Опубликовано: 38800

«Смерть тысяч людей от респираторных заболеваний – статистика, а одного человека от коронавируса – это трагедия» - Эксперт

«Смерть тысяч людей от респираторных заболеваний – статистика, а одного человека от коронавируса – это трагедия» - Эксперт Фото - DW.com

Чрезвычайное положение и карантин, с точки зрения их воздействия на экономику, следует сравнивать не с экономическим кризисом, а с полномасштабными военными операциями

Медиа-портал Caravan.kz приводит перевод статьи c сайта международного дискуссионного клуба «Валдай» на английском языке, в которой казахстанский политолог Марат Шибутов приводит статистические данные и выражает свое мнение касательно того, какой эффект карантин окажет на экономику. 

«Конечно, такие крупные страны, как Китай, могут быть помещены на карантин на пару месяцев и более, но у них есть значительные финансовые резервы. Для многих стран это действительно вопрос жизни и смерти для экономики. Ну, вы должны понимать, что подобные пандемии, скорее всего, будут происходить чаще, учитывая долгосрочный рост числа туристов и международных рейсов, поэтому в любом случае вам нужно знать, как сделать выбор, когда вводится карантин», - пишет автор статьи.

По мнению эксперта, главный вопрос, который ставит коронавирусная инфекция перед любым государством, - это то, чем вы должны пожертвовать: экономикой или людьми. Этот вопрос особенно чувствителен в свете того, что коронавирус в основном убивает людей предпенсионного и пенсионного возраста с уже существующими хроническими заболеваниями.

Недаром люди мрачно шутят, что этот вирус изобрели проблемные пенсионные фонды. Но нужно понимать, что есть смерти, к которым общество уже привыкло, и есть смерти, к которым общество не привыкло.

На примере статистических данных автор статьи рассуждает, что если мы рассмотрим информацию в разделе "Естественное движение населения Республики Казахстан" за 2019 год, то там сможем увидеть статистику смертности.

В общей сложности погибло 133 489 человек.

16 306 человек умерли от респираторных заболеваний, а вирусные респираторные инфекции, такие как грипп и пневмония, унесли жизнь 4164 человек (45 и 11 в день).

Было убито 796 человек (2 человека в день), а 2381 человек покончил с собой (6 человек в день).

В то же время с 12 марта по 12 апреля, то есть за 32 дня, в Казахстане от коронавируса умерло 10 человек, причем 951 был заражен. Даже если принять оценку, представленную министерством здравоохранения, что 3500 человек будут инфицированы, смертность от этой доли составит 37 человек.

"В общем, пока получается, что «смерть человека от коронавируса - это трагедия, гибель тысяч людей от респираторных заболеваний - это статистика", - пишет Марат Шибутов.

Если вспомнить предыдущие кризисы, то в 2007-2008 годах цены на нефть упали, банковское финансирование сократилось, а ВВП упал сразу на 14 процентов – инвесторы, ищущие легких денег, ушли с рынка. В то же время количество индивидуальных предпринимателей сократилось (в 2011 году их число сильно выросло), но кризис не повлиял на количество малых предприятий и юридических лиц с частной формой собственности в целом.

Но что, если карантин не отражает эффект экономического кризиса? Если все будет происходить так, как это было в 1999 году, а не в 2008-м, потому что цены на нефть находятся почти на том же уровне. Может ли это привести к резкому росту бедности, самоубийств и убийств?

По мнению автора, все, кто думает, что карантин будет иметь те же последствия, что и экономический кризис, ошибаются. На самом деле чрезвычайное положение и карантин по своим последствиям для экономики похожи на войну. Это даже не чрезвычайная ситуация природного или техногенного характера, которая всегда достаточно локализована.

«Во время экономического кризиса рентабельность нескольких отраслей снижается, предприятия могут быть переоснащены, и даже безработные могут искать новые рабочие места и зарабатывать дополнительные деньги, грузы и люди свободно перемещаются. А под карантином, как и во время войны, работают только те отрасли, к которым привязаны основные услуги страны и стратегические отрасли; людей нельзя перемещать, товары запрещены, а многие отрасли просто закрыты без всяких альтернатив; люди, потерявшие работу, могут рассчитывать только на государственную помощь. Единственное отличие от войны состоит в том, что там нет бомб и вместо продуктовых карточек есть денежное социальное пособие» - пишет Шибутов.

То есть экономическое воздействие карантина гораздо шире и сильнее, а потому его надо воспринимать иначе.

Автор предлагает рассмотреть два тесно связанных постсоветских примера, оба из которых были связаны с растущей экономикой:

  1. Пять дней российско-грузинского конфликта косвенно привели к падению грузинского ВВП с 12,8 миллиарда долларов в 2008 году до 10,77 миллиарда долларов в 2009 году, то есть на 16 процентов ВВП.
  2. Девять месяцев интенсивной гражданской войны на востоке Украины привели к падению ВВП страны с 133,5 миллиарда долларов в 2014 году до 91,03 миллиарда долларов, то есть на 32 процента ВВП.

По мнению эксперта, наш карантин еще больше усугубляется глобальным падением цен и, самое главное, спросом на сырьевые товары. То есть, как опасаются, потери ВВП будут по меньшей мере в двузначных цифрах.

Самое лучшее в этих проблемах - то, что 14 апреля за получением социальных пособий обратились 4,701 миллиона человек, или 51,1 процента рабочей силы Казахстана. То есть понятно, что для экономики страны – это беспрецедентное явление, только схожее по своим последствиям с распадом СССР, но произошло оно гораздо быстрее.

Видимо, все последствия карантина, особенно учитывая роль заявок на социальные выплаты, были осознаны правительством Казахстана, и существовало понимание, что карантин с его длительным сроком приведет к коллапсу экономики, поэтому с 20 апреля происходит постепенное возобновление привычного бизнеса. Это понимали и руководители российских регионов: большинство из них после примерно 10-дневного карантина решили смягчить его условия просто потому, что другой альтернативы нет.

Автор статьи считает, что в долгосрочной перспективе последствия этого карантина будут такими же (в Казахстане, а возможно, и в других странах):

  • Нынешняя чрезвычайная ситуация даст опыт регулирования деятельности в условиях карантина – необходимо будет отработать все процедуры и дать им юридическое обоснование. Потому что после этого карантина будет очень много разбирательств, и, похоже, многие из них закончатся уголовными делами.
  • Возвращение критических производственных цепочек будет локализовано и будет развиваться государственными предприятиями. Свободный рынок здесь не поможет.
  • Повышение эффективности и прозрачности статистики: для управления в условиях чрезвычайного положения необходимы оперативные данные, то есть статистика должна быть известна ежедневно и еженедельно. Иначе это будет похоже на бег по лесу с закрытыми глазами.
  • Будут внесены изменения в планирование, которое будет учитывать потребности различных систем социальной поддержки. Если раньше, условно говоря, когда синоптики планировали вещи, они надеялись обеспечить 80-90 процентов безопасности, то теперь придется делать прогноз, исходя из спроса, что вещи безопасны на 90-97 процентов, то есть включать очень маловероятные сценарии событий и резервировать соответствующие мощности. Если сайт имеет 100 тысяч посетителей в день в обычных условиях, то он должен быть технически подготовлен не к 500 тысячам, а к 1 миллиону посетителей.
  • Расширение материальных запасов: запасы различных медицинских приборов, медикаментов и других необходимых вещей должны быть расширены и проверены гораздо лучше. Казахстан - это не Соединенные Штаты, которые в случае необходимости могут перехватывать чужие грузы; Казахстану придется делать это со своими резервами.
  • Меняется планировка городов: если раньше местные урбанисты предлагали перенести заводы, склады и железные дороги за пределы города, то теперь понятно, насколько это глупо в условиях чрезвычайного положения или карантина. Большая часть бизнес-проблем в Алматы была связана с тем, что производственные мощности находились в разных административно-территориальных единицах, а поезда были гораздо удобнее десятков грузовых автомобилей.
  • Далее. Городское сельское хозяйство... Внутри городов будут располагаться не только заводы и склады, но и сельскохозяйственные объекты, доставляющие продукцию непосредственно горожанам. Оно существует и сейчас, но для него будет больше инвестиций. Есть много вариантов: от грибных ферм до теплиц с овощами и до рыбных заводов.
  • Возвращение дач. Если в последние годы дачи были заброшены, то теперь их возрождение возможно как в качестве будущего жилья, так и в качестве небольших сельскохозяйственных объектов.
  • Разделение рынка драгоценных металлов. Скорее всего, стоимость драгоценных металлов будет расти, они будут накапливаться. А также появится отдельный рынок физического золота, стоимость которого будет отличаться от стоимости на фондовой бирже.
  • Может быть, будет что-то еще, но это необходимые системные изменения. Как я уже писал выше, пандемических случаев будет больше, и мы должны быть к ним готовы. По сути, подготовка к ним - это частичная подготовка к войне, просто без реальных военных действий, но с аналогичной ситуацией на “внутреннем фронте".

"Чрезвычайное положение и карантин с точки зрения их воздействия на экономику следует сравнивать не с экономическим кризисом, а с полномасштабными военными операциями", - заключает автор.

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи