Опубликовано: 16400

Самый молодой директор совхоза

Самый молодой директор совхоза

В этом году ровно 65 лет со дня принятия постановления ЦК КПСС «О дальнейшем увеличении производства зерна в стране и об освоении целинных и залежных земель».

Очередная дата со дня освоения целинных и залежных земель прошла буднично и незаметно. Ни в казахстанских, ни в российских СМИ практически не было публикаций на эту тему. Между тем, история освоения некогда пустовавших земель интересна хотя бы потому, что на целине можно было встретить людей, ставших гордостью страны.

Среди них был и Александр Христенко – человек, о котором надо писать книги и снимать фильмы, ибо таких людей мало. Достаточно сказать, что Александр Фёдорович стал третьим в Казахстане человеком, кто получил звание Халык Кахарманы.

Для меня, как и для многих нуринцев – уроженцев Нуринского района Карагандинской области, - Александр Фёдорович – личность легендарная. Ещё бы, в своё время один из самых молодых руководителей совхозов в Советском Союзе. Шутка ли, в 22 года стать директором целинного хозяйства, расположенного на берегу Нуры. И не просто стать директором, а вывести совхоз в число передовых. Кто-то скажет, что, мол, такие были времена, карьеру в те годы делали быстро. Всё так и не так. На моей памяти директора целинных совхозов, да и вообще руководители хозяйств моего родного района отличались многим. В первую очередь, это были люди – ответственные, для которых работа была главным смыслом жизни. Вот таким ответственным был и Александр Фёдорович.

Впервые фамилию Христенко я услышала в 9-м классе, когда вся школа, точнее, девчонки, бегали посмотреть в параллельный класс на новичка – плотного сложения брюнета.

«Сын нового начальника райсельхозуправления, красавчик, какой». – шептались девчонки. А тот не обращал внимания ни на кого.

Как позже оказалось, не потому, что был высокомерен, а просто не знал, как себя вести в незнакомой школе. Так мы познакомились с Сашей – Сан Санычем, как его позже стали называть. И уже позже, придя на работу в районную газету, встретилась и с Александром Фёдоровичем.

Большой, всегда заряженный какой-то неуёмной энергией, Александр Фёдорович постоянно находился в движении. Жизнь без работы была не  для него. Он вечно что-то изучал,  интересовался, как повысить урожайность полей. Наверное, эти качества и заметили в молодом пареньке сначала в целинном совхозе имени Пржевальского, откуда его забрали на работу в комсомол. Но, как оказалось, общественная работа пришлась ему не по вкусу. Он просился вернуться в совхоз. Вот так и стал в 22 года директором совхоза.

В «Киевском» урожаи зерновых были одни из лучших в Карагандинской области. Некоторые руководители других совхозов сетовали, мол, будь у нас земли на берегах Нуры и мы бы имели высокую урожайность.

Наверное, они были правы. За давностью лет уже и не помнишь многое, но в памяти отложилось, как главный агроном совхоза «Киевский» мне рассказывал, что Христенко пытался проводить опыты с тем, чтобы повысить урожайность пшеницы. Возможны, эти эксперименты и стали причиной нового назначения Александра Фёдоровича. После кабинетов на областном уровне он окунулся в атмосферу, по которой скучал и знал до тонкостей.

В феврале 1982 года Христенко назначили директором сельскохозяйственной опытной станции (Карагандинская СХОС). В 1991 году станция была преобразована в Карагандинский научно-исследовательский совхоз-институт сельского хозяйства. Здесь он проработал  почти 20 лет. И лишь болезнь заставила его покинуть этот пост в 2001 году.

С начала создания и по сей день, станция вносила огромный вклад в обеспечение семенами предприятия сельского хозяйства не только Карагандинской области, но и республики. Немало для этого сделал непосредственно Александр Фёдорович. И не случайно, что в канун Дня независимости в декабре 2017 года институту было присвоено имя Христенко и возвращено прежнее название. Сейчас институт называется – ТОО «Карагандинская сельскохозяйственная опытная станция имени А.Ф. Христенко».

Общаться с Александром Фёдоровичем больше я стала уже в Алма-Ате. Александра Фёдоровича избирали не раз депутатом Верховного Совета.

Приезжая на сессии, он собирал в своём гостиничном номере всех карагандинцев, устраивал вечеринки. С собой он неизменно привозил мясо, на которое и звал земляков. Помню, как однажды он мне посоветовал не расстраиваться по пустякам. Лишь спустя годы поняла, как он был прав. Целина – трудовой подвиг народа или авантюра Никиты Хрущёва

Казалось бы, что ему, человеку занятому, огорчения землячки? Ан нет. Оказалось, он заметил, что я чем-то расстроена и потому в перерыве между заседаниями подошёл ко мне и сказал те слова, при этом ни о чём не расспрашивая. Внимание к людям, умение посоветовать и направить - то, что его отличало Александра Фёдоровича с юности. Подтверждения тому я нашла в воспоминаниях первоцелинницы Н. Пузаковой: «Однажды, осенью, когда я работала учетчиком в бригаде, меня вызвали к директору совхоза Александру Федоровичу Христенко. … Александр Федорович сказал, что меня переводят в совхозный детский сад воспитателем. Я пыталась возражать, отказываться, но никакие мои отговорки не помогли. Христенко сказал мне: «Среднее образование есть, а высшее получишь». Кстати сказать, он был самым молодым директором целинного совхоза в Казахстане, сам учился и нас заставлял».

В моей памяти Александр Фёдорович остался высоким, энергичным человеком, никогда не боявшимся высказать своё мнение и отстаивать его.

Его любили и уважали коллеги-депутаты, которых он постоянно приглашал в гости в свою Ростовку (так называлось село, где располагалась СХОС). Вот что вспоминает о нём заместитель председателя Федерации профсоюзов РК Мухтар Тиникеев, а тогда тоже депутат Верховного Совета: «Если говорить одним словом, то это крестьянин, государственник. Человек, который свою жизнь посвятил выращиванию пшеницы твёрдых сортов для  морозостойкой почвы, с сильной клейковиной, он был директором института и на опытных полях выращивал пшеницу.

Я был у него дома под Ростовкой, у него бы скромный такой дом, помню, он включил мне фильм, где он ещё на уазике разъезжает. Я знал его сына Сан Саныча, работавшего вторым секретарём обкома комсомола. Дочь Ирина сейчас живёт в Караганде, замужем, муж у неё казах.

Когда мы были депутатами Верховного Совета, я помню, когда мы ездили в Караганду, он говорил: - Хочешь быть быстрее, езжай на самолёте, хочешь быть вовремя – езжай на поезде. Он садился на поезд, у него был свой  вагон, он уже был в Караганде, а мы из-за погодных условий не могли из Алма-Аты вылететь.

Это был такой человек, который постоянно знал всему цену, рассудительный был.

Принципиальный, по многим позициям имел своё мнение, один из первых Кахарманов Казахстана. И я думаю, что не зря Нурсултан Абишевич отметил его вклад в развитие страны таким высоким званием».

Депутат Верховного Совета 12-го и 13-го созывов Александр Перегрин после депутатства жил в Караганде, работал в теркоме. И у него остались самые тёплые воспоминания об Александр Фёдоровиче: «Он был прекрасным человеком. Абсолютный бессеребренник, великолепный руководитель, толковый депутат. Есть расхожая фраза: защищал интересы избирателей. Это о нём.  Он делал всё, чтобы отстоять их интересы, несмотря на ранг собеседника,  угрозы, которые, возможно, могли быть по следам его выступлений. Если примерами иллюстрировать:  он был совладельцем патента области на протираковый препарат, будучи руководителем института в Карагандинской области. Александр Фёдорович сразу оценил важность открытия и выделил земли под посевы эндемика - горькой полыни, и начал огромную стройку под будущее производство препарата. Он предполагал, что это будут производство и поликлиника, куда начнут приезжать со всего мира, с суперсовременным оборудованием для диагностики и лечения.

Размах был колоссальный. Но, то были 90-е годы. К сожалению, он так и не закончил это самое важное, наверное, дело своей жизни. Он говорил со страшной болью об этом, и всё время искал деньги. И стал самым главным врагом банковской системы, поскольку кредиты выдавали под бешеные проценты, а на такое он пойти не мог. Когда мы работали в теркоме, к нам приезжали американцы, которые в разговорах намекали на огромные деньги, которые они готовы были предложить совладельцам за этот патент. Переговоры продвигались вполне успешно, вроде бы другие совладельцы были согласны продать патент, но Христенко сказал: до тех пор, пока он жив, патент из Казахстана, никуда не уйдёт.

А ведь человек реально мог получить деньги и стать миллионером. Христенко это и в голову не приходило, настолько далёк был от этого.

Другой пример: терком предложил ему приватизировать институт, пытались уговорить его, Но Александр Фёдорович категорически отказался это сделать. Он считал, что институт должен остаться в ведении государства и его дробить нельзя.

Дело для него было важнее всего. Уникальные технологии в его хозяйстве применялись. Мы не раз бывали на его грибных плантациях, полностью автоматизированных. При этом управляли гигантскими площадями всего два человека.

С каким-то детским азартом он показывал нам, членам теркома, установки, с помощью которых влагу абсорбировали из воздуха. Рассказывал, как это сделано, как работает.

Уникальный человек, уникальные дела.

Александр Фёдорович абсолютно скромно жил, далёк был от дорогих авто и особняков. С горечью говорил, что пенсия у него меньше, чем у участкового притом, что был Халык Кахарманы номер три.

… На похоронах Александра Фёдоровича было много людей, просто скопище народа. Даже аксакалы, несмотря на болезни, пришли, чтобы проститься с Александром Фёдоровичем».

Почти то же самое об Александре Фёдоровиче могут сказать все те, кто хоть раз общался с ним.

Мне кажется, можно не праздновать годовщину освоения целины, но нельзя не вспомнить о людях, поднимавших её.

Среди них имя Александра Фёдоровича Христенко сияет как символ служения стране, делу, которое выбрал на всю жизнь.

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи