Опубликовано: 1400

Тайны хранителя Затаевича

Тайны хранителя Затаевича Фото - Тахир САСЫКОВ

Музыковеда-этнографа, композитора, народного артиста Казахстана Александра ЗАТАЕВИЧА знала вся степь – на Иртыше и на Урале, в Каркаралинске и Кзыл-Орде, в Букеевской степи, в Оренбурге, в предгорьях Жетысу. Он ходил по базарам, жил в юрте с чабанами, кочевал с ними на верблюдах и лошадях, не пропускал айтысы, свадьбы и всё записывал, записывал…

В Алматы в Центральном государственном музее открылась выставка “Дала әуенінің ізімен”, посвященная 150-летию со дня рождения известного поляка.

Отцом казахской песни называют Александра Викторовича.

В народе ходили легенды о человеке, который “с голоса делает какие-то пометки на бумаге, а потом точь-в-точь воспроизводит то, что только что услышал”.

Благодаря ему в Казахстане началась нотная фиксация богатого песенного и инструментального музыкального наследия.

– Всего он собрал более 2 300 песен, кюев. Говорят, его коллекции до сих пор нет равных! – сказал на открытии выставки руководитель генерального консульства Польши в Алматы Михал БОГДАНОВИЧ.

Разобраться в тонкостях текстов помогали друзья

Родился Затаевич в Орловской губернии России в семье польского ссыльного. С 12 лет начал серьезно играть на фортепиано. Свои первые 14 пьес отправил молодому, но уже известному тогда музыканту Сергею Рахманинову. Тот показал их знаменитому критику Петру Юргенсону. Он, посмот­рев материал, посоветовал Затаевичу серьезно заняться исследованием музыки.

Больше десяти лет Александр Викторович прожил в Варшаве, работал музыкальным критиком, был связан с местной консерваторией.

Потом отметился в Москве, а в 1920 году перебрался в Оренбург. Подробности всех переездов, увы, неизвестны. Здесь он быстро завел друзей, каждый день расширял круг общения.

– Казахский народ не мог жить без песен, напевов. Свою душу выражает песней, и она была везде! Александр Затае­вич быстро проникся этой культурой, а вскоре казахский фольклор стал частью его жизни, – рассказывает руководитель отдела по хранению фондов ЦГМ РК Маржан ЖУНУСОВА. – Домбра его покорила, стала одним из любимых инструментов. Хотя ему было сложно переносить на ноты звуки кобыза, домбры. Он постоянно ездил по степи и записывал всё! Как общался в аулах с казахами, которые не понимали русский язык?

У него было большое количество корреспондентов, среди них – Каныш Сатпаев, Сакен Сейфуллин, Алибек Джангильдин, Ильяс Джансугуров. Они помогали составить комментарии к песням и напевам, понять суть той или иной мелодии, узнать ее историю.

Как только появлялась возможность, фольклорист сразу воспроизводил мелодию на фортепиано. А через несколько лет он уже хорошо понимал и казахский язык.

“Народ с ним последним делился”

Декан факультета музыкознания, арт-менеджмента и социально-гуманитарных дисциплин Казахской национальной консерватории им. Курмангазы Гульмира МУСАГУЛОВА говорит, что рассказывать об этом уникальном человеке можно часами: Казахская домбра - инструмент не только музыки, но и дружбы между народами

– Александр Викторович ходил за исполнителями буквально по пятам, просил показать мелодии, а сам быстро записывал ноты. Очевидцы рассказывали: он старался схватить всё с первого раза, чтобы не мучить человека. Иногда даже вносил в мотив свои коррективы. Есть такие факты, что информаторы ему высказывали за это, обижались на него. А Затаевич не соглашался и вносил свою новаторскую трактовку.

Он был так поглощен культурой казахского народа, что рисковал своим здоровьем. Переболел тифом, и это сократило его жизнь – музыкант скончался в 61 год. Всего он более 11 лет бродил по степям, голодный, холодный – время было тяжелое.

К счастью, наша степь – гостеприимная, и народ с ним последним делился. Ночевал в юртах, жил по нескольку месяцев в одном ауле. Тогда проходили состязания акынов. Пения длились днями, неделями, а то и месяцами. Один певец мог исполнять разные жанры – свадебный, бытовой, детский фольклор. И всё это до нас донес Александр Викторович.

Фамилии репрессированных помощников удалось сохранить

На выставке представлены фотографии, где фольклорист запечатлен в момент записи им казахских песен и кюев, статьи, сборники, книги, комментарии и нотные записи степных мелодий из личной коллекции музыканта-этнографа. Есть здесь книга “А. Затаевич” (1958 года издания), письмо его дочери Ольги Александровны к Ахмету Жубанову (1947 г.). А также опубликованная в “Вестнике АН КазССР” статья академика Ахмета Жубанова “А. В. Затаевич – қазақ халқының ән-күйінің бірінші жыйнаушысы”.

Самый редкий и бесценный экспонат, который музейные хранители листают только в специальных перчатках, – сборники А. Затаевича “1 000 песен киргизского народа (напевы и мелодии)” (1925 г.) и “500 казахских песен и кюйев (напевы и инструментальные пьесы)” (1931 г.). Эти две книги с комментариями, примечаниями фольклориста. Они и сегодня составляют основу многих музыкальных произведений, подчеркнули музыковеды.

О первом раритете написал Максим Горький, что это “богатый материал для Моцартов, Бетховенов, Шопенов, Мусоргских будущего”

– Выпустить эти сборники, когда вокруг разруха, голод, было очень сложно, – продолжает Маржан Жунусова. – Во-первых, дорого. Во-вторых, публикация любого издания должна была пройти комиссию. Нужно было собрать отзывы. В витрине представлены отзывы музыкальных критиков – Ипполита Иванова и профессора Богуславского. В сборниках фольклорист указал перечень своих корреспондентов, которые ему помогали. Там значатся имена репрессированных Ильяса Джансугурова, Сакена Сейфуллина… При издании упоминания о них пытались исключить. Но Затаевич отстоял и сохранил их имена!

Как он это сделал, остается загадкой. Говорят, фольклорист был очень тактичным, доброжелательным человеком. Возможно, его любовь к музыке растопила суровые сердца сотрудников Наркомпроса.

Да, за кадром остался еще один том, который Александр Затаевич не успел выпустить, – уникальные музыкальные произведения народов, населявших в 20–30-е годы Казахстан. В центральной библиотеке Алматы хранится рукопись.

К коллекции Затаевича обращались многие композиторы, как его современники, так и более позднего времени – автор первых девяти казахских опер, народный артист Казахстана Евгений Брусиловский, знаменитый Сергей Прокофьев. Именно по рекомендации Александра Викторовича для участия в этнографическом концерте в Париж отправили Амре Кашаубаева. Он вернулся на родину с дипломом и своим участием прославил песенное искусство казахского народа.

…Этнограф и фольклорист Затаевич похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище. Его могила соседствует с могилой Антона Чехова. Ее украшает памятник из белого мрамора с бюстом, установленным от имени казахского народа. На цоколе видна фигура казаха, играющего на домбре.

Фото Тахира САСЫКОВА

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Новости партнеров