что она покажет, когда, по словам министра, “придется включить нерыночные механизмы сдерживания”?

Какие именно? На каком основании? Как можно в государстве с рыночной экономикой их включать?

– Еще как можно! – экономист Максим Калимуллин посмеивается. – Во многих странах мира зверствуют специальные госструктуры, которые могут скомандовать ценам и тарифам: “К ноге!” Даже самые развитые и суперрыночные державы вмешиваются в процесс ценообразования.

А как у них?

– В Израиле, например, цены на еду контролируют министерства экономики и сельского хозяйства. А правительство особо регулирует цены на молоко, масло, сыр и ряд других продуктов – вплоть до прямых приказов их снижать. Там в 2014 году приняли закон о продовольственной безопасности. А чтобы убрать все риски и сделать процесс ценообразования прозрачным, для всех участников цепочки – от фермерского хозяйства до прилавка – придумали (пауза) совсем некошерный трюк.

– Что за трюк?

– Сказка! Там заставляют каждого игрока на рынке продовольствия выкладывать в Интернете все данные о товаре. Почем производитель продал товар посреднику, почем тот – другому. А тот – почем поставил в магазины. То есть любой покупатель видит, на каком этапе произошла накрутка. И кто виноват в том, что маца в магазине вдруг подорожала.

– А в США?

– Там есть Антитрестовское управление министерства юстиции и федеральная торговая комиссия. Они держат цены на связь, транспорт, энергетику на коротком поводке. Потому что это сказывается и на торговле. Если кто превысил – выкатят такой штраф, что мало не покажется. А конгресс вообще установил так называемые контрольные цены на зерно и молочку.

– Но у фермеров бывают и тяжелые годы – наводнения, засухи, ураганы.

– Тогда государство закупает у них продукцию по более высоким ценам, чтобы потом пустить ее на бесплатные школьные завтраки или помощь малоимущим. А вот в Германии государство не только устанавливает предельные закупочные цены на отдельные виды сельхозпродукции, но и квоты на госзакупки.

– То есть каждый бауэр знает, почем у него купят молоко, картошку, мясо и прочую еду? Бес аппетита: рынок продовольствия в Казахстане поделили “едовые кланы”

– И даже сколько – объем оговорен заранее. В Австрии правительство в лице министерства экономики тоже давит на производителей и продавцов продуктов питания. Потому что именно оно устанавливает потолок цен на спиртное, сигареты, лекарства, молочку и многое другое. Или взять Японию. В Стране восходящего солнца при правительстве есть очень злобное Бюро цен. Но в одной руке у него кнут, в другой - пряник. Фермерам и производителям продуктов предлагают объединяться в картели – чтобы легче было удерживать цены в магазинах.

– А если кто-то не захочет?

– Тогда не видать им господдержки и госзакупок как своих ушей. Они же бизнесмены, а не камикадзе.

– Почти немецкая формула?

– Да, но со своим прищуром и рычагами давления на тех, кто задирает цены. Надо сказать, что уже 2–3 года продукты дорожают во всем мире. Где-то в нормальных рамках, где-то в ненормальных.

Справка “КАРАВАНА”

Лауреатом Нобелевской премии мира по итогам 2020 года стала гуманитарная организация ООН – Всемирная продовольственная программа – “За усилия в борьбе с голодом”. Проект ежегодно оказывает помощь почти 100 миллионам голодающих в восьми десятках стран. В то же время цены на продукты питания в мире выросли в среднем на 9–11 процентов.

Кто ж их осадит?

В конце прошлого года министр Султанов заявил, что рыночные рычаги для обуздания цен в стране уже создаются. Например, оптово-распределительные центры, куда производители продуктов питания смогут напрямую, минуя посредников, поставлять свой товар, а торговые сети – вывозить его по заранее согласованным ценам.

– Ну и где эти центры? (Максим вздыхает) Если цены продолжают расти, значит, либо эти ОРЦ не созданы, либо что-то пошло не так, как задумывалось вначале. В любом случае из-за карантина, когда начали ограничивать работу торговых сетей, те начали нести убытки. Только на просроченных продуктах – в основном это овощи-фрукты и молочка – потеряли миллиарды тенге. Но никто не назовет вам точные цифры. А как восполнять потери?

– Новым ценником?

– Ну а чем еще? Если на выходные базары и супермаркеты закрывали – тот, кто додумался до такого, мягко говоря, невразумительного решения, вряд ли понесет за это ответственность. Ведь именно в выходные люди закупаются на неделю вперед. Чем жестче требования к торговле – тем выше цены. Закон рынка! Министр торговли за свой сектор экономики не вступился. Его можно понять – тогда решения принимали главные санитарные врачи, а не г-н Султанов. А врачи за состояние торговли и ценообразование не отвечают.

– Максим, все-таки в наших магазинах в основном отечественные продукты питания. Но и на них средний чек в прошлом году стал тяжелее на 15–17 процентов.

– Тут много причин. И скачки курса тенге, и проблемы, связанные с коронавирусом, и многое другое. В результате, повторяю, торговля понесла убытки, которые трудно восполнить легальным путем. Ну и покупательская способность населения в прошлом году у нас, как и во всем мире, здорово упала. А цены… Помните фразу из “Джентльменов удачи”? “Кто ж его посадит? Он же памятник!”. Тут ситуация похожая: кто ж их осадит? Это же цены! Они не тараканы. Их тапком не придавишь. А в казахстанской торговле занято минимум 15–20 процентов населения страны. И все кушать хотят…

Интервью без сдачи

Индира – хозяйка маленького магазинчика в моем микрорайоне. Она же продавец, товаровед, грузчик, фасовщик и бухгалтер. По ее словам, повышать цены ее заставили и требования фискалов (приобретение контрольно-кассовых машин, POS-терминалов, сканера для продажи сигарет), и рост тарифов на вывоз мусора и коммуналку. А еще – внимание! – постоянные клиенты стали выбирать продукты подешевле. И некоторые (еще раз внимание!) стали просить снизить цену на товар, который или уже, или вот-вот станет просроченным. Даже на пиво.

– У меня доходы в прошлом году упали процентов на 30–40, – Индира замолчала на пару секунд. – А вы что брать будете? А… Только интервью…

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи