Опубликовано: 760

TikTok головного мозга вместо литературы

TikTok головного мозга вместо литературы

Политолог, член Национального совета общественного доверия при Президенте РК Марат ШИБУТОВ бьет в набат: в стране перестали издавать достойных авторов, они уходят на зарубежные платформы; казахстанцы стали катастрофически мало читать хороших книг; ожидаемо падает уровень грамотности и в целом культуры населения.

Не знаем, что было, не ведаем, что есть

Про упадок отечественного книгоиздания эксперты говорят уже не первый год. Сейчас ситуация стала еще хуже, говорит Марат Шибутов:

– Мы ничего не знаем о нашем книгоиздании, о количестве авторов в стране. После того как Жанат Сейдуманов (ныне покойный) в 2016 году ушел с поста директора Национальной книжной палаты, последующие руководители убрали всю статистику с сайта. Самые последние данные по печати – сборник “Печать стран СНГ 2016 г”. Собственно, казахстанские данные заканчиваются на сборнике 2015 года. Их невозможно и приобрести. Но никто этим вопросом не занят!

Шибутов напоминает, что в 2007 году страна пропустила 200-летие первой книги, изданной на казахском языке, – “Сейфуль Малик”.

– В следующем году вновь юбилейная дата, но даже упоминания о том, что 215 лет назад в Казани был издан “Сейфуль Малик”, нигде не было! Имеются сведения, что первой книгой на казахском был сборник стихов узбекского поэта XVIII века Софы Аллаяра, изданный в 1806 году в Уфе. Это еще более расширяет историю книгопечатания на казахском языке. Но это всё никому не интересно. О каком “Рухани жаңғыру”, культурной политике, внимании к истории можно говорить после этого?!

В Казани, Уфе, Оренбурге, Саратове типографии печатали книги на казахском с 1806 года, а мы даже не знаем их полный перечень. Всё осталось в архивах, а минкультуры и спорта не ведет деятельность по каталогизации, копированию и выставлению этих изданий. Мы не знаем, что было раньше, и не знаем, что происходит сейчас, – продолжает собеседник.

Нельзя почерпнуть сведения и в Бюро национальной статистики: на сайте представлены данные только по розничной торговле книгами без разделения на то, какие это труды – отечественные, зарубежные, печатные, электронные.

– А информацию по книгоизданию статистики скинули на Национальную книжную палату. Как она работает, я уже сказал, – отмечает Шибутов.

В республике издается 4,5 тысячи книг в год, из них около 3 тысяч – учебники и научная литература, которая печатается вузами в рамках научной и педагогической деятельности сотрудников и, соответственно, остается внутри них.

– Из 10 крупнейших издательств страны 7 – вузовские. В КазНУ выпускается больше книг, чем в других. Остальные сосредоточены на учебниках, причем нашим издательствам выгодно печатать учебники низкого качества, в которые постоянно вносятся коррективы. Это огромные деньги, поэтому они не ищут авторов. А еще у нас нет издательств, работающих под ключ. Частные инициативы, когда спонсируется издание книг, коммерческих целей не преследуют, – констатирует Марат Шибутов.

Исход на чужбину

Тем временем казахстанские авторы продолжают уходить на зарубежные онлайн-платформы, которые предоставляют возможность продавать книги напрямую, без посредников.

– Чаще всего это российские и американские площадки самиздата, открывшие миру имена казахстанских писателей жанровой литературы: Алана Нукланда, Данияра Сугралинова, Тимура Касымова, Аркадия Степного, Тимура Айтбаева и других. У этих авторов уже от 5 до 20 книг и по 100–200 тысяч скачиваний. И они уже не считаются казахстанскими. Тот же Сугралинов, неоцененный в Казахстане, сейчас является представителем культурной индустрии США.

– Точка невозврата в этом смысле уже пройдена, – считает Марат Шибутов. – И для таких реально востребованных авторов господдержка уже не нужна. Более того, она мешает – затмевает глаза, не позволяя узнать настоящую картину в культуре, и продлевает агонию, когда спонсируется издание бездарных произведений. Большой проблемой является отсутствие качественного контента на казахском языке. Ситуацию пытаются исправить энтузиасты, выпускающие в числе прочего переводы мировых бестселлеров, но общую картину это не меняет.

Драмы больше нет!

В этом году чиновники резко озаботились креативной экономикой и создали под нее проектный офис по развитию креативных индустрий.

– В части экспорта писательской продукции, которая относится к креативной индустрии, Казахстан ощутимо ограничен – оставшиеся здесь кадры словно до сих пор пребывают в КазССР с ее историческим и производственным романом. 800 человек в Союзе писателей освоили эти жанры, а вот детектив – жанр, востребованный во все времена (иначе бы “Шерлока Холмса”, написанного еще в XIX веке, не экранизировали до сих пор), не освоили.

Последним, кто писал детективы на казахском языке, был отец Президента РК Кемель Токаев, покинувший нас в 1986 году, – говорит собеседник.

Печально всё и с драматургией, продолжает эксперт: в последние годы драматические произведения на русском языке вообще не издавались, на казахском их было не больше 5–10. А ведь именно они являются материалом для театра.

– Следующий после пьесы этап – сценарии для художественных фильмов. Вот почему у нас сплошь комедии про тои? Потому что сценарии пишут кавээнщики. А в КВН не показывают хоррор, социальные драмы или детективы. Но наши приколы про тои и келинок интересны только нам, может, еще Кыргызстану и Таджикистану, – резонно замечает Шибутов.

Кинги made in Kazakhstan

Между тем сегодня Netflix и другие стриминговые сервисы нуждаются в огромном количестве контента.

– Но нам нечего представить – нет сценариев, потому что нет литературной основы, нет своего Стивена Кинга, который бы сказал: “Вот 20 моих книг, каждую можно переделать в сценарий потрясающего фильма, который соберет сотни миллионов долларов (для нашего рынка – десятки)", – говорит Шибутов.

Он вспоминает, как в свое время Казахстан покинул Сергей Лукьяненко, писатель-фантаст из города Каратау Жамбылской области, автор романов “Ночной Дозор” и “Дневной Дозор”, по которым знаменитый режиссер, тоже казахстанского происхождения, Тимур Бекмамбетов снял фильмы.

Помимо экранизации широкое поле для креатива представляют игры, сюжеты которых также берутся из книг.

– Сапковский когда-то продавал обувь и однажды ради прикола написал фэнтези. Потом он объединил рассказы в сборник “Ведьмак”, далее последовала первая экранизация, после у автора купили права на игру, которая приносит 150 миллионов долларов продаж ежегодно!

“Ведьмак” приносит экономике Польши 200 миллионов долларов, включая доходы от продажи игр, фигурок, разного мерча (продукции с определенной символикой – англ.). Что такое 200 миллионов долларов? – Это 90 миллиардов тенге. У нас экспорт сельхозпродукции всего на 1,5 миллиарда долларов, а тут один человек написал книгу – и такие доходы. Я уже не говорю про Джоан Роулинг с “Гарри Поттером”, – отмечает собеседник “КАРАВАНА”.

Анджей Сапковский тем временем пишет продолжение “Ведьмака”, и, значит, будут новые сериалы, аниме, настольные игры, и это всё будет приносить, по разным оценкам, полмиллиарда долларов в год!

Откат в безграмотность

А что же происходит в это время в казахстанских книжных магазинах? В хитах продаж фигурируют произведения наших современников, в том числе отечественных, но чаще всего это мотивирующая литература и личные истории звезд.

– Для части казахстанцев все эти труды коучей – как психотерапия: думают, что прочтут и станут успешнее. Лучше бы научно-популярную литературу читали, которой у нас достаточно благодаря Султану Акимбекову, Радику Темиргалиеву.

В целом рынок читающих людей в Казахстане настолько упал (в отдельных городах всего 2–3 книжных магазина), что казахстанским авторам надо рассчитывать, как минимум, на рынки соседние – России, Узбекистана. А для востребованности там нужен талант либо хорошая раскрутка.

Что касается молодежи, в первую очередь поколения зумеров (рожденных в 2000-х), Шибутов привел пример из личного опыта, когда студенты вузов не могли написать связный текст больше 2 абзацев.

– Большинство после окончания школы не читает вообще никаких книг. Вместо литературы будут TikTok и YouTube. Ежегодный тираж авторских книг в стране составляет 1 200 экземпляров на почти 19-миллионное население. И то, эти немногочисленные книги могут продаваться несколько лет – просто потому, что их некому читать! – заключил Марат Шибутов.

НУР-СУЛТАН

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи