Опубликовано: 390

Ремонт школы для особенных детей в Карагандинской области завершился большим скандалом

Ремонт школы для особенных детей в Карагандинской области завершился большим скандалом Фото - Фото Ларисы ЧЕН

Капитальный ремонт здания Карагандинской областной школы-интерната № 3 для детей с ограниченными возможностями в развитии стал поводом не только для возмущения родителей учащихся, но и для проверки со стороны Антикоррупционной службы.

И те и другие засомневались в том, что 147 миллионов тенге, выделенных из областного бюджета, пошли по назначению…

“Временные трудности”

В начале прошлой недели в карагандинской школе-интернате царило небывалое оживление. Настороженные педагоги и улыбчивые дети с удивлением наблюдали, как комиссия из десяти человек придирчиво осматривала каждый класс, каждый закуток школы. В том числе и те, где до сих пор работают строители. Серьезные дяди в строгих костюмах, не боясь испачкаться, заходили в самый эпицентр ремонта, качали головами и цокали языками при виде плавящихся розеток, незакрепленного линолеума и наспех прикрытых дыр в стенах. Переговаривались между собой и задавали вопросы гидам – членам попечительского совета школы. А после экскурсии в актовом зале состоялось собрание, которое совместили с внеочередным выездным заседанием специальной мониторинговой группы при департаменте Агентства РК по противодействию коррупции (Антикоррупционная служба) по Карагандинской области.

Родители обратились к общественникам, чтобы они помогли им в разрешении сложившейся вопиющей ситуации: дети учатся в экстремальных условиях – в буквальном смысле среди стройки.

– История с ремонтом этой школы длится уже давно, – пояснила председатель попечительского совета Асель БЕКБАЕВА. – Четыре года назад средства на ремонт якобы были заложены в смете, но их нам не выделили. В этом году, когда сменился первый руководитель управления образования, деньги наконец пришли. Мы думали, что нам сделают капитальный ремонт и больше не возникнет вопросов ни к директору школы, ни к управлению образования. Но на сегодняшний день картина такова, что мы не просто недовольны вопиющими фактами недоделок, но и требуем отчета, на что пошли выделенные деньги.

Как рассказала Асель Шаймуратовна, все попытки прояснить этот вопрос у директора школы были безуспешными. Поэтому возмущенные родители стали искать помощи у госорганов, общественности и средств массовой информации.

– 21 сентября мы собирались в этом же актовом зале, чтобы спросить у директора: когда это закончится? Руководитель нас заверил тогда, что к 1 октября ремонт будет завершен и мы соберемся заново и будем обсуждать отчет об окончании ремонта. Сегодня уже 21 октября, а воз и ныне там! Директора школы перевели на работу в другую школу, подрядчик не отвечает на наши звонки, представитель технадзора во время учебного процесса ни разу здесь не появился. Поэтому нам не оставалось ничего иного, как обратиться в специальную мониторинговую группу при Антикоррупционной службе.

В рассказ председателя попечительского совета школы привнесла ярких красок родительница Гульнара ЖАКУПОВА. По ее словам, поводом для возмущения стали условия, в которых вот уже второй месяц учатся особенные ученики интерната.

– 1 сентября, когда дети пришли в школу, здесь была стройка. Кругом грязь, парты не установлены, стоят строительные леса, валяются гвозди, двор завален строительным мусором. Нам сказали: “Потерпите 10 дней. Потом еще 10 дней”. Ребенок мой все это время не ходил в школу, потому что я боялась его туда отпускать. Одна из родительниц рассказала, что прямо перед ней пролетела свалившаяся со здания облицовка. А если бы она упала на голову ребенка?! И когда 20 сентября ремонт продолжался, я уже не пошла к администрации школы, а обратилась на телевидение. 21 сентября директор пообещал на телекамеру, что 1 октября школа будет сдана на 100 процентов. И когда к указанному сроку всё осталось по-прежнему, я пошла в управление образования. И знаете, что меня поразило? Там всё знали, но считали, что ничего особенного в этой ситуации нет, говорили: “Это временные трудности”.

147 миллионов превращаются…

В юридические подробности ситуации присутствующих посвятил председатель специальной мониторинговой группы при департаменте Агентства РК по противодействию коррупции Карагандинской области Ермек АБИЛЬДИН:
– Нами было установлено, что 8 мая 2019 года между КГУ “Областная специальная школа-интернат № 3 для детей с ограниченными возможностями в развитии” управления образования Карагандинской области и ТОО “KARAGANDY SAULET-KURYLYS” был заключен договор о государственных закупках на капитальный ремонт здания на сумму 147 миллионов 478 тысяч 968 тенге. Несмотря на то, что по договору срок окончания работ установлен – 20 августа 2019 года, капитальный ремонт объекта не окончен по сей день. Несмотря на существенное нарушение графика работ, неполное и некачественное выполнение договорных обязательств подрядной организацией, между заказчиком и подрядчиком были подписаны акты выполненных работ и произведены соответствующие денежные расчеты.

Ермек Толеуулы сообщил также, что для того, чтобы разобраться в ситуации, им на заседание были приглашены первый заместитель руководителя Антикоррупционной службы по Карагандинской области Асхат ОРАЗХАН и заместитель руководителя департамента внутреннего государственного аудита по Карагандинской области Серик РЫСБЕКОВ.

Затем спикер задал вопрос о том, почему до сих пор подрядной организацией не закончены работы по ремонту школы, присутствующей на мероприятии заместителю руководителя ГУ “Управление образования Карагандинской области” Гульмире КАБДИЕВОЙ.

– Дело в том, что на момент выезда было выявлено: остались лакокрасочные работы, – ответила она. – Учитывая диагноз детей и тот фактор, что эти запахи будут негативно сказываться на их здоровье, мы разрешили подрядчику завершить работы в период зимних каникул. Согласно договору, у нас есть трехлетний срок, в течение которого они обязуются закончить работы.

– Три года – это же гарантийный срок! – зароптал зал.

Ответ представителя управления образования заинтересовал первого заместителя департамента внутреннего государственного аудита по Карагандинской области Серика Рысбекова. Он обратился к экс-директору школы-интерната Аралу ЕРЖАНОВУ с вопросом:
– Из разговоров сейчас я узнал, что какие-то работы не выполнены. В частности, лакокрасочные. Как они прошли по акту выполненных работ? И если эти работы не выполнены, как можно было производить стопроцентную оплату?
Ответ бывшего первого руководителя учебного заведения был столь же подкупающе наивен, сколь невнятен.

– Я эти деньги держал до 30 сентября, – сбивчиво объяснял бывший директор. – Потом был разговор, я консультировался. Мне сказали: “Арал Аманбаевич, технадзор подписал, авторский надзор подписал, подрядчики подписали. Объем работ соответствует, качество соответствует по всем параметрам. Если вы не подпишете, с вашей стороны уже подразумевается коррупционное правонарушение. Вы не подписываете, вы не платите деньги!”. Поймите правильно, я – учитель, преподаватель! Специалисты целой компании дают мне заключение. Я, как человек, захожу в класс или актовый зал: мне нравится. Крыша сделана, оконные проемы полностью заменены.

Такое объяснение должностного лица вывело из равновесия еще одного члена попечительского совета школы-интерната № 3 Нуржана ДЖАЛБИРОВА.
– Скажите, подписывая договор с подрядчиком, вы были руководителем этой школы или преподавателем? – задал он вопрос в лоб Аралу Ержанову.
– Руководителем, – нехотя признал тот.
– Если вы подали на должность руководителя, вы взяли на себя ответственность за всю организацию или только за педагогическую сторону?
– Как должностное лицо, за всю организацию.
– Вы сейчас раз пять или десять повторили: “Мне сказали”. Скажите, пожалуйста, кто на вас оказал давление, что вы взяли и подписали акт выполненных работ, когда по факту строительные работы не были закончены?
– Я консультировался, звонил. Если технадзор подписал, авторский надзор… Я вам еще раз говорю: когда я посмотрел, мне понравилось.
– Нам не понравилось! – возмутились родители.
– Что вы меня топите?! – не выдержав накала диалога, взорвался эмоциями экс-директор. – Поймите меня, получается, один директор принимает на себя ответственность!
– Нет, еще технадзор будет нести ответственность, – спокойно возра­зил Серик Рысбеков. – Его государство поставило, чтобы он следил за всеми техническими моментами, которые вы, как директор, не можете знать. А если он ставит свою подпись в акте выполненных работ, значит, тоже будет нести ответственность.

Кто виноват, проверка разберется

К общему сожалению, выяснилось, что ни представителей подрядчика, ни делегатов от технадзора на собрании нет. И потому отдуваться за всех них пришлось честно приехавшему на встречу представителю авторского надзора Амангельды КАЗКЕНОВУ.

– Да, мы делали этот проект, прошли государственную экспертизу, – признался он. – Общая стоимость его составляла 389 миллионов тенге, но таких денег управление образования не выделило. Сумма выделенных средств составила 171 миллион вместе с экспертизой, авторским и техническим надзором. Подрядчик выиграл 147 миллионов. Этих денег хватило только на кровлю, на замену всех окон и отделочные работы. Мои функции авторского надзора – контролировать, чтобы желания заказчика не шли вразрез со строительными правилами и нормами. Если заказчик говорит, что хочет заменить линолеум, я должен согласиться, потому что изменения несущих конструкций при этом не предусматривалось. А за качеством выполненных работ следит технический надзор.

Представитель авторского надзора отметил также, что обратил внимание на сомнительное качество выполненных работ, но полагал, что заказчик заставит подрядчика устранить погрешности.

– Знаете, обычно даже по окончании работ все деньги не выплачивают, пять процентов суммы оставляют. Я уезжал в командировку, вернулся, а бухгалтер говорит: “Управление образования все деньги выгнало”. А теперь каким образом воздействовать на подрядчика? Гоняться за ним?
Напоминание представителей Антикоррупционной службы о том, что в компетенции авторского надзора было наложение предписания, несколько смутило Амангельды Булатовича, но не поколебало в правильности своих действий. Впрочем, как и экс-директора, и представителя управления образования. Это обстоятельство вызвало возмущение общественников.

– У меня предложение к управлению образования, – высказался Ермек Абильдин. – Прежде чем переводить директора из одной школы в другую, надо убедиться в том, что он все свои обязательства выполнил в старой школе. Пусть ваше руководство выезжает с проверкой. И потом. Мы выяснили, что эта школа 1961 года постройки. Так вот, у меня сложилось впечатление, что стулья, на которых сидят особые дети, того же года выпуска. Вот пусть бы руководитель управления образования сорок минут посидел на них!

Его поддержал Нуржан ДЖАЛБИРОВ.

– Я сегодня здесь присутствую первый раз, но у меня визуально складывается впечатление, что из 147 миллионов здесь было реально вложено около 10 процентов, – прямолинейно высказался он. – Заявку подавал первый руководитель. Расчет тоже производил он. Насколько я понимаю, он был уже “на чемоданах”, так как собирался переходить на другую работу, и ему было уже без разницы, что здесь будет в дальнейшем. Скорее всего, он не ожидал, что обстоятельства сложатся подобным образом. Так вот, как член Гражданского совета Карагандинской области, я перед всеми участниками в присутствии СМИ заявляю ходатайство о том, чтобы назначили проверку в полном объеме. Начиная от документов и заканчивая экспертизой всего ремонта. На какую сумму он был выполнен фактически.

Его заявление нашло отклик у первого заместителя руководителя Антикоррупционной службы по Карагандинской области Асхата ОРАЗХАНА.
– Подготовьте, пожалуйста, все документы, – обратился он к Амангельды Казкенову. – Поскольку я беру это дело на свой личный контроль. Конечно же, после всего увиденного мы это так не оставим и будем досконально разбираться в сложившейся ситуации.
О результатах проверки Асхат Оразханович обещал сообщить родителям учащихся ОСШИ № 3 и общественникам.

КАРАГАНДА

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи