Опубликовано: 3100

Пьяный потерпевший – кошмар для следствия

Пьяный потерпевший – кошмар для следствия

Эта история произошла в Чимкенте в ноябре 1973 года: показания потерпевшего, который в момент нападения был настолько пьян, что не смог опознать грабителей, чуть было не стоили свободы двум невиновным.

Рассказывает бывший сотрудник городского уголовного розыска Бакытгали БАЛТАБЕКОВ.

– Я сам не принимал участия в расследовании, так как пришел служить в милицию лишь 3 года спустя после этих событий, но про них мне не раз рассказывали старшие коллеги.

Все ясно – алкаш!

Все началось с того, что возле городского рынка прохожие нашли истекавшего кровью человека. В его карманах ничего, кроме носового платка, не было. Прибывшим на место милиционерам раненый успел сказать, что зовут его Рустамом Хамзаевым, и тут же потерял сознание.

Ранение оказалось тяжелым, но потерпевшего быстро доставили в больницу, где местные хирурги сразу же прооперировали его. Хамзаев пошел на поправку. К сожалению, пациент, как ни старался, не мог вспомнить, кто же его ограбил.

– Я возвращался обратно в Чимкент поездом из Москвы, – пояснил он оперативникам. – Ехал в одном купе с двумя попутчиками. Было скучно, и поэтому мы постоянно ходили в вагон-ресторан, кушали и запивали водку пивом. Я сам тракторист, за хорошую работу меня премировали путевкой в Москву. Перед этим я заработал много денег, помню, как хвастался пачкой сотенных купюр перед попутчиками… Когда поезд прибыл в Чимкент, попутчики подвели меня к такси, усадили, сами сели в эту же машину. Дальше не помню ничего.

Начальник отделения милиции капитан РЫЖКОВ с любопытством разглядывал лежавшего на больничной койке Хамзаева.

– Значит, ограбили?

– Да, наверное, – горестно вздохнул тот. Вспомнил только, что у него с собой было почти 1,5 тысячи рублей.

На сцене появляется таксист

На следующий день в отделение явился молодой человек, назвался Али Сураевым и попросил провести его к начальнику. Он рассказал Рыжкову, что вчера вечером два незнакомца сели в его такси вместе с абсолютно пьяным мужиком. Вышли возле рынка, но не заплатили за проезд ни копейки. А чтобы водитель не возражал, пригрозили ему ножом.

– Я запомнил их лица и ножик тоже, – заявил Али. – На деревянной рукоятке была буква “М”. И прекрасно помню, в каких пальто, костюме и ботинках был их пьяный попутчик.

Такие подробности явились для капитана Рыжкова приятной неожиданностью.

Прощаясь, таксист сказал, что пару лет назад сам стал жертвой грабителей и с тех пор помогает милиции в борьбе с преступностью.

Спустя два часа в кабинет начальника отделения вошли три оперативника в компании с водителем такси Сураевым и незнакомым парнем лет 28.

Старший лейтенант доложил с порога:

– Товарищ капитан, нами задержан один из грабителей, которые похитили у потерпевшего Хамзаева вещи и деньги. Вот он! – старлей указал на парня. Тот держал в руках пальто и ботинки, но казался совершенно спокойным.

– Вещи принадлежат потерпевшему Хамзаеву, – продолжил доклад старший лейтенант.

Водитель такси опознал их, так же как и грабителя Спирина. Капитан Рыжков вопросительно взглянул на таксиста, тот утвердительно кивнул.

– Во время обыска в доме у Спирина нами был обнаружен и изъят самодельный нож из тракторного клапана, – продолжал старлей. – С буквой “М” на рукоятке.

Начальник отделения решил сам допросить задержанного, но тот сознаваться в ограблении не захотел.

По его словам, пальто и нож он видит в первый раз. По многолетнему опыту капитан знал, что очень часто преступники категорически отрицают свою вину, тем более в таких тяжких преступлениях. И хотя показания Спирина противоречили явным уликам, капитан решил не торопиться.

– Ваш адрес?

– Улица Ленина, дом 3. В то время, когда, как мне сказали, произошло ограбление, я ехал домой на попутной машине вместе с Андреем Афанасьевичем Постниковым. Вы его знаете? Он ведь раньше в милиции работал, а сейчас на пенсии.

Подполковника Постникова капитан Рыжков прекрасно знал. Если он подтвердит слова Спирина, то обвинение в грабеже отпадет. Но факт с обнаружением в доме у задержанного похищенного пальто и ножа... Да и могло быть так, что, ограбив Хамзаева, тот сел в машину и уехал к себе домой вместе с подполковником-пенсионером.

– Когда вы вчера закончили работу? – спросил капитан.

– Около 17 часов. Не успел переодеться, как пришел из школы младший брат, а он приходит ровно в пять. Я поел, потом сходил к соседу за гармонью. От него – к Витьке Чернову, с ним вместе в восьмом часу мы пришли на танцы. Домой вернулся в двенадцать ночи.

Странно, но показания Спирина выглядели правдивыми.

– Неужели ошибка? – засомневался Рыжков.

Но на очной ставке потерпевший Хамзаев опознал в Спирине одного из грабителей...

Не водитель, а настоящий опер!

На третий день следственно-оперативных мероприятий водитель Сураев за шиворот притащил в отделение милиции некоего Михайлова. По утверждению таксиста, этот гражданин и был вторым грабителем. И хотя подобную активность гражданского лица в расследовании преступления можно было только приветствовать, Рыжков поймал себя на мысли, что начал с подозрением смотреть на Сураева.

Но… потерпевший опознал и Михайлова!

Тот, естественно, все отрицал и заявил, что в день ограбления Хамзаева лежал в больнице, так как ему удалили аппендикс.

Направленный в больницу оперативник допросил врачей, слова Михайлова полностью подтвердились. Хирург под протокол показал, что в тот день Михайлов не то чтобы кого-то грабить, даже ходить не мог.

– Ладно, допустим, с Михайловым потерпевший ошибся. Но как быть с пальто и ножом? Их-то ведь точно изъяли в доме у Спирина… И почему этот таксист Сураев, вместо того чтобы возить пассажиров и зашибать деньгу, пашет похлеще любого из оперов? – размышлял начальник отделения милиции. – А что, если водитель сам при делах? Нет! Чушь! Потерпевший опознал бы его в первую очередь.

Однако дальнейшие события показали, что предположения Рыжкова насчет Сураева совсем даже не чушь.

Опрашивая железнодорожников, один из оперативников случайно наткнулся на сотрудника отдела кадров. Тот сказал, что вернулся в Чимкент из командировки одним поездом с потерпевшим. И даже видел, как Хамзаева усаживали в такси.

Но на очной ставке свидетель не опознал в Спирине и Михайлове тех, кто усаживал Хамзаева в такси!

Выходя из отделения, железнодорожник преподнес следствию еще один сюрприз.

– Так вот же один из них! – воскликнул он, увидев во дворе таксиста Сураева. – А остальные двое явно были его приятелями. Потому что они общались между собой и с водителем так, словно давно знали друг друга. И еще. Оба грабителя были одеты в одинаковые серые пиджаки!

Такое заявление нельзя было игнорировать. Сураева пригласили в кабинет Рыжкова, но он заявил, что железнодорожник ошибся.

– Да, в мою машину посадили Хамзаева. Я это и сам вам говорил, товарищ капитан! Но никаких серых пиджаков на грабителях не было!

На всякий случай Сураева задержали на трое суток.

Пока он отдыхал в КПЗ, к Рыжкову пришла молодая девушка и сказала, что она – сестра задержанного Спирина, Анастасия.

– Не хотела идти, но вы же обвиняете брата в ограблении! Почему он сидит в камере, когда настоящие бандиты на свободе, насилуют девушек и ножи носят! – зарыдала гостья.

– Извините, – перебил ее Рыжков, – вы это про кого?

– Вы его прекрасно знаете, – всхлипнула Анастасия. – Он постоянно возле вас трется, возит в своем такси!

Помощник милиции оказался бандитом

– Так, значит, все-таки Сураев? – подумал капитан и предложил девушке рассказывать дальше.

– Моя соседка Жамиля недавно прибежала ко мне вся в слезах и в разорванном платье. Говорила, что села к Сураеву в машину, а он завез ее на окраину и изнасиловал! – сказала Анастасия.

– Почему заявление не написала? – задал резонный вопрос Рыжков.

– Испугалась она. Сураев сказал: пойдешь в милицию, зарежу! – ответила собеседница. – Он же всегда с ножом ходит.

– С каким ножом? – заинтересовался капитан.

– Большой такой, а на ручке буква “М”.

– Этот? – Рыжков вынул изъятый у Спирина нож.

– Да!

– Его у вашего брата в доме нашли.

– Значит, Али его туда и подбросил! – заявила Анастасия.

– Вы бы полегче с обвинениями, – попросил ее капитан.

– Чего уже там полегче. Али ко мне приходил как раз накануне. Замуж предлагал. Я отказалась. Тогда он меня за волосы схватил, а тут как раз брат вошел. Он избил Сураева. Тот на прощание пообещал нам беду.

После того как Анастасия повторила показания следователю, капитан спросил у задержанного Спирина, почему тот сразу не рассказал о ссоре с Сураевым.

– Насте замуж надо выходить, а кто ее после возьмет, если разговоры пойдут, что к ней этот бандит клеился, – пояснил Спирин.

Вызвав на допрос Сураева, Рыжков сразу же и очень жестко надавил. Сказал, что сообщит в колонию, куда того обязательно отправят, что он насильник. И жизнь на зоне для Али сладкой явно уже не будет.

В итоге после получасовых запирательств Сураев сломался. Он не только сдал двух своих земляков, которых оперативники задержали через полчаса на городском рынке, но и рассказал о целой серии преступлений. На вопрос, почему на его ноже буква “М”, Сураев ответил, что его полное имя Али-Магомед.

Преступники присматривали жертв на рынке и вокзале, а потом усаживали в такси и увозили в укромное место. Там грабили, избивали, иногда даже били ножом.

Показания подкрепили обувь, одежда, наручные часы, кольца и деньги, которые милиционеры изъяли по тем адресам, где проживали подозреваемые. Так были раскрыты сразу пять ограблений, два убийства, одно покушение и четыре изнасилования.

– Сволочи вы! – заорал на суде потерпевший Хамзаев и кинулся на обвиняемых с кулаками.

Но конвоиры вовремя оттащили его.

– Заткнись! – прошипел ему в ухо капитан Рыжков. – Из-за тебя, пьянь, чуть было не посадили двух ни в чем не повинных людей!

Троих подсудимых суд приговорил к лишению свободы на срок от 10 до 12 лет.

Потерпевшего Хамзаева за его выходку на процессе приговорили к 15 суткам административного ареста. И заслуженный тракторист исправно подметал милицейский двор.

Имена и фамилии действующих лиц изменены по этическим соображениям

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Новости партнеров