Опубликовано: 3700

Сценарист Александр КАРПОВ: Что после “Вия 3D”?

Сценарист Александр КАРПОВ: Что после “Вия 3D”?

Автор сценария нашумевшего “Вия 3D” Александр КАРПОВ – оказывается, уроженец поселка Актас Карагандинской области. В интервью “КАРАВАНУ” сценарист и актер поделился секретами, оставшимися за кадром картины, и рассказал о казахстанской “мафии” в московской кинотусовке.Ломки и медитации

Знакомство с “отцом” новой версии гоголевского “Вия” началось с изумления. Как выяснилось, его доброе, с чуть заметной грустинкой в глазах лицо я не раз видела на экране. Он снимался в лентах “Сезон охоты”, “Золушка.ру”, “Спасите наши души”, “Правила угона” и сериалах “Тайная стража”, “Жаркий лед”, “Участок”, “Бальзаковский возраст, или Все мужики сво…”, “Туристы”... В ответ на мое удивление Александр рассмеялся: “Ничего удивительного здесь нет, моя основная профессия – актер! Я выпускник театрального института имени Щукина”.

– А как получилось, что вы стали автором сценария “Вия 3D”?

– Мы с режиссером фильма Олегом Степченко дружим с юности. Вместе поехали из Караганды в Москву поступать: он – в Суриковскую академию, я – в Щукинский институт. Когда окончили учебу, стали работать вместе. Сначала – в Театре на Таганке: Олег был художником, я – актером. В 2001–2002 годах приезжали в Казахстан со спектаклями “Барские забавы” и “Чонкин”. Позже занялись кино, телевидением – Олег снимает, я пишу сценарии.

– Сложно было писать сценарий на основе произведения великого классика литературы?

– Весь процесс – в ломках и медитации (смеется). Сначала погружаешься в автора. Гоголь – мой любимый писатель. Казалось бы, простая вещь – повесть “Вий”. Все думают, что знают это произведение, а на самом деле чем внимательнее читаешь, тем больше открываешь интересного. Но это дело не одного дня… Пришлось “влезать” во все творчество Гоголя, изучать его дневники, записки, потом расширять круг поиска. Никто не знает, когда точно происходило действие “Вия”. По моему мнению, скорее всего, это конец XVII – начало XVIII века. Олег, как режиссер, как художник, изучал быт, одежду, ритуалы того времени. Мы ездили в экспедицию в Западную Украину. Я два месяца был в поиске изюминки, потом писал сценарий три месяца и еще восемь лет его дорабатывал.

В нашей версии повесть Гоголя “Вий” заканчивается на четвертой минуте и начинается наша история – спустя год после описанных Николаем Васильевичем событий. Было придумано: всё, что происходит в фильме, – это рассказы очевидцев. По-моему, очень хороший ход.

“Киномафия” из Казахстана

– Скажите, а у вас есть еще такие же оригинальные сценарные задумки?

– Пока я не могу о них говорить. Скажу лишь, что есть новые интересные фильмы, над которыми мы с Олегом работаем.

– Судя по всему, в московской кинотусовке прочно обосновался карагандинский дуэт…

– Пожалуй, можно так сказать. Мало того что с Олегом вместе работаем, так мы еще кумовья – он крестный моей дочери. Но в творческой московской кинотусовке мы не одни такие, тут целая казахстанская “мафия” (смеется). Есть Саша Баранов – режиссер из Алматы. Еще один наш приятель, Аркадий Казанцев, сценарист из Караганды, работает для НТВ.

– Карагандинские корни сказались на вас в творческом плане?

– Конечно, мы ведь все родом из детства. Как актеру, мне очень важно сохранить детскую непосредственность, которая берет начало в карагандинском периоде жизни. Все прочитанное в детстве, все впечатления – это аккумулятор, которым я до сих пор пользуюсь. Не покривлю душой, сказав, что мое формирование на 90 процентов прошло в поселке Актас. Я в армию ушел из Караганды, жена у меня – карагандинка.

– Как успеваете совмещать работу сценариста и актера?

– А выбора нет. Представьте: у меня около 80 ролей в сериалах и фильмах. Скоро на экраны выйдет большой сериал под названием “Тринадцать”, я играю главную роль. Поэтому сценарии пишу между съемками. Сейчас в столе лежат три сценария. В разработке – сценарий фильма-фэнтези, детское кино “Детективы из крапивы”. Есть военная мистическая история.

Чем удивлять зрителя?

– В экранизации какого классического произведения хотели бы исполнить главную роль?

– Коль я уж признался, что Гоголь – мой любимый писатель, хотел бы сыграть Чичикова в “Мертвых душах”. Но, к большому сожалению, классика не востребованна. Мы с Олегом скомпилировали Чехова, Тэффи и Аверченко в истории “Счастливые люди”. Но кому ни предлагали, все отказываются.

– Почему произведения классиков – “гиблое дело” для современного кино?

– Потому что главный вопрос для любого фильма: чем удивить зрителя? Конкуренция сейчас очень высока, и многие работы коллег отвернули зрителя от нашего кино в пользу американского. Нам бы хотелось вернуть зрителя, но возможности – технические, людские, финансовые – у нас разные. Некорректно сравнивать нашего “Вия” с “Ван Хельсингом”. Там денег, сил, возможностей гораздо больше, только над компьютерной графикой работали более трехсот человек. Мы такими ресурсами не обладаем. Но попытаемся, чтобы человек, идя на развлекательное кино, получал еще и ответы на свои вопросы.

– Будете дальше продвигать совмещение голливудской формы с нашим содержанием?

– Конечно. От себя ведь не уйдешь. Мы не можем стать американцами, мы – карагандинцы.

Караганда


[X]